Новый сайт всех книг и материалов Пинхаса Полонского http://pinchaspolonsky.org/

Пользуйтесь, спрашивайте, присылайте критику для улучшения сайта

Фришман, Давид

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск



Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья


Фришман, Давид (1859?, Згреж, предместье Лодзи, — 1922, Берлин) — писатель, критик, переводчик. Писал на иврите и на идише.

Содержание

Ранние годы

Родился в семье состоятельных торговцев. Детство провел в Лодзи, с начала 1880-х гг. жил в Варшаве. Фришман учился в хедере, брал уроки у раввина, дома учил иврит, немецкий и французский языки.

С восьми лет Фришман уже писал на иврите стихи и рассказы, переводил с иврита на идиш роман «Аит цавуа» («Ханжа») А. Мапу и с французского на иврит — «Граф Монте-Кристо» А. Дюма.

Журналистика и переводы

В Варшаве Фришман поначалу помогал отцу торговать. В 1881 г. начал работать в редакции ежемесячного журнала «hа-Бокер ор», публиковал там критические очерки.

В 1882 г. жил в Берлине, познакомился с популяризатором естественных наук А. Бернштейном и получил заказ на перевод с немецкого языка на иврит его труда «Естествознание» — 20 брошюр с приложениями, где популярно излагались начальные представления о природе и технике (выходил в 1882-85 гг.).

С 1883 г. Фришман поселился в Варшаве, печатал рассказы в периодических изданиях на иврите, в том числе в альманахе «hа-Асиф» Н. Соколова. В 1886 г. уехал в Петербург, где вместе с главным редактором И. Л. Кантором и помогавшим ему И. Л. Каценельсоном выпускал первую ежедневную газету на иврите «hа-Иом;» в ней публиковал сразу обратившие на себя внимание читателей фельетоны «Отийот порхот» («Порхающие буквы») — беседы о современной ивритской периодической печати.

В 1888 г., в связи с закрытием газеты, Фришман вернулся в Варшаву и по совету Шалом Алейхема начал писать на идише, так как после выхода в свет его критических работ отношения с редакторами периодических изданий на иврите были испорчены; одновременно перестал писать по-немецки. С 1890 по 1894 гг. Фришман жил в Бреслау, где слушал в университете лекции по философии, истории и изящным искусствам.

В 1901 г. Фришман стал главным редактором литературно-общественного еженедельника на иврите «hа-Дор» (выходил один год, был закрыт из-за недостатка подписчиков, возобновлен в 1904 г. на собственные средства Фришмана — вышло 37 номеров). Стиль и идеи публицистики Фришмана этого периода оказали решающее влияние на ивритскую словесность на многие годы как образец четкой мысли и аргументированного мнения.

С 1905 г. Фришман работал в редакции ежеквартальника, а впоследствии — ежедневной газеты «hа-Зман» (Вильна). Фришман редактировал и издавал сборники «Сафрут» (№ 1-4, Варшава, 1907-10) и вместе с И. Ф. Лаховером — еженедельную серию «Решафим» («Искры», Варшава, 1908—1909), дешевые выпуски которой предлагали широкому читателю переводы на иврит европейской прозы, драматургии и поэзии, а также прозу молодых ивритских писателей — М. Бердичевского, У. Н. Гнесина, З. Шнеура, Г. Шофмана, Я. Штейнберга.

В 1909 г. издавал собственную газету «hа-Бокер» (вместе с Х. Д. Номбергом; выходила полгода).

Контакты с сионистским движением

С 1910 г. — работал в газетах «hа-Цфира» и «Хайнт». По заданию этих газет дважды — в 1911 г. и в 1912 г. — побывал в Эрец-Исраэль и описал свои впечатления в сериях очерков на иврите и на идише (отдельное издание — сборник «Ба-Арец» /«В стране Израиля»/, Варшава, 1913).

Фришман не склонился к сионизму, не принял разговорного иврита (сам он, как правило, говорил по-немецки), стиля и лексики газетных статей Э. Бен-Иехуды и его круга. Тем не менее Фришман оценил достижения ишува и даже предсказал ему процветание в случае перехода под опеку англичан, признавал и роль Бен-Иехуды в процессе превращения иврита в разговорный язык.

В 1913 г. в Вене на конференции по языку и литературе иврит при 11-м Сионистском конгрессе Фришман призвал к созданию художественной литературы и освоению в ней всех жанров европейской литературы; Х. Н. Бялик на той же конференции призвал к собиранию и систематизации еврейского литературного наследия. Это разногласие вызвало долгую полемику в литературных кругах.

В 1914 г. Фришман приехал в Берлин, в начале войны был интернирован, но сумел вернуться в Варшаву, однако, опасаясь немецкой оккупации, в 1915 г. переехал с семьей в Одессу. В этот период для заработка переводил Р. Тагора, печатал фельетоны на идиш в ежедневной газете «Унзер лебн», в 1917 г. опубликовал цикл стихов на иврите в альманахе Х. Н. Бялика «Кнесет».

