Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Экономическая жизнь еврейского народа во время вавилонского пленения, второго Храма и римского господства

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

В диаспоре после падения Первого Храма

Падение Иерусалима стало поворотным пунктом еврейской экономической истории. Эрец-Исраэль была не только жестоко опустошена, но и утратила значительную часть еврейского населения, которое или погибло в боях, или было депортировано вавилонянами, или покинуло страну. Утрата наиболее активной части общества — членов царского дома, священнослужителей, крупных землевладельцев и ремесленников — еще более усугубила потери населения и материальный ущерб. Многие древние завоеватели видели в депортации мастеров по обработке железа — главных поставщиков оружия и рабочего инструмента — способ разоружения завоеванных народов. Оставшиеся в Эрец-Исраэль израильтяне, лишенные руководства, были вынуждены усваивать более примитивный образ жизни своих соседей-язычников.

В то же время изгнанники в Вавилонии присоединились к постоянно растущей еврейской диаспоре. Есть основания полагать, что некоторые израильтяне, изгнанные из Северного царства ассирийцами в 733–719 до н. э., продолжали исповедовать религию предков и на чужбине. Их потомки, а также потомки иудеев, изгнанных Санхеривом в 702 до н. э., объединились с новыми изгнанниками и образовали сильную общину. Изгнанники создали новый центр в районе Ниппура — второго по величине города Вавилонии, расположенного на реке Кебар.

За пределами Вавилонии в Египте был основан ряд еврейских общин; наиболее известна еврейская военная колония в Элефантине (Верхний Египет), созданная, вероятно, Псамметихом II (около 595–589 гг. до н. э.) для защиты южной границы Египта от вторжения нубийцев. Задолго до этого евреи начали расселяться по всему Ближнему Востоку, особенно после 549 г. до н. э., когда Кир и его преемники основали огромную Персидскую империю.

Еврейские поселенцы быстро интегрировались в окружающие экономические структуры. Несмотря на обостренные мессианские чаяния большинство из них, следуя совету Иеремии, строило дома, обзаводилось семьями и надолго устраивалось в новых странах. В особенности в Вавилонии евреи вступили в процессы развитого торгового обмена. В архивах торгового дома Мураши идентифицированы не менее 70 еврейских имен, среди них были землевладельцы, которые вели операции в крупных масштабах с представителями этого дома.

Арамейские папирусы Элефантины содержат некрупные по масштабу деловые контракты, поскольку колония представляла собой военный лагерь, который добывал средства к существованию посредством обработки земли. Другие египетские поселения, такие как упоминаемые у Иеремии (44:1) Магдол, Тафнис и Ноф, которые исследователи отождествляют с Магдалом, Дафне и Мемфисом в Нижнем Египте, предоставляли еврейским поселенцам и другим пришельцам из Азии гораздо более широкие возможности. Некоторое представление о более крупных операциях дает ряд других папирусов, изученных за последние десятилетия.

Многие евреи, особенно в Вавилонии, нажили значительные состояния и поддерживали тесные политические и деловые контакты с правящими классами страны, что позволило им приступить к переселению тысяч единоверцев в Эрец-Исраэль. В своем первом декрете Кир объявил, что те евреи, которые остаются в странах рассеяния, должны снабдить возвращавшихся изгнанников «... серебром, и золотом, и иным имуществом, и скотом, с доброхотным даянием для дома Божия, что в Иерусалиме» (Эз. 1:4).

В Эрец-Исраэль после возвращения

Возвратившиеся в Эрец-Исраэль евреи нашли страну в разрухе; новые соседи встретили их крайне враждебно. Как только семьи вернувшихся, основываясь на сохранившихся записях, начали требовать возвращения земель, оставленных предками, они натолкнулись на упорное сопротивление. Руководство евреев должно было вести продолжительную борьбу против враждебных действий соседей, с одной стороны, и против увлечения евреев образом жизни других народов, с другой.

