Восстание в Варшавском гетто

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Варшавское гетто»)
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
«Флаги над гетто». Почтовая марка в честь 70-летия восстания в Варшавском гетто. Художники Пини Хамо, Тувия Корец. Почта Израиля. 2013.
Мемориал героям Варшавского гетто. Варшава (скульптор: Натан Рапапорт, архитектор: Леон Марек Сужин

Восстание в Варшавском гетто (1943) — крупнейшее восстание евреев под нацистской оккупацией во время Второй мировой войны.

Содержание

Основные сведения

Осенью 1940-весной 1941 гг. еврейское население генерал-губернаторства было согнано в гетто, крупнейшим из которых стало Варшавское (в июне 1942 г. — 450 тыс. человек). Болезни, голод и перенаселенность привели к гибели тысяч людей до того, как в конце 1941 года началась депортация в нацистские лагеря смерти, особенно в Треблинку. Только в 1942 году в газовые камеры было отправлено около 312,000 евреев. Восстание в Варшавском гетто в апреле 1943 года стало последним героическим актом неповиновения перед лицом надвигающегося уничтожения.[1]

Под руководством юденратов за стенами гетто налаживался обмен с польским населением вещей на продукты; инженеры и ремесленники тайно организовывали в гетто промышленное производство, используя все, что могло заменить необходимые виды сырья. В Варшавском гетто таким образом производилось продукции для обмена на арийской стороне города больше, чем для отправки немецким фирмам. Несмотря на угрозу жесточайших наказаний, в гетто различными способами проносили продукты питания.

Делегатура польского правительства, находившегося в Лондоне, создало организацию «Жегота» (Rada Pomocy Żydom) для помощи евреям. Она занималась помощью евреям в побегах из гетто на «арийскую сторону», снабжением их фальшивыми документами и деньгами на жизнь, а также борьбой с доносчиками и шантажистами. Считается, что удалось спасти около 75,000 евреев. В Варшаве отделением Жеготы руководила Ирена Сендлер, которой удалось спасти, среди прочих, 2500 маленьких детей.

Создание гетто и жизнь в нём

Во время Второй мировой войны Варшавское гетто было самым большим в Европе. Перед войной В Варшаве жило 375,000 евреев, что составляло 30% населения города.

Сразу после капитуляции Польши и захвата ее столицы оккупанты начали преследовать евреев, а также активно использовать их труд на принудительных работах. В ноябре 1939 года был принят первый антиеврейский указ, обязавший евреев носить белую нарукавную повязку с синей Звездой Давида. Следующие за ним приказы нацистских властей лишили евреев источников существования.

Был выбран юденрат (совет старейшин), чтобы управлять жизнью еврейской общины по нацистским законам. Его возглавил Адам Черняков. Деятельность учреждений социальной помощи прекратилась. В октябре 1940 года нацисты официально объявили о создании Варшавского гетто. С 16 ноября 1940 года евреи Варшавы стали узниками гетто (выход оттуда был запрещён). Несмотря на то, что евреи составляли треть населения города, под гетто было отведено лишь 2.4% процента от общей площади Варшавы. Для его создания нацисты вынудили 113,000 поляков и 138,000 евреев покинуть свои дома.

Вместе со множеством беженцев и депортированных число узников гетто выросло до 450,000 человек. Окруженные кирпичной стеной, которую их заставили сложить собственными руками, под охраной часовых, евреи Варшавы были отрезаны от внешнего мира. Их уделом стала упорная борьба за выживание и смерть от болезней и голода.

Юденрат, возглавляемый ассимилированным инженером Адамом Черняковым, надеялся, что посредством неукоснительного выполнения директив немцев защитит евреев от худших последствий нацистского правления до наступления лучших времен. Роль посредника между немецкими властями и жителями гетто была неблагодарной, и юденрат вскоре стал объектом ожесточенных атак со стороны еврейского населения. Немцы понимали, что, используя совет, чтобы навязать гетто свою волю, они могли отвлечь от себя большую часть враждебности евреев.

В полицию гетто было набрано 2000 человек. На этом этапе были евреи, которые положительно относились к созданию еврейской полиции; некоторые интеллектуальные круги даже открыто поддерживали его. Евреи присоединились к ней по социальным мотивам и из желания поддерживать порядок в гетто и помогать еврейской автономии.