В том же году по приглашению А. И. Штыбеля возглавил в Москве его издательство на иврите, издавал серию переводов произведений всемирной литературы и ежеквартальный альманах «hа-Ткуфа», где он печатал свои переводы, критические эссе и рассказы. В 1919 г. Фришман вместе с издательством переехал в Варшаву. В 1921 г. покинул издательство и переехал в Берлин, где и провел остаток жизни, посвятив его переводам и новым статьям о еврейской и мировой литературе.

Художественное творчество

Первые публикации Фришмана: короткий рассказ «hа-Море Цедек» («Хасидский ребе») и стихотворение «Ле-товат hа-клал» («На общее благо») — появились в «hа-Шахар» в 1875 г., но не были замечены критикой.

Первый литературный успех Фришмана связан с новеллой «Бе-Иом hа-Кипурим» («В Судный день», «hа-Бокер ор», 1880) о благочестивой еврейской вдове, вечером Судного дня убившей свою единственную дочь, оперную певицу в польском театре. Конфликт двух мироощущений, невозможность взаимопонимания и решимость еврейской женщины отстаивать свою правоту получили выражение и в драматической интриге, и в психологической мотивации поступков.

Фришман-прозаик разрабатывал относительно новый на иврите жанр новеллы. Источником конфликта в них, как правило, служит столкновение нормы, установленной еврейским Законом, и конкретного страдания: например, заповедь «не укради» и голод бедняка в условиях социального неравенства в рассказе «Купат рабби Меир Бааль-hа-нес» («Пожертвования в кружку рабби Меира-чудотворца»); пост Судного дня и массовая смертность от эпидемии в «Шлоша ше-ахлу» («Трое, что ели…») и т. п.

Фришман стремился к занимательности, избегал пространных описаний и дидактики, однако любовь к ясности часто приводила его к схематичности образов и коллизий. Фришман одним из первых показал евреев как людей, которым присущи общечеловеческие страсти и которые подчиняются универсальным законам поведения. Он сознательно имитировал немецкий синтаксис и прибегал к германизмам, но в середине 1890-х гг. внял критике И. Л. Гордона и начал писать в библейском стиле.

В рассказах разных лет на библейские темы, составивших посмертный сборник «Ба-мидбар» («В пустыне», 1922, русский перевод Иер., «Библиотека-Алия», 1992), описывается болезненный процесс приучения «свободных еврейских племен» к Закону Моисея.

Литературная критика

В критических эссе «Ми-мисторей сифрутену» («О тайнах нашей литературы», 1880-81) и «Тоху ва-воху» («Хаос», 1883) Фришман с сарказмом писал о невзыскательности редакторов (на примере «hа-Мелиц»), о претенциозности некоторых сочинений (особенно нападал на П. Смоленскина и цикл его статей «Вечный народ»), об упрощенном социальном подходе (приводил как пример И. Л. Левина), о переписывании чужих мыслей и текстов под видом собственных сочинений на иврите.

Фришман первым ввел в критику на иврите эпистолярный жанр: «Михтавим ал-двар hа-сифрут» («Письма о литературе», 1887—1913; отд. изд. 1895) рассказывали о еврейском литературном процессе в галантных посланиях к незнакомке. Целью критики Фришман полагал воспитание вкуса читателей и писателей.

Оценки Фришмана менялись с годами; начав с отрицания прозы Ѓаскалы, он пришел к восторженному почитанию Менделе Мохер Сфарима; восхищение поэзией И. Л. Гордона в конце 1880-х гг. уступило место едва ли не враждебному отношению к нему из-за его палестинофильских взглядов.

Фришману принадлежат также очерки о Г. Гауптмане, Элизе Ожешко, Л. Толстом, О. Уайльде.

Стихи и переводы

Фришман писал и стихи: на иврите он отдавал предпочтение балладам и сюжетным стихотворениям о национальном прошлом, подчеркивая роль человека и народа, а не Бога или ангелов («Бишвил hа-Машиах» — «Для Мессии», 1912), а на идиш — любовной, исповедальной лирике. Фришман писал также рассказы и стихи для детей.

Переводы Фришмана отличались архаичностью; он гордился тем, что «выправил на истинно библейский» стиль Ф. Ницше в «Так говорил Заратустра» (1909) и Дж. Г. Байрона в поэме «Каин» (1900).

В поэтических переводах Фришман старался передать идеи и образы, меньше обращая внимание на музыку стиха и стиль (переводы лирики А. С. Пушкина — 1899). Фришман переводил произведения Г. Х. Андерсена, Г. Гейне, Г. Ибсена, У. Шекспира, А. Франса и других.

Источники

  • КЕЭ, том 9, кол. 449—452
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ФРИШМАН Давид в ЭЕЭ