Толкование, экзегеза и критические исследования Библии (еврейский взгляд)

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск



Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья





Библия. ТОЛКОВАНИЕ, ЭКЗЕГЕЗА И КРИТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ БИБЛИИ.

Содержание

Талмудическая и средневековая экзегеза

Обширная талмудическая литература (Устный Закон) является, по существу, своеобразной компиляцией герменевтической (поясняющей) и аналитической экзегезы Библии (Писаного Закона).

Таннаи (1–2 вв. н. э.) и амораи (3–6 вв. н. э.) применяли свои экзегетические методы к проблемам богословия, этики, лексикографии, гомилетики, религиозного закона и гражданского права.

Их труды собраны в Талмуде, который был окончательно отредактирован около 500 г. н. э.

Но и после завершения Талмуда толкование Библии занимает важное место в еврейской литературе, причем не только в книгах, специально посвященных этому вопросу, но и в сочинениях по философии, лингвистике и т. п.

В широком смысле различаются два основных подхода к толкованию Библии — буквальный и гомилетический.

В первом случае комментатор основывается на прямом, очевидном значении текста и, учитывая контекст, стремится к объективной, с его точки зрения, интерпретации.

При гомилетическом подходе идеи самого комментатора вплетаются в текст, даже если прямое значение слов и контекста явно отличается от его весьма субъективной интерпретации.

Гомилетический комментарий развился в связи с необходимостью приводить высказывания Библии в соответствие с преобладавшими в ту или иную эпоху воззрениями.

В период расцвета культуры и науки в мусульманских странах евреи проявляли живой интерес к философии и лингвистике.

Новый этап в толковании Библии ознаменовали труды Саадии Гаона (10 в.). В результате его исследований, для которых характерно сочетание философского и лингвистического подходов, библейские комментарии перешли из сферы гомилетики к разъяснению и прямому толкованию библейского текста.

Иной характер носят толкования, составленные Раши и его преемниками в Северной Франции (11 в.).

В них явно различимы две противоположные тенденции: с одной стороны, склонность к гомилетическому толкованию, а с другой — сознательные усилия объяснять библейский текст в соответствии с его прямым значением.

Эти две системы синтезировал в своем комментарии к Библии Моше бен Нахман (Нахманид) в 13 в.

Он впервые применил к толкованию библейских текстов также и каббалистический подход (см. Каббала).

Начиная с эпохи эллинизма, был весьма распространен аллегорический метод толкования Библии (Филон Александрийский и др.).

Под влиянием рационалистической философии (Маймонид), с одной стороны, и диаметрально противоположных ей каббалистических воззрений, с другой, этот метод достиг своего расцвета в позднее средневековье.

Научное исследование и критика Библии

В эпоху, последовавшую за Реформацией, изучение Библии перестало быть исключительно делом раввинов и христианского духовенства. Библия стала учебным предметом, преподававшимся в светских университетах.

Возникновение нового подхода к Библии связано с именами таких крупных философов и ученых, как Рене Декарт, Барух Спиноза, который подверг сомнению даже такой фундаментальный догмат, как авторство Моисея в отношении Пятикнижия, Гуго Гроций, который заслужил прозвание «отца» историко-критического метода исследования Библии.

Своими философско-критическими произведениями содействовали развитию библейской научной критики также Готхольд Эфраим Лессинг и Иммануил Кант.

Многие из идей этих ученых были внесены в науку о еврействе, причем особенно большую роль сыграл в этом Моше Мендельсон и его преемники.

Критическое научно-рационалистическое исследование Библии, включающее — в противоположность богословской интерпретации текста и канона — анализ ее исторических, идеологических и литературных аспектов, вызвало резкое сопротивление со стороны многих христианских и еврейских религиозных кругов.

Критическое изучение Библии, в особенности Пятикнижия, продолжили такие ученые, как Мартин де Ветте (1780–1849) и Генрих Эвальд (1803–1875).

Основополагающий труд в этой области — «Введение в изучение истории Израиля» Юлиуса Вельхаузена (1878), в котором впервые систематизированы критические исследования и создана новая цельная концепция религиозной истории Израиля.

Вельхаузен классифицировал библейские тексты, относя их к различным источникам («литературным документам») в соответствии с историческими этапами.

Основными источниками, по его мнению, были (в хронологическом порядке): Яхвист (J), Элохист (E), Дейтерономист (D) и Жреческий кодекс (P).

Вельхаузен постулировал постепенную эволюцию религиозной идеи в Библии от раннего анимизма (одухотворение сил природы) в эпоху патриархов к «этическому монотеизму» пророков (8 в. до н. э.).

В теорию Вельхаузена внесено много изменений его преемниками и критиками. Его концепция прямого поступательного исторического развития в значительной мере опровергнута.

Однако его метод исследования и классификации источников по сей день оказывает огромное влияние на библейскую науку.