Полиция занималась выполнением распоряжений немецких властей, охраной стен гетто от контрабандистов, и была открыта для взяток. За деньги полицейские могли закрыть глаза на нарушение немецких приказов и организовать освобождение кого-нибудь от принудительных работ. Со временем коррупция стала частью идентичности еврейской полиции, и многие из них жили роскошной жизнью среди оставшейся части бедного еврейского населения. Таким образом, первоначальное уважение к еврейской полиции сменилось ненавистью и презрением.[2]

Положение юденрата еще больше подорвало присутствие в нем оппортунистов, не говоря уже об откровенных немецких агентах. Кроме того, его политика использования косвенного налогообложения для финансирования своих нужд сильно сказалась на самых бедных элементах гетто. Точно так же, когда требовалось поставлять мужчин для принудительного труда, юденрат, как правило, брал тех, кто имел меньшее влияние или положение. Эта политика сохранялась, несмотря на создание общественных наблюдательных комитетов, в которые входили видные общественные деятели.

Еврейская организация самопомощи, хотя и была слабо связана с юденратом, сохраняла определенную степень целостности и независимости и была единственной еврейской организацией, деятельность которой охватывала все Генерал-губернаторство и продолжалась до вступления Соединенных Штатов в войну получать средства от Джойнта. Прежде всего, она попыталась использовать свои ресурсы для помощи тем слоям населения - беженцам, голодающим детям - которым пренебрегал Департамент социального обеспечения юденрата, который по приказу Германии был вынужден отдать предпочтение «активным» и «продуктивным» представителям населения.

Условия жизни были невыносимыми: скученность – по 6-7 человек в одной комнате, мизерный паёк, калорийность которого составляла не более 10% суточной потребности человека в еде. Никакие экономические меры практически не могли восполнить недостаток средств, к тому же, по большей части, они были нелегальными. Особое место среди них занимала контрабанда продовольствия на территорию гетто. Те, кто занимался этой деятельностью, и у кого были какие-то средства, прожили немногим дольше остальных.

Вопреки невыносимым условиям жизни и лишениям, обитатели гетто продолжали заниматься творческим интеллектуальным трудом. Нацистская оккупация заставила ученых, художников, представителей других творческих профессий переосмыслить свою жизнь и средствами искусства попытаться выразить катастрофу, захлестнувшую мир.

В Варшавском гетто было организовано несколько подпольных гимназий, первая из них — левой сионистской организацией Дрор (`Свобода`). Подпольно действовали издательства, выходили газеты и журналы (в Варшаве с середины 1940 г. по апрель 1943 г. — около 40), которые в основном печатались на гектографах, работало несколько театров.

В конце 1940 г. И. Рингельблюм организовал в Варшаве тайное историко-литературное общество «Онег-шабат», которое решило создать архив о жизни гетто и мученической гибели польского еврейства. Его финансировала организация самопомощи. Наряду с самим Рингельблюмом группа «Ойнег Шабес» включала многих ведущих общинных активистов и писателей, таких как Шмуэль Винтер, Элиягу Гутковски, Ѓерш Вассер, Менахем Кон и раввин Шимон Хубербанд.

Общество просвещения устраивало в Варшаве серии лекций по науке, литературе и искусству. Был даже симфонический оркестр. Книги, учеба, музыка и театр позволяли людям хотя бы ненадолго отключиться от мрачной действительности, напоминали о прежней жизни.

Несмотря на закрытие всех синагог, верующие евреи тайно собирались для молитв (в Варшаве действовало до 500 миньянов), проводились занятия в йешивах.

Перенаселенное гетто превратилось в очаг эпидемий, смертность была очень высока; еврейские общинные учреждения – юденрат и общественные организации помощи – были бессильны что-либо сделать. Первоначально целью нацистов было обнищить и ограбить евреев, эксплуатируя их труд. За первые 15 месяцев существования гетто недоедание, перенаселенность, холод и сопутствующие им болезни привели к гибели почти 100,000 человек. Решение «решить еврейский вопрос» путем массовых убийств было принято после нацистского вторжения в Советский Союз в июне 1941 года.

