Новый сайт всех книг и материалов Пинхаса Полонского http://pinchaspolonsky.org/

Пользуйтесь, спрашивайте, присылайте критику для улучшения сайта

Фрейдизм (еврейский аспект)

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья





Фрейдизм, общее обозначение учения З. Фрейда и всей совокупности развившихся на его основе психологических, социальных и философско-антропологических учений и школ.

В отличие от психоанализа как конкретного метода изучения бессознательных психических процессов и лечения патологии психики, фрейдизм в широком смысле стремится к объяснению различных явлений культуры и социальной жизни с помощью учения о бессознательном.

Еврейское происхождение основоположника явилось поводом для настойчивых попыток истолковать это учение (подобно теориям К. Маркса и А. Эйнштейна) как специфически еврейское творение (см. Национал-социализм).

Содержание

Основные концепции

Так, фрейдизм в его первоначальном варианте (учение З. Фрейда) был воспринят как доктрина, совершенно чуждая европейской культуре, бросающая вызов всем ее основным ценностям и не имеющая европейских корней.

В противовес преобладавшей в европейской культуре рационалистической традиции, представлявшей человека, в первую очередь, разумным существом, Фрейдизм провозгласил сферу бессознательного не только источником любых психопатологических состояний, но и фактором, определяющим всю частную и общественную жизнь человека.

Как скандальный был воспринят и второй центральный постулат учения Фрейда — о доминировании в сфере бессознательного сексуальных инстинктов и влечений и о патогенных последствиях их подавления.

Оскорбительными казались и основные концепции психоанализа: так, концепция вытеснения утверждала, что желания и влечения, которые сознание считает запретными, не исчезают бесследно, сознание изгоняет их в сферу бессознательного, превращая ее во взрывоопасный резервуар неудовлетворенных потребностей и инстинктов.

Концепция сублимации представляет все высшие формы человеческой активности — науку, искусство, религию, мораль, политику и пр. — как трансформированную и направляемую по иному, дозволенному руслу энергию сексуальности. Концепция пансексуальности, в частности, объясняет своеобразие детства характерными для него специфическими формами сексуальности.

Научное окружение

По мнению многих, такая доктрина совсем не случайно была создана одними евреями.

Это касалось не только предтечи фрейдизма И. Брейера (1842–1925), венского психиатра, который впервые излечил тяжелую форму истерии, выявив посредством гипноза ее источник — полученную в детстве психическую травму (впоследствии З. Фрейд заменил гипноз методом свободных ассоциаций), и не только самого З. Фрейда, но и членов созданного им в Вене в 1902 г. первого узкого кружка последователей, в который вошли А. Адлер, В. Штеккель (1868–1940), позднее автор значительных работ, особенно по детской сексуальности, крупный практикующий психоаналитик, и др.

Евреями были и ученые, которые вошли в этот круг в течение следующих нескольких лет и под руководством З. Фрейда разрабатывали многие важные стороны доктрины; они стали впоследствии классиками психоанализа: так, П. Федерн (1871–1950) существенно развил психоаналитическое истолкование сновидений, садизма и мазохизма, а главное — концепцию «эго» («я» сознания) и его цензурирующей функции по отношению к бессознательному. Ш. Ференци (Френкель; 1871–1933) стал автором теории генитальной сексуальности и считающихся до сих пор классических работ по психоанализу детского возраста. К. Абраhам (1877–1925), верный последователь и близкий друг З. Фрейда, детально разработал теорию либидо (то есть сексуальности), в становлении которой он различал шесть стадий — две оральные, две анальные и две генитальные, детородные.

Он также сформулировал одну из центральных во фрейдизме концепцию комплекса кастрации и положил начало психоаналитическому истолкованию мифов и религиозной символики. М. Эйтингон (1881–1943), уроженец Могилева, ученик Г. Когена, а затем один из ближайших сотрудников З. Фрейда, в 1933 г. переехал в Эрец-Исраэль и основал там Палестинское психоаналитическое общество, а годом позже — Психоаналитический институт, названный впоследствии его именем.