В течение нескольких веков автономная территория евреев занимала не более 3000 км² в самом Иерусалиме и его окрестностях. Отрезанные от морского побережья финикийцами (об этом свидетельствуют так называемые Эшмуназаридские надписи), евреи занимались земледелием, мелкой торговлей и ремеслом. Социально-экономические проблемы обострились из-за тяжелых налогов, взимавшихся персидскими властями. Экономические трудности и жалобы народа описаны в книге Нехемии (Нех. 5:2–5).

Нехемии удалось убедить высшие классы отказаться от претензий, возвратить земли их законным владельцам и на какое-то время восстановить равновесие в обществе. Но действия высших чиновников, один из которых подчеркнул, что он «хлеба областеначальнического не требовал, так как тяжелая служба лежала на народе сем» (Нех. 5:18), облегчили положение лишь временно. Положение в Иерусалиме также было неудовлетворительным. Нехемия предпринял специальные меры, чтобы предотвратить бегство жителей Иерусалима, в особенности служителей Храма, в сельскую местность. И все же продолжительный мир на границах Персидской империи сделал жизнь более или менее сносной.

Смена персидской власти властью Птолемеев и Селевкидов открыла широкие возможности и для евреев Эрец-Исраэль, и для евреев диаспоры. Эллинистическая цивилизация существенно способствовала обмену между различными провинциями, а также обмену между евреями Эрец-Исраэль и растущей диаспорой. Законы Александра Македонского, Птолемея III и Антиоха III Великого давали еврейскому самоуправлению возможность создать благоприятные условия в области хозяйства.

Поскольку Иерусалимский храм стал в то время центром для миллионов евреев диаспоры, страна получила большие доходы от сбора в полшекеля, налагавшегося ежегодно на каждого мужчину-еврея, а также от добровольных даров евреев из различных стран. Богатый египетский еврей по имени Никанор даровал Храму бронзовые ворота, названные его именем. Закрыть или открыть эти ворота могли, по описаниям, только 20 человек.

Тысячи паломников считали высшим религиозным долгом хотя бы раз в жизни посетить Храм и принести в нем жертвы. Некоторые паломники приносили с собой немалые средства, собранные для Храма в их общинах. Монеты, собранные этими группами, существенно отличались друг от друга по весу и по достоинству, так как многие города чеканили собственную монету. Чтобы облегчить обмен, власти Эрец-Исраэль способствовали открытию меняльных контор во всех частях страны, а за несколько недель до праздника Песах — на самой Храмовой горе.

Большие доходы Храма вызывали алчность римских чиновников, в частности, губернатора Апамеи Люция Валерия Флакка. Однако позднее римское законодательство разъяснило вопрос о пожертвованиях, предназначенных Храму и старейшинам Эрец-Исраэль, и распространило на них действие закона о запрете святотатства (налог с Храма считался святотатством).

Экономика страны быстро развивалась. Сельское хозяйство по-прежнему оставалось основой всей социальной структуры общества. Благодаря опыту многих поколений в орошении крестьяне осваивали новые земли, что способствовало росту урожаев. Видимо поэтому рабби Иосе (2 в.) говорит о семени, дающем пятикратный урожай (Кт. 112а), противопоставляя этот результат значительно большей отдаче земли в прошлые времена. Однако и в его время некоторые территории по-прежнему давали 10–15-кратный урожай (что вполне сопоставимо с древней Италией).

Основу хлебного рациона по-прежнему составлял ячмень. Финики, виноград, маслины и инжир продолжали оставаться главной составляющей как местного потребления, так и экспорта. Несмотря на рост населения, Эрец-Исраэль по-прежнему могла вывозить фрукты и овощи. Некоторые отборные фрукты поставляли к столу римских императоров, несмотря на то, что конкуренты в Италии, Испании и Греции выращивали те же культуры. Эрец-Исраэль обладала своеобразной монополией на бальзамическую пихту, выращивание которой осуществлялось на «тучных землях Иерихона». Получаемый из нее бальзам нередко продавался на вес золота. По сообщению Плиния Старшего, во время Иудейской войны I евреи вырубали пихты, чтобы они не достались врагу.