После начала депортаций в лагеря смерти глава юденрата Варшавского гетто А. Черняков отказался подготовить списки смертников и покончил с собой. Акции по уничтожению евреев Варшавы продолжались с 22 июля по 12 сентября 1942 г. Ежедневно на привокзальную площадь привозили 9,000 евреев для отправки в Треблинку.

Конечная цель, как и при отправке в другие лагеря смерти, тщательно скрывалась, операцию выдавали за «переселение на восток евреев, не способных к продуктивному труду». К осени 1942 г. в Треблинку было доставлено из Варшавы около 265 тыс. евреев; около 25 тыс. евреев были убиты на улицах города.

К концу 1942 г. во всём Варшавском районе сохранилось только гетто в Варшаве, где оставалось около 60 тыс. евреев. Очередную депортацию оттуда нацисты наметили на 18 января 1943 г., но, столкнувшись с вооруженным сопротивлением еврейской боевой организации, временно отложили свои планы.

Организации Сопротивления

Мордехай Анелевич

В гетто Варшавы в конце апреля 1942 г. был создан Антифашистский блок (апрель 1942 г.; позднее — Еврейский национальный комитет, Еврейский координационный комитет).

Первую ячейку создали 28 июля 1942 г. представители трёх сионистских молодежных движений (Ѓа-шомер hа-цаир, Дрор и Акива). В октябре 1942-го к ним присоединились члены довоенной партии Поалей Цион. Так возникла Еврейская боевая организация (Zydowska Organizacja Bojowa — ZOB). Вскоре ее пополнили члены других сионистских молодежных движений, а также несионистские партии — Бунд и коммунисты. С «арийской стороны» её представлял Ари Вилнер (псевдоним: Юрек). Еврейской боевой организацией командовал Мордехай Анелевич.

На момент восстания в гетто в ZOB было около 22 боевых групп (по 20-30 человек в каждой), всего более 700 бойцов. Связь с Армией Крайовой поддерживал Ари Вильнер, который поддерживал связь с главой еврейского отдела Верховного командования Армии Крайовой Генриком Волинским (псевдоним: Вацлав).

Только в ноябре 1942 г. после долгих переговоров Бунд согласился примкнуть к Еврейскому национальному комитету. К Еврейской боевой организации Бунд присоединился только в Варшавском гетто, в других городах отряды Бунда действовали независимо.

Независимо от этого, и Бунд, и Еврейский национальный комитет имели своих отдельных представителей, оставшихся «на арийской стороне» и поддерживающих регулярные контакты с правительственным делегатом. Д-р Адольф Берман (Боровски) (брат Якуба Бермана) представлял Еврейский национальный комитет, а д-р Леон Файнер (Березовский) был представителем Бунда.

Еврейские представители — Адольф Берман, Леон Файнер и Ари Вильнер из Еврейской боевой организации — заявили о своей готовности подчинить деятельность своих организаций правительственному делегату и верховному командованию Армии Крайовой. При этом они просили оружие и боеприпасы, финансовую помощь и помощь в обучении бойцов.

Делегат принял заявление и пообещал оказать помощь, в то время как командующий Армией Крайовой в своем приказе от 11 ноября 1942 г. признал Еврейскую боевую организацию полувоенной организацией и поручил им использовать организационные методы и боевую тактику Армии Крайовой.

Одновременно верховное командование поручило майору Станиславу Веберу (псевдоним Хирург) и капитану Збигневу Левандовскому (псевдоним Шина) организовать помощь Еврейской боевой организации. Соответственно, первые десять пистолетов и боеприпасы к ним были переданы Еврейской боевой организации в декабре 1942 года, а еще десять пистолетов и боеприпасы — в январе 1943 года.

Со своей стороны правительственный делегат учредил еврейскую секцию Делегации, которую сначала возглавил Витольд Беньковский (псевдоним: Кальски), а затем Владислав Бартошевский (псевдоним: Людвик), награжденный после войны медалью Яд ва-Шем.

Павел Френкель. Рисунок сделан художником по воспоминаниям выживших членов ŻZW
Марек Эдельман во время восстания в Варшавском гетто.