Развитие фрейдизма

О. Ранк (Розенфельд; 1884–1939; в 1908 г. перешел в католицизм, в 1918 г. возвратился в иудаизм) стал одним из самых ярких и самостоятельных психоаналитиков; его теория травмы рождения (1924) по многим оценкам была важнейшим вкладом в фрейдизм после З. Фрейда.

Теория О. Ранка ревизует классический фрейдизм в одном из его главных пунктов: полностью разделяя взгляд на бессознательное как сферу, определяющую душевную жизнь человека, О. Ранк, однако, отказывается признать доминирование в бессознательном сексуальных влечений и мотивов и решающее значение придает результатам катастрофического события, с которого начинается всякая человеческая жизнь, — выхода из материнского лона и безвозвратной утраты абсолютной безопасности и ничем не омрачаемого блаженства пребывания в нем.

Утверждая, что переживаемый при акте рождения ужас глубоко травмирует человеческую психику, О. Ранк сводит всю последующую жизнь человека к сознательным усилиям преодолеть последствия этой травмы (страхи, тревогу, беспокойство, нередко неврозы и даже психозы) и к бессознательному стремлению вернуть себе состояние полного счастья, в котором он пребывал в материнском лоне.

Сублимированное выражение тоски по материнскому лону он видит в легенде о золотом веке, в представлениях о рае и райском блаженстве, в идеалах совершенного социального устройства и т. д.

Бойкот психоанализа

Несмотря на присутствие в психоаналитическом движении неевреев (первыми были в 1907 г. швейцарец К. Юнг, в 1908 г. — англичанин Э. Джонс), многие противники продолжали считать его по преимуществу еврейским феноменом.

Немало ученых отвергало психоанализ целиком, отказывая ему в какой-либо причастности к науке; еще в 1910 г. на Конгрессе немецких неврологов и психиатров и в 1911 г. на заседании Венгерского медицинского общества психоанализ квалифицировался как чистая порнография, создатель и приверженцы которого должны находиться в ведении полиции.

В эти годы, а нередко и позднее оставался в силе бойкот научных обществ и организаций, разделявших установки фрейдизма, и предпринимались попытки лишить ученых-психоаналитиков (например, К. А. Абраhама в Германии и Э. Джонса в Англии) докторских званий «за пропаганду подобной грязи».

Для таких ученых преимущественно еврейский состав психоаналитического движения порой представлялся достаточным поводом (задолго до национал-социализма) видеть во фрейдизме выражение тайных еврейские замыслов, направленных на подрыв нравственных устоев европейских народов.

Бытовал также взгляд, согласно которому врожденная испорченность и извращенность еврейской расы могли привести ее представителей к доктрине, реабилитирующей и легализирующей сексуальность, а также высказывалось подозрение, что за стремлением психоанализа проникнуть в скрытые мотивы поведения и поступков человека прячутся какие-то скрытые еврейские намерения.

Предпринимались попытки истолковать психоанализ как доктрину, выводы которой, поскольку они вначале были получены исключительно в результате наблюдений над пациентами-евреями, верны только применительно к еврейской психике, или попытки вывести его из чуждых европейским чисто еврейских интеллектуальных и мистических традиций.

Научная изоляция

Завышенная самооценка

Еврейский приоритет во фрейдизме всячески подчеркивался и самими его создателями и приверженцами, которые склонны были видеть в нем не просто новое научное направление или революционную научную теорию, а новое евангелие, благую весть, впервые открывающую человечеству надежный путь избавления от зла и страданий посредством устранения их главной причины — неврозов.

Более того, многие психоаналитики первого поколения были убеждены, что лишь евреи, закаленные веками преследований и унижений, были способны создать учение, которое порывает с иллюзиями и предрассудками европейского общества и открывает человеку правду о нем.

Такая завышенная самооценка была нередко характерна для еврейских интеллектуалов Австро-Венгрии (см. Австрия, Венгрия), особенно Вены.

Обычно она мотивировалась особой склонностью евреев к самым передовым и радикальным идеям во всех сферах и порой оборачивалась сектантством или даже подобием еврейского расизма.

Впоследствии плохую службу европейскому еврейству сослужили публичные заявления венских интеллектуалов о еврейском превосходстве.