Растения считались национальным богатством, а рубка деревьев без особой нужды — серьезным преступлением. Выражение «дровосек и сын дровосека» считалось крайне оскорбительным. Виноградная гроздь, пальма и оливковое дерево часто использовались как символы еврейского народа, их изображениями украшали богатые еврейские могилы на древних кладбищах и в римских катакомбах. В сравнении с земледелием животноводство играло меньшую роль. Крупным потребителем продукции животноводства был Храм с его жертвоприношениями, в особенности в праздник Песах, когда тысячи семейств ожидали очереди, чтобы принести в жертву ягненка.

Продукция животноводства поступала в основном из-за Иордана или с юга страны, где нехватка воды затрудняла интенсивное земледелие. Животноводческие районы были беднее, они были удалены от центров учености. В эпоху Второго храма пастух пользовался меньшим уважением, чем в эпоху Первого храма. Законоучители этого периода пренебрежительно отзываются о пастухе как о неуче, свидетельство которого в суде недостойно доверия. То же относится к голубятникам, поскольку они нередко вовлекались в азартные игры, весьма популярные в греко-римском мире.

Перемены в области торговли и ремесла основывались скорее на интенсификации существующих процессов, чем на изменении тенденций или новшествах в способах производства. Большую часть данной эпохи еврейское население по-прежнему оставалось отрезанным от морского побережья, где прежние поселения филистимлян и финикийцев сменили эллинистические города-государства. По этому поводу Иосиф Флавий замечает: «Страна, которую мы населяем, расположена не на побережье, и мы не одобряем занятие торговлей и возникающее вследствие этого общение с другими народами» (Апион 1:12–60).

В то же время намерение Хасмонеев двинуться к морю было остановлено лишь римским завоеванием; кроме того, в Яффе и Кесарии были значительные еврейские общины. Некоторые евреи все же занимались морской торговлей, владели судами, а во время Иудейской войны еврейские пираты угрожали путям снабжения римских легионов, блокировав Яффский порт. Однако большинство еврейских торговцев были держателями лавок, посредниками и прочими мелкими дельцами.

Как и прежде, евреи организовывали собственные объединения. Этому способствовал рост греко-римских объединений, которым власти нередко давали привилегии. Некоторые ремесла были сосредоточены в особых поселениях или особых кварталах городов. В битве за Иерусалим римляне атаковали «ту часть нового города, где жили торговцы шерстью и кузнецы, где находился платяной рынок...» (Война 5:8:1). Страна была бедна металлами, и почти все виды металлов приходилось ввозить, однако ее ткани, в особенности лен, пользовались известностью.

В более позднем списке императора Диоклетиана (284–305 гг.) наиболее высокой ценой отличается лен, вытканный в Бейт-Шеане (Скитополисе). Район Мёртвого моря снабжал страну разнообразными минералами (римляне именовали водоем Асфальтовое озеро). Спрос на изделия создавал также Храм. Поскольку Храм был частично недоступен для простых жителей, некоторые работы в нем выполняли священнослужители; так, упоминается о тысяче священнослужителей, работавших в качестве ремесленников.

В целом экономическое положение страны было бы благоприятным, если бы не чрезмерные поборы, взимавшиеся как администрацией Ирода I, так и римской бюрократией. Основное налоговое бремя падало на крестьян. В виде крупного облегчения римская власть снизила поборы государства с крестьян с трети до четверти урожая. Однако в реальной практике мытари, бравшие за огромные деньги откуп на сбор налогов, вымогали больше, чем требовал закон. Кроме того, в частях Эрец-Исраэль, населенных евреями, надо было, согласно библейским законам, отчислять первую десятину левитам, дары священнослужителям примерно в размере 2% урожая, а также каждые два года из трех лет — еще одну десятину на бедняков Иерусалима.