Исследование Библии еврейскими учеными в новое время

Моше Мендельсон — «отец Просвещения» среди евреев — был также основоположником библейской экзегезы эпохи Хаскалы и изложил свои взгляды в комментарии на иврите, изданном вместе с переведенной им на немецкий язык Библией.

В последующий период еврейские ученые усвоили преобладавший в немецких университетах критический метод, о чем свидетельствует ряд опубликованных в 19 в. трудов, посвященных исследованию Библии.

Непосредственно экзегезой библейских текстов занимался только Г. Грец (его комментарии к Песне Песней, Экклесиасту, 1871, и Псалмам, 1881).

Из Германии просветительские тенденции проникли в Италию и оказали влияние на еврейских комментаторов Библии.

Анализируя древние переводы Библии и опираясь на достижения семитологии, Шмуэль Давид Луццатто (Шадал) ввел метод эмендации — исправления текста Библии на иврите. Часть его эмендаций до сих пор используется в библейских исследованиях.

В конце 19 в. – начале 20 в. еврейские комментаторы Меир Фридман (Иш-Шалом; 1831–1908), Биньямин Сольд (1829–1902) и Арнольд Эрлих (1848–1919) составили новые комментарии к Библии на иврите.

Первые два автора, хотя и были знакомы с современной им библейской критикой, следовали, в основном, традиционному раввинистическому толкованию.

Для Эрлиха же характерен несколько критический подход к традиционным комментариям и учет нееврейских библейских исследований.

Было бы ошибочно полагать, что в период Хаскалы иудаизм совершенно освободился от догматического подхода к Библии.

Критичность еврейских ученых зависела от степени святости той части Библии, которой они занимались.

Поэтому они более всего исследовали Писание (Агиографы), меньше — книги Пророков и очень мало — Пятикнижие.

Национальное еврейское возрождение изменило подход к Библии и привело к ее переоценке. На еврейских ученых оказала сильное и глубокое влияние нееврейская библейская критика.

В комментарии Аврахама Каханы (1904–30) приводятся выводы нееврейских исследователей в области семитской филологии, в частности иврита, и сравнительного литературоведения, а также выводы, основанные на новых открытиях, проливающих свет на историю Древнего Востока, и на новых методах изучения библейских источников.

Израильский филолог Н. Тур-Синай (Торчинер) подвел итоги своим исследованиям языка Библии в книге «Пшуто шел Микра» («Прямое значение Писания»; тт. 1–4, 1962–68), где он предлагает многочисленные эмендации текста.

Детальному разбору Библии с исторической, философской, социологической, литературной и религиозной точек зрения посвящен монументальный труд И. Кауфмана «Толдот hа-эмуна hа-исреэлит» («История еврейской веры»).

Кауфман составил также комментарий к книге Иехошуа бин Нуна (1959, 1963) и к книге Судей (1962).

Глубокие аналитические интерпретации Кауфмана содержат много сильных аргументов против библейской критики Вельхаузена и его школы.

В Израиле были предприняты попытки составить новый научный комментарий ко всем библейским книгам. Полные комментарии к Библии имеются на современном иврите лишь на уровне учебников для средних школ (например, комментарии Ш. Л. Гордона и У. Кассуто — Э. Ш. Хартома).


Археологические изыскания в библейской науке

По-видимому, одним из основных факторов, приведших к изменению теории Вельхаузена, были именно открытия археологии.

В этой области, так же как и в смежных филологических дисциплинах, важнейшую роль сыграли исследования современных ученых Израиля.

Археология создала конкретный исторический фон для изучения образа жизни и литературы древнего Израиля.

Археологи (в особенности У. Ф. Олбрайт) доказали высокую степень достоверности библейской исторической традиции в ее общих чертах.

Из множества археологических находок (см. Археология) особое значение для библейских исследований имеют найденные в северной части финикийского побережья, в Рас Шамра (древний Угарит, разрушенный в 12 в. до н. э.), древнейшие литературные памятники, а также свитки Мёртвого моря.

Угаритские документы, включающие три больших эпических произведения, проливают свет на ханаанскую языческую мифологию, против которой боролись авторы библейских книг.

Написанные на близком к библейскому ивриту северо-западном семитском языке, памятники Угарита способствовали разъяснению целого ряда слов, понятий и отрывков в библейских текстах, ранее непонятных или труднообъяснимых, и послужили основой сравнительного изучения литературных источников древней сиро-ханаанской культуры.

Свитки Мертвого моря также имели огромное значение для понимания сложных вопросов иудаизма последних веков до нашей эры — начала нашей эры и происхождения христианства.

Будучи почти на тысячу лет древнее самых ранних известных прежде библейских рукописей, они не оставили места для господствовавших среди некоторой части ученых сомнений относительно древности и подлинности многих текстов библейских книг.

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья БИБЛИЯ в ЭЕЭ