Так, О. Ранк утверждал, что еврейская раса опередила другие народы в открытии и использовании скрытых ресурсов жизненной энергии человека, чем и объясняется исключительная роль евреев в духовном и нравственном прогрессе; Ф. Виттельс (1880–1950), который некоторое время был членом узкого кружка З. Фрейда, отождествлял еврейский дух с наиболее возвышенными стремлениями к свободе, прогрессу и справедливости; Р. Бер-Хофман писал, что еврейская кровь, благодаря пылающему в ней огню, зажженному от Божественного факела, возвышает евреев над эгоизмом, узкой ограниченностью и губительным фанатизмом других; Р. Эрман (1854–1926), близкий друг юности З. Фрейда и президент венской ложи Бней-Брит, утверждал в начале века, что, поскольку еврейские традиции не только отличаются редким благородством, но и наиболее полно выражают идеалы мира, прогресса и братства, лишь принятием всеми народами еврейских традиций можно достичь этих идеалов.

Позднее нацистская пропаганда использовала эти высказывания для разжигания смертоносной ненависти к евреям, несмотря на то, что их авторы стремились лишь к торжеству общечеловеческих гуманистических идеалов, резко возражали против деления рас и народов на высшие и низшие и решительно выступали за полное национальное и расовое равноправие, что, впрочем, также ставилось им в вину.

Подобные высказывания вредили фрейдизму и увеличивали его научную изоляцию, вызванную новизной и беспрецедентностью подхода к объяснению человеческой психики.

Поэтому сам З. Фрейд, хотя он и высказывался порой об особых еврейских заслугах в области психоанализа и о том, что евреям легче воспринять его и отстаивать (например, в письмах 1908 г. к К. Абраhаму и О. Ранку), видел в представлении о психоанализе как «еврейской науке» серьезное препятствие для всеобщего научного признания своей теории.

Фрейд считал в принципе абсурдным деление науки на еврейскую и арийскую; он полагал, что если у евреев и арийцев научные результаты оказываются различными, то это свидетельствует лишь о подтасовке.

Как своим противникам, так и чрезмерно горячим сторонникам З. Фрейд разъяснял, что психоанализ как наука вообще безразличен к национальным, этническим, расовым или политическим влияниям.

Он настаивал на универсальном характере открытых психоанализом закономерностей функционирования психики человека, называл предрассудком мнение об особой предрасположенности евреев к неврозам, доказывал, что она присуща большинству культурных народов, и весьма неодобрительно относился к высказываниям об особых способностях евреев как причине их решающего творческого вклада в психоанализ.

Влияние еврейского фактора на психоанализ

Влияние еврейского фактора на психоанализ З. Фрейд признавал лишь в социологическом плане, неоднократно подчеркивал (в частности, в одном из писем 1926 г. в Бней-Брит), что не будь он и большинство его сотрудников евреями, психоанализ не встретил бы столь враждебного и нередко злобного отношения к себе.

В то же время З. Фрейд утверждал, что еврейское происхождение давало ему свободу от тех предубеждений и предрассудков, которые обычно ограничивали возможности ученых-христиан следовать одной только истине, какой бы она ни была, а также делало его способным идти против течения, продолжать работу, несмотря на трудности и непонимание, которые бывают уделом новаторов в науке. == Разрушение еврейской замкнутости психоанализа ==

Заботясь о будущем своего учения, З. Фрейд предпринимал энергичные шаги для разрушения его еврейской замкнутости, создав в 1908 г. Международную психоаналитическую ассоциацию.

В 1908 г. состоялся первый конгресс ассоциации в Зальцбурге; под непосредственным руководством З. Фрейда прошли второй конгресс в Нюрнберге в 1910 г., третий в Веймаре в 1911 г., четвертый в Мюнхене в 1913 г., пятый в Будапеште в 1918 г., шестой в Гааге в 1920 г., седьмой в Берлине в 1922 г.; восьмой в 1924 г. в Зальцбурге, причем число участников неуклонно росло.

Фрейд активно содействовал основанию в разных странах национальных психоаналитических обществ и ассоциаций (еще до Первой мировой войны они были созданы в Венгрии, Германии, Швейцарии и Англии); совершил ряд поездок в другие страны для установления научных контактов и привлечения на сторону психоанализа ученых и научных организаций; в 1911 г. Фрейд приступил к выпуску психоаналитического журнала «Имаго» и мн. др.