Соблюдение законов субботнего года не только вело к потере урожая седьмого года, но и не стимулировало культивацию земли за год до того. При сборе десятины проделывались мошеннические операции. Общее число священников и левитов, по-видимому, не превышало 3% населения Эрец-Исраэль и 1% всего еврейского населения мира, и им полагалось 12% всего урожая. Но высокопоставленные священнические роды использовали свою политическую власть, чтобы обездолить своих собратьев по священническому сословию. Иосиф Флавий сообщает, что слуги первосвященника Анании (Ханания; 47–59) «приходили в помещения для обмолота и силой отбирали десятину, принадлежавшую другим священникам, и не удерживались от того, чтобы избивать людей, чтобы не дать им десятины..., так что священники, в особенности старики, нуждавшиеся в пропитании от десятины, умирали от нехватки пищи» (Древ. 20:181).

Трудности ведения малого крестьянского хозяйства вызывали миграции сельского населения в города и рост прослойки городской бедноты. Хотя в экономике многих небольших городов сельское хозяйство играло ведущую роль, более крупные города, особенно Иерусалим, превратились в центры торговли и ремесла. В такие города устремлялись безземельные крестьяне, готовые на неквалифицированную работу за низкую плату.

Задолго до падения Иерусалима большая часть еврейского народа уже жила вне пределов Эрец-Исраэль. Различия между еврейством Эрец-Исраэль и еврейством других стран стиралось, так как евреи в стране постепенно становились меньшинством.

Положение меньшинства повлияло и на экономическую жизнь еврейства. Многие общины Средиземноморья, в том числе еврейская община Рима, ведут свое происхождение от еврейских пленных, взятых римлянами и проданных в рабство. Евреи, однако, не оставались в рабстве долгое время: семьи и общины предпринимали всевозможные усилия, чтобы освободить пленников. Римские законы облегчали освобождение рабов при условии, что вольноотпущенники сохраняли определенную форму связи со своими патронами и оказывали им некоторые важные хозяйственные услуги. Однако сначала вольноотпущенникам приходилось присоединяться к массе городской бедноты.

В особенности это было заметно в Риме, где многие евреи получали пособия. Август (27 г. до н. э. – 14 г. н. э.) наделил еврейских получателей пособий особыми льготами, разрешив им по пятницам получать двойную порцию хлеба, чтобы достойно встретить субботу, а также отказываться от масла и получать его стоимость в деньгах. Так римский император решил проблему «масла иноверцев», занимавшую законоучителей Эрец-Исраэль.

И все же главным занятием бывших рабов и многих свободных евреев оставалось сельское хозяйство. Большинство из них занималось земледелием на родине, и при первой возможности они возвращались к обработке земли или как мелкие крестьяне, или как наёмные работники. В странах с большой концентрацией евреев, особенно в Египте и Вавилонии, многие выращивали виноград (эту культуру евреи и греки ввели в Египте) и масличные деревья (видимо, евреи периода пленения ввели эту культуру в Вавилонии). Они также способствовали увеличению производства фиников и других фруктов, а также зерновых культур. Плантации фиников давали высокие урожаи.

Чтобы облегчить своим единоверцам конкуренцию с крестьянами-неевреями, законоучители Вавилонии освободили евреев стран рассеяния от соблюдения заповеди субботнего года и даже от уплат левитам. Эти заповеди были включены в число тех законов, которые должно выполнять только в Эрец-Исраэль. Позднее под бременем римских налогов и в особенности после реформ Диоклетиана, который ввел род поземельного налога с территориальных групп населения (так называемых югеров) независимо от этнических и религиозных различий между владельцами земли, амора из Эрец-Исраэль Яннай разрешил также крестьянам Эрец-Исраэль «из-за налогов выходить на поля и сеять даже в субботний год» (Санх. 26а).

Некоторые виды промыслов, например пивоварение, также были связаны с сельским хозяйством. В отличие от Эрец-Исраэль, где предпочитали столовое вино, в Вавилонии издревле потреблялось много пива, один из сортов которого приготовлялся из смеси ячменя и фиников. Сообщается, что не менее трех вавилонских законоучителей — Хуна, Хисда и Папа (см. Содержание трактатов Вавилонского Талмуда) приобрели значительное состояние от пивоварения.