Сионисты-ревизионисты отказались присоединиться к Еврейскому координационному комитету, создав еще в декабре 1939 г. собственную боевую организацию Свит — Еврейский военный союз («Zydowski Zwiazek Wojskowy» — ZZW). Он состоял из трех боевых групп, всего около 400 человек, в основном бывших офицеров и унтер-офицеров польской армии и членов сионистской организации Бейтар. Командовал им Павел Френкель. Еврейский военный союз установил контакт с правительственным делегатом и верховным командованием Армии Крайовой через польскую подпольную организацию — Корпус безопасности, которую представлял в Варшаве капитан Генрик Ивански.

С самых первых дней существования Варшавского гетто брат капитана Иванского Вацлав и двое его сыновей Збигнев и Роман поддерживали регулярные контакты с Еврейским военным союзом, снабжая их оружием, боеприпасами и учебными материалами, провозившимися контрабандой через канализацию или в телегах. Они принесли в гетто известь и цемент. С их помощью был прорыт туннель из подвала дома на улице Мурановской, 6 в подвал дома на улице Мурановской, 7, на противоположной стороне — за стеной гетто, которая в этот момент проходила посередине улицы Мурановской.

В рамках сотрудничества между польским и еврейским подпольем и по просьбе доктора Файнера верховное командование Армии Крайовой направило депешу в еврейские организации в Лондоне, которые в ответ направили по каналам Армии Крайовой первые $5000 для Бунда. Это инициировало другие, более частые и крупные поставки денег еврейским организациям по подпольным каналам правительственного делегата и высшего командования Армии Крайовой. Связь была также установлена ​​через передатчики Армии Крайовой и Делегатуры с еврейскими организациями в Соединенных Штатах.

Начало ликвидации гетто

22 июля 1942 года, накануне Тиша бе-Ав, немцы начали крупную акцию по депортации узников Варшавского гетто. Первыми расправились с беженцами, больными и бездомными, за ними последовали безработные. Депортация продолжалась до 21 сентября, 265,000 евреев были отправлены на уничтожение в лагерь смерти Треблинка.

Депортация производилась с находившихся на территории гетто железнодорожной станции и примыкавшей к ней площади — Умшлагплац. Обреченных заталкивали в товарные вагоны, запирали двери, и они отправлялись в свой последний путь — в тесноте, без глотка воды и свежего воздуха.

Чтобы облегчить себе задачу, нацисты обещали, что всякий, кто добровольно явится на Умшлагплац для «переселения на Восток», получит три килограмма хлеба и килограмм повидла. Умирающие от голода люди вначале соглашались на «переселение», однако вскоре поток «добровольцев» иссяк.

Одновременно с этим, нацисты прибегли к приему «блокад». Улицу гетто блокировали со всех сторон, затем еврейская полиция выгоняла жителей из домов, и немцы производили селекцию. В это же время польские или украинские полицейские проверяли квартиры, чтобы отловить тех, кто пытался спрятаться или выбраться из оцепления, обнаруженных сразу же доставляли на Умшлагплац. Тех, кто пытался скрыться с места проведения селекции, расстреливали на месте. Всех, кого немцы отбирали для депортации, — а таких было большинство, — отправляли на Умшлагплац.

После этого этапа депортаций в Треблинку в Варшавском гетто осталось 55,000 — 60,000 евреев. Территорию гетто урезали и разбили на несколько участков.

Большинство из тех, кого пока оставили в живых, были молодыми людьми. Многие из них остро ощущали свою вину: они обвиняли себя в том, что не сопротивлялись и позволили депортировать свои семьи. Кроме того, стало ясно, что рано или поздно всех узников ожидает та же судьба. Необходимо было бороться.

Боевые действия

Бункер М. Анелевича на ул. Милая, 18 в Варшаве.

Первые вооруженные действия еврейских бойцов направлялись против евреев-предателей. В декабре 1942 г. были убиты руководители еврейской полиции в гетто Варшавы.

18 января 1943 года немцы начали очередную акцию по депортации евреев в лагеря смерти. Руководство еврейского подполья, полагая, что готовится заключительная депортация жителей гетто, решило оказать сопротивление.

В составе организации насчитывалось тогда несколько сотен бойцов, а вооружение состояло лишь из десяти револьверов, нескольких гранат и бутылок с зажигательной смесью. Десять немцев было убито.