Порой З. Фрейд, видевший себя не только ученым, но и вождем миссионерского движения, прибегал к необычным в научном сообществе мерам.

В марте 1910 г., на втором конгрессе Международной психоаналитической ассоциации, например, он настоял на избрании ее президентом нееврея К. Юнга, объяснив этот поступок впервые взбунтовавшимся против учителя участникам конгресса — евреям тем, что у психоанализа нет никаких перспектив, если в нем сохранится еврейское «засилье».

Комитет сообщников Фрейда

Еще более необычным было создание в 1913 г. «секретного внутреннего комитета» (помимо З. Фрейда, в него вошли Ш. Ференци, О. Ранк, К. Абраhам и Э. Джонс), который, сохраняя в строгой тайне свое существование, должен был содействовать успехам фрейдизма и противодействовать его противникам, а также предотвращать появление «ересей» внутри психоаналитического движения (поводом был разрыв с А. Адлером, К. Юнгом и В. Штеккелем, разошедшимися с учителем и избравшими самостоятельные пути в науке).

Поскольку Фрейд и его сподвижники опасались вульгаризированного истолкования и дискредитации фрейдизма (многие опасения впоследствии оправдывались), они настаивали на несвойственной для науки строгой дисциплине в рядах психоаналитиков, от которых требовалось не предавать гласности никаких новых концепций и гипотез до их обсуждения и одобрения «секретным комитетом».

В 1924 г. комитет прекратил свое существование вследствие разрыва с О. Ранком, который обнародовал, вопреки резким возражениям З. Фрейда и других коллег, свою теорию травмы рождения (см. выше).

Международное признание

Широкое международное признание, однако, стало приходить к фрейдизму главным образом благодаря эффективности психоанализа при излечении психических травм и нервных шоковых состояний, от которых страдали многие участники Первой мировой войны (следствием этого стало прибытие на пятый конгресс Международной психоаналитической ассоциации в 1918 г. официальных делегаций из Германии, Австрии и Венгрии).

Кроме того сама доктрина была достроена и усовершенствована концепцией «сверх-я», ставшей органической и важной частью учения, а также некоторым смягчением «сексуального экстремизма» в оценке скрытых мотивов человеческого поведения и т. д.

Укреплению позиций фрейдизма в Англии и США и существенному росту числа его приверженцев способствовало успешное и нередко нетривиальное применение идей и принципов фрейдизма в ряде областей гуманитарного знания (этнографии, искусствоведении, криминологии и т. д.).

Дальнейшее развитие доктрины

С середины 1930-х гг. мировой центр фрейдизма окончательно переместился в США, куда эмигрировали, спасаясь от нацистов, объявивших психоанализ еврейским заговором против арийской расы, почти все ведущие европейские психоаналитики.

Т. Райк (1888–1969) внес крупный вклад в психоанализ искусства (дал, в частности, психоаналитическое истолкование творчества Г. Флобера, Г. Малера и др.), успешно применил фрейдизм в антропологии и особенно в анализе преступности, которую он интерпретировал в связанных с теорией «сверх-я» терминах вины и порожденной ею бессознательной потребности в наказании.

Ш. Радо (1890-?), один из создателей американской школы фрейдизма, существенно развил адаптационную психодинамику, теорию бисексуальности, исследование меланхолии и др. Ф. Александер (1891–1964) был инициатором применения методов фрейдизма в криминологии, основателем психогигиены и психосоматики.

А. А. Кардинер (1891–1981) создал широко признанную концепцию базисной личностной структуры (в контексте психодинамического анализа) и психоаналитическую теорию социальной фрустрации как феномена западной культуры.

Г. Рохейм (1891–1953) заложил основы психоаналитической направления в этнографии и создал оригинальную версию психоаналитической теории культуры; в отличие от З. Фрейда, он обосновывал культуру не филогенетически, а онтогенетически, интерпретируя ее как защитную систему, предназначенную для того, чтобы частично компенсировать утрату полной безопасности, которая гарантировалась в детстве монополизацией материнской любви.