Евреи были активны и в других производствах и подчас создавали свои объединения. Однако ремесла кожевников, собирателей собачьего помета и рабочих медных рудников считались унизительными из-за дурного запаха, исходящего от этих людей. Ѓалаха разрешала женам требовать развод у мужей на том основании, что они занимаются этими ремеслами. Йеhуда hа-Наси говорил: «Мир не может существовать без изготовителей благовоний и кожевников. Счастлив тот, кто изготовляет благовония. Горе тому, кто вынужден зарабатывать на жизнь, занимаясь кожевенным делом» (Кид. 82б).

Судоходство приобрело большее значение, чем в прежние времена. Мореходному объединению александрийских евреев римские власти были вынуждены в 390 г. дать важные привилегии («Кодекс Феодосия»).

Наиболее существенная перемена, вызванная перемещением центра еврейского мира в диаспору, состояла в резком увеличении участия евреев в торговле. Евреи-рабы, занятые в торговле своих владельцев, также приобретали торговые навыки, которые они могли использовать, став вольноотпущенниками. Поэтому резко выросло число еврейских торговцев всякого рода, от мелких разносчиков до крупных негоциантов. Однако их доля в еврейском населении стран рассеяния не превышала доли торговцев среди коренного населения.

Денежные операции также приобрели определенное значение в еврейской экономической жизни. Ѓалаха запрещала выдавать ссуды под проценты евреям, а некоторые законоучители пытались ограничить выдачу ссуд (под проценты и без процентов) даже иноверцам, за исключением тех случаев, когда не было другой возможности заработать на жизнь (БМ. 70б-71а). Но еврейские ростовщики научились обходить постановления Ѓалахи, например, брали вместо процентов высокие штрафы за нарушение сроков платежей, вмешивались в пользование заложенным имуществом и т. п.

В империи Сасанидов (224–642 гг.) никогда не была достигнута та степень экономической свободы, которая существовала в первые годы Римской империи. Духовные лидеры народа должны были постоянно приспосабливать традицию к обеим системам с помощью новых толкований. Такая гибкость раввинистического законодательства оказалась весьма полезной для насыщенной нововведениями экономической деятельности еврейских общин средневековья. Одним из результатов растущего государственного контроля в обеих империях стала определенная регламентация занятий и структур цен; это вынудило евреев определить своего рода территориальные тарифы на перевозки, установить надзор за системами мер и весов и даже назначить максимальные цены. В то же время усиление торговых ограничений, таможенных барьеров и бесчисленные поборы серьезно ограничили обмен между различными провинциями Римской империи.

Значительной переменой было резкое ослабление внутренних экономических противоречий в еврейских общинах. Перед лицом враждебности со стороны большей части окружающего населения евреи, и бедные, и богатые, вынуждены были укреплять общинные связи. Многие евреи оказались в зависимости от разветвленной общинной системы социального обеспечения. Значительно влияли на общины экономические последствия антиеврейских беспорядков. Первые такие беспорядки с участием александрийского плебса и при поддержке римского наместника Авилия Флакка, произошедшие в 18 г. н. э., описаны их очевидцем Филоном Александрийским: «Но еще более ужасным злом [чем грабежи] стало лишение источников дохода, ибо всем — земледельцам, морякам, торговцам, ремесленникам — было запрещено заниматься привычным делом, так что нищета наступала с двух сторон: во-первых, грабежи, в один день лишившие их всего имущества, а во-вторых, невозможность зарабатывать на жизнь привычным делом» («Против Флакка», в русском переводе М.—Иер., 1999 г., «Библиотека Флавиана», т. 3, с. 25).

В трудных условиях исчезла взаимная неприязнь, существовавшая между образованным сословием и простыми людьми. Кроме того, препятствие к сближению двух групп было устранено с отменой десятины для левитов в странах рассеяния.

Источники

  • КЕЭ, том 10, кол. 513–519
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ЭКОНОМИКА. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА ВО ВРЕМЯ ВАВИЛОНСКОГО ПЛЕНЕНИЯ, ВТОРОГО ХРАМА И РИМСКОГО ГОСПОДСТВА в ЭЕЭ