Получив отпор, немцы прекратили операцию, и это изменило настроение большинства узников: люди поверили, что борьба имеет смысл, и начали готовиться к массовому сопротивлению. Еврейский национальный комитет попросил Делегатуру передать информацию об этом в Ѓистадрут в Палестине.

Еврейская боевая организация использовала передышку для усиленной подготовки к новым боям. Был создан штаб из пяти человек во главе с М. Анелевичем. Организация фактически взяла руководство гетто в свои руки. Её финансовый отдел собирал средства на содержание бойцов и покупку оружия: принимал добровольные пожертвования и взимал налоги с состоятельных евреев, еврейских полицейских, а также с юденрата и его отдела снабжения.

Исполнительный отдел боевой организации следил за порядком в гетто, пресекал деятельность шаек еврейских и польских уголовников, уничтожал агентов гестапо, проводил конфискацию имущества и аресты тех, кто отказывался платить налоги. Отдел снабжения осуществлял закупки оружия на «арийской» стороне Варшавы. В гетто работали оружейные мастерские, изготовлявшие бомбы и бутылки с зажигательной смесью.

К середине апреля 1943 г. в составе Еврейской боевой организации было 22 отряда (около 500 человек). Отдельно действовал большой отряд сионистов-ревизионистов. На каждого бойца приходился один револьвер, пять гранат и пять бутылок с зажигательной смесью, на каждом участке обороны имелось три винтовки. Повстанцы располагали двумя минами и несколькими автоматами.

Положение еврейских бойцов осложнялось существованием в Варшаве трех гетто, изолированных друг от друга. Девять отрядов под командованием Исраэля Канала (1920-43) находились в центральном гетто; восемь, под командованием Эли‘эзера Геллера (1918-43) — в гетто на территории заводов Теббенса-Шульца; пять, под командованием Марека Эдельмана (1922?-2009) — в гетто в районе щеточных мастерских. Каждый отряд располагался на своей базе в состоянии полной боевой готовности. Были оборудованы боевые позиции, большое количество бункеров для всего населения гетто с запасом воды и продовольствия, разработаны пути отступления через чердаки и подвалы.

19 апреля немцы начали наступление на центральное гетто. Несмотря на использование ими танков и артиллерии, атаки в этот день были отбиты, немцы понесли большие потери (в том числе несколько сгоревших танков) и бежали из гетто. 20 апреля они атаковали гетто на территории щеточных мастерских. Повстанцы взорвали мину под воротами в гетто; немцы, потеряв несколько десятков человек убитыми, отступили, но в скором времени возобновили наступление, стремясь захватить центр, здание гетто, которое оборонял отряд Ханоха Гутмана (1921-43).

После того, как остальные отряды зашли немцам в тыл, те были вынуждены отступить. В дальнейшем немцы, использовав артиллерию, подожгли гетто со всех сторон и заставили повстанцев отступить, но они прорвались в центральное гетто; при этом Михаэль Клепфиш (1913-43) закрыл грудью амбразуру пулемета. Изменив тактику, немцы попытались проникнуть в гетто небольшими группами; в ответ повстанцы создали летучие отряды, устраивавшие немцам засады.

Уцелевший участник варшавского восстания, схваченный солдатами вермахта. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.-Т-А, 2001.

Когда началось восстание, отряд Еврейского военного союза занял позиции на площади Мурановского, которая должна была стать ареной кровопролитных боев. В первый день восстания над этим сектором был поднят польский и еврейский флаг. Они были хорошо видны с арийской стороны и произвели глубокое впечатление на польское население Варшавы.

Понеся значительные потери, нацисты решили сжечь центральное гетто. Оно было подожжено сначала авиабомбами, а затем специальными группами поджигателей. Многие бойцы и обитатели гетто погибли в огне, другие укрылись в бункерах, где страдали от страшной скученности, нехватки воды и продовольствия. Днем повстанцы находились в бункерах, а ночью, переодевшись в немецкую форму, устраивали засады. Постепенно немцы обнаруживали бункеры и забрасывали их газовыми шашками.