Х. Хартман (1894–1970) был основателем эгопсихологии — направления во фрейдизме, которое разрабатывает проблемы сознательного компонента психики, выявляя те его функции, которые оставались в тени в классическом психоанализе, и уточняя в связи с этим представления о функциях бессознательного и «сверх-я».

Анна Фрейд (1895–1982), младшая дочь и самый близкий сотрудник создателя психоанализа в последний период его жизни, возглавила одну из двух ведущих на Западе школ фрейдизма детского возраста.

Другую в Англии возглавляла Мелания Клейн (1882–1960); из-за предложенной ею неортодоксальной интерпретации чувства вины, страха, депрессивных состояний у ребенка произошел один из наиболее глубоких расколов в психоанализе (см. Психология).

О. Фенихель (1897–1946) развивал концепцию десексуализированного либидо, а на ее основе — новые методы психотерапии неврозов. Р. Лёвенстейн (1898–?) был автором ряда фундаментальных разработок в эгопсихологии.

Э. Крис (1900–1957), историк и теоретик искусства, впервые применил фрейдизм к исследованию процесса художественного творчества; он, в частности, первый среди психоаналитиков обратил внимание на связь между событиями частной жизни художника и особенностями его творчества, положил начало исследованию роли бессознательных психических сил в творческом акте и его спонтанного характера, в связи с чем обратился к анализу искусства душевнобольных, где спонтанность и непредсказуемость результатов особенно ярко выражены.

В значительной мере благодаря этим ученым и их ученикам фрейдизм после Второй мировой войны стал всемирным интеллектуальным и духовным движением.

Крупнейшим его центром остаются США, где действуют свыше 20 психоаналитических учебных и исследовательских институтов и издается три четверти всей литературы по фрейдизму.

Очень влиятелен фрейдизм во Франции, Англии, Германии, скандинавских и всех других странах Западной Европы (в Советском Союзе с конца 1920-х гг. и в странах Восточной Европы с установлением там власти коммунистов фрейдизм был запрещен), в странах Латинской Америки и ряде стран Азии, особенно в Японии и Индии.

Фрейдизм оказал сильное влияние почти на все области западной культуры.

Он окончательно утвердился в психологии, всю историю которой теперь принято делить на два периода — до возникновения фрейдизма и после, причем и те психологические школы, которые долгое время рассматривались как альтернативные фрейдизму, например, гештальтпсихология, бихевиоризм и др., в их современном состоянии также восприняли многие его фундаментальные идеи и подходы.

Из фрейдизма развились такие важные направления в этой науке, как индивидуальная психология, глубинная психология, неофрейдизм (см. Э. Фромм), многие направления в социальной психологии и ряд др. Важные последствия имело взаимное влияние фрейдизма и ведущих школ западной философии — феноменологии, экзистенциализма, герменевтики, философской антропологии, аналитической философии и даже возникших в рамках католицизма и особенно протестантизма христианских философских систем.

Эти школы использовали подход фрейдизма к бессознательному, мышлению, творчеству и личности, в то же время они углубили многие концептуальные построения самого фрейдизма, что способствовало появлению принципиально новых направлений в исторической науке, антропологии, социологии, педагогике и других отраслях гуманитарных, социальных и политических наук.

Особенно велико воздействие фрейдизма на эстетику и искусствоведение, где на его основе возникли экзистенциальный психоанализ (Ж.-П. Сартр, А. Мальро, С. Дубровский и др.), видящий в сублимированном мире художественного вымысла свидетельства укорененной в этической свободе подлинности человеческого существования, в котором «я», то есть духовная «самость», обретает себя и преодолевает гнет исторической судьбы; структурный психоанализ (Ж. Лакан, К. Морон, Р. Барт, Ж. Деррида и др.), который исследует сверхиндивидуальные механизмы культуры, действующие в сфере бессознательного и обуславливающие структуру художественного произведения безотносительно к его сознательному замыслу и смыслу.

Большинство западных исследователей разделяет интерпретации новейших течений в искусстве (сюрреализма, дадаизма, экспрессионизма, «мифологизма» и т. д.), которые предлагает фрейдизм.

Многие из этих течений (например, школа «потока сознания») возникли на базе фрейдизма.

Влияние фрейдизма сказалось и на таких крупных социальных сдвигах в 20 в., как сексуальная революция, движение новых левых (см. также Г. Маркузе), феминистское движение и др.

Успех фрейдизма таким образом превзошел все самые смелые ожидания З. Фрейда и его сподвижников: фрейдизм получил полное или частичное признание во всем мире (в настоящее время фрейдизм, как и многие другие учения, полностью реабилитирован в России и в др. бывших советских республиках), стал важным компонентом мировой культуры.

Роль «еврейского начала» фрейдизма

Вопрос о еврейских корнях фрейдизма, о роли «еврейского начала» в содержании его доктрины до сих пор привлекает к себе внимание и неоднозначно решается даже в еврейских интеллектуальных кругах.

Так, если Анна Фрейд в 1977 г. без колебаний поддержала определение фрейдизма как «еврейской науки», то авторы ряда работ, вышедших в последние десятилетия на английском языке (например, В. Браун, «Фрейд и его раннее окружение», Н.-Й., 1968; Дж. Миллер, «Фрейд: человек, его мир и влияние», Бостон-Торонто, 1972; П. Розен, «Фрейд и его последователи», Н.-Й., 1975; Д. Клейн, «Еврейские корни психоаналитического движения», Н.-Й., 1981), далеко не столь категоричны, они считают, что неправильно как полностью игнорировать еврейский фактор во фрейдизме, так и преувеличивать, а тем более абсолютизировать его. Многие аспекты этой проблемы исследуются в монографии профессора Корнеллского университета С. Л. Гилмена «Случай Зигмунда Фрейда. Медицина и личность в декадансе кон. 19 в.» (Балтимор-Лондон, 1993).

Фрейдизм в России

Фрейдизм приобрел популярность в России сначала в писательской среде (А. Воронский, Е. Замятин, А. Луначарский), затем привлек профессионалов — врачей, психологов, педагогов (Н. Трауготт, А. Лурия, А. Залкинд) и, наконец, общественных деятелей и политиков (О. Шмидт, С. Шацкий, Л. Троцкий).

В 1922 г. было создано Русское психоаналитическое общество, насчитывавшее 30 членов, в 1923 г. оно было принято в Международную психоаналитическую ассоциацию.

Расцвет

Общество поддерживали нарком труда В. Шмидт, М. Рейснер (1868–1968), один из авторов первой советской конституции, и К. Радек.

Государственный психоаналитический институт получил особняк Рябушинского в Москве, ученым секретарем был назначен А. Лурия.

К обществу примкнули впоследствии Л. Выготский и Н. А. Бернштейн, М. Вульф (1878–1971) руководил медицинской секцией общества, а потом сменил И. Ермакова на посту его президента.

Важным проектом советских психоаналитиков был детский дом-лаборатория, которым руководила Вера Шмидт.

В деятельности института и детского дома участвовала Сабина Шпильрейн (1885–1942), ученица К. Юнга, друг и помощник З. Фрейда.

В начале 1920-х гг. Государственное издательство издавало многотомную «Психологическую и психоаналитическую библиотеку»; в Институте параллельно велись 11 семинаров, педагоги разрабатывали основы новой науки — педологии.

Расцвет психоаналитического движения пришелся на начало 1920-х — время максимального влияния Троцкого, в 1927 г., после его падения, М. Вульф бежал за границу.

Разгром

Начало 1930-х гг. — время расправы с русским психоаналитическим движением.

В конце 1927 г. состоялся 1 педологический съезд, Луначарский писал о важности «процесса производства нового человека», во главе педологических штудий встал А. Залкинд (1888–1936).

В 1930 г. Психологический институт в Москве был преобразован в Институт психологии, педологии и психотехники.

Залкинд стал его директором. Были проведены исследования детей и подростков из Бурятии, Алтая, Узбекистана, татарских школьников Москвы, которые представляли собой точный эквивалент моделей современной детской этнопсихологии.

Несмотря на то, что руководители и участники этих исследований официально заявили о разрыве всяких связей с психоанализом, с 1931 г. началось наступление и на них.

В конце 1931 г. был закрыт журнал «Педология» и уволен Залкинд, в 1934 г. — журнал «Психотехника и психофизиология труда» и арестован И. Шпильрейн (1891–1937).

4 июля 1936 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе Наркомпросов», знаменовавшее разгром педологического движения.

Фрейдизм в Эрец-Исраэль

С распространением национал-социализма в Германии и возрастанием угрозы войны небольшая часть психоаналитиков уехала из Европы в Эрец-Исраэль.

В 1933 г. прибывший из Берлина М.Эйтингон (1881–1943) основал Палестинское психоаналитическое общество, которое первоначально состояло из шести человек, бежавших из Германии и Австрии, четверо из которых были выходцами из России (кроме самого Эйтингона, М. Вульф, И. Шалит и Анна Смелянская).

В 1934 г. общество было признано Международной психоаналитической ассоциацией, и Эйтингон открыл Психоаналитический институт в Иерусалиме, названный впоследствии его именем.

Он хотел повторить удачный опыт Психоаналитического института в Берлине, созданного в 1920 г., который был не только научным центром, но и средоточием культурной жизни русско-еврейской эмиграции.

Эйтингон подарил собрание психоаналитической и философской литературы Еврейскому университету в Иерусалиме.

Организационный талант и международный авторитет Эйтингона (в 1929 г. и 1932 г. он избирался президентом Международной психоаналитической ассоциации), его близкая дружба с З. Фрейдом и не в последнюю очередь значительные средства, которые он щедро расходовал на распространение психоанализа, способствовали росту популярности фрейдизма в ишуве.

В институте оказывали помощь любому пациенту, нуждающемуся в психотерапии, независимо от его платежеспособности. Вскоре после открытия института число его пациентов достигло 135.

М. Вульф, возглавлявший в Европе Русское психоаналитическое общество, в 1943 г. сменил Эйтингона на посту председателя Палестинского психоаналитического общества.

К обществу примкнул Д. Эдер, исполнявший прежде обязанности секретаря психоаналитического общества Великобритании. Он был близко знаком с Х. Вейцманом и А. М. М. Усышкиным, способствовал становлению в Израиле первой психиатрической больницы, стал главным редактором журнала «Психоаналитик квотерли».

В 1930-е гг. в Тель-Авиве поселился психоаналитик из Франции Э. Великовский, а в Иерусалиме — Ш. Ротшильд.

Видным израильским психоаналитиком стал также выходец из Италии Э.-И. Бонавентура, который во Флоренции опубликовал книгу «Психоанализ», а затем в 1953 г. издал ее в переводе на иврит.

В Израиле

С образованием Государства Израиль общество поменяло свое название на Психоаналитическое общество Израиля.

Психоаналитическое движение в Израиле, как и во всем мире, разделилось на несколько течений.

В 1970-е гг. развивалась психотерапия ребенка, и постепенно стерлось принципиальное различие между психоанализом (фрейдизмом) и психотерапией (юнгианством).

Фрейдизм с 1930-х гг. имел большое общественное значение в Эрец-Исраэль. Он способствовал, в частности, совместному обучению мальчиков и девочек в киббуцных школах, но в 1970-е гг. влияние его возросло еще больше благодаря соответствующей подготовке школьных психологов.

Израильский психоаналитический институт проводит трехлетний курс повышения квалификации психиатров, психологов и социальных работников.

Лишь немногие арабские психологи и социальные работники изучают курс психотерапии, и никто не учится психоанализу.

Психоаналитическое общество Израиля перешло сначала с немецкого языка на иврит, а в 1990-е гг. — на английский.

Во время Шестидневной войны и Войны Судного дня общество оказывало поддержку армии.

Общество проводит семинары, приглашая психоаналитиков всего мира, израильтяне активно участвуют в деятельности Международной психоаналитической ассоциации.

В 1977 г. Международный психоаналитический конгресс впервые прошел в Иерусалиме; был основан Центр психоаналитических исследований в Еврейском университете.

Среди известных израильских фрейдистов — Г. Кляйн, Я. Лернер, А. Бауман.

Неофрейдизм повлиял на израильскую социальную психологию.

Численность общества к 1999 г. составила 109 членов и 63 ученика.


Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ФРЕЙДИЗМ в ЭЕЭ