8 мая был окружен центральный бункер, все пять входов в него блокированы. Применение газов сделало положение повстанцев безнадежным. Многие еврейские бойцы, включая М. Анелевича, покончили жизнь самоубийством, и лишь немногим удалось покинуть бункер. Благодаря Армии Людовой нескольким десяткам человек во главе с Цивьей Любеткин и М. Эдельманом удалось выйти из гетто по канализационным туннелям. Они были доставлены в лес под Варшавой, где уже находились повстанцы из гетто заводов Теббенса-Шульца, покинувшие город неделей раньше.

Около 80 бойцов были спрятаны в различных убежищах в Варшаве или ушли в леса к партизанам. Сопротивление повстанцев было в основном подавлено к концу мая 1943 г., но отдельные группы во главе с Зхарьяhу Артштейном (1923-43) продолжали борьбу все лето 1943 г. Десятки тысяч оставшихся в Варшаве евреев были схвачены и отправлены в Треблинку.

Восстание в Варшавском гетто послужило примером для других центров концентрации евреев — гетто и лагерей. Однако, вследствие таких объективных причин, как большая степень изоляции, недостаток оружия и амуниции, а также враждебное окружение, эти восстания не были столь масштабными.

Роль польских партизанских сил

Еврейский сектор Делегатуры (нелегального представительства польского правительства) был связан с повстанцами Варшавского гетто. Штаб Армии Крайовой через радистов и курьеров передавал польскому эмигрантскому правительству в Лондоне и еврейским организациям за границей информацию об уничтожении польского еврейства, а также обращения еврейских подпольщиков. Начиная с января 1943 года, офицеры Армии Крайовой и представители Еврейской боевой организации проводили встречи, чтобы спланировать совместные действия по обе стороны стен гетто в момент начала восстания.

Три польских отряда во главе с капитаном Юзефом Пшенни (псевдоним: Чвацкий) должны были прорваться через стены гетто, атаковать немцев с арийской стороны и взорвать стены взрывчаткой. Поскольку с самого начала предполагалось, что восстание в гетто неизбежно закончится катастрофой, эта акция была спланирована только для того, чтобы открыть путь к отступлению еврейских бойцов.

В это время Армия Крайова поставила Еврейской боевой организации 1 легкий пулемет, 2 пистолета-пулемета, 50 пистолетов (все с магазинами и боеприпасами), 10 винтовок, 600 ручных гранат с детонаторами, 30 килограммов взрывчатки (пластиковой, сброшенной с британских самолётов), 120 килограммов взрывчатки собственного производства, 400 детонаторов для бомб и гранат, 30 килограммов калия для изготовления зажигательных «коктейлей Молотова» и, наконец, большой количество селитры, необходимое для производства пороха. Еврейская боевая организация также получила инструкции о том, как производить бомбы, ручные гранаты и бутылки с зажигательной смесью; как строить укрепления и где взять рельсы и цемент для их строительства.

19 апреля 1943 года — в первый день восстания в Варшавском гетто — три части Армии Крайовой под командованием капитана Юзефа Пшенного заняли свои посты у стен гетто на улице Бонифратерска и попытались взорвать стену минами. Обнаруженные преждевременно, они атаковали немцев, при этом четверо саперов пытались пробиться к стене. Двое из них погибли на месте — Эугениуш Моравски и Йозеф Вильк, а третий получил ранения в обе ноги. Капитан Пшенни приказал своим людям отступить и отступил, взяв с собой четырех раненых и взорвав мины на улице. Во время боя несколько немцев были убиты, но попытка взорвать стену окончилась неудачей.

На следующий день отряд Гвардии Людовой Польской рабочей партии под руководством Францишека Бартошека атаковал немецкий пулеметный пост у стены гетто на улице Новинярской. Двое эсэсовцев погибли.

22 апреля отряд Армии Крайовой под командованием Вецковского разгромил отряд вспомогательной полиции Литвы у стен гетто.

В Страстную пятницу, 23 апреля, отряд Армии Крайовой во главе с лейтенантом Ежи Скупенским атаковал ворота в стене гетто на улице Павия. Им приказали взорвать ворота. Двое немецких часовых были убиты у ворот, но под сильным шквалом огня немцев, сходившихся со всех сторон, солдаты Армии Крайовой были вынуждены отступить, по пути убив четырех офицеров СС и полиции, чья машина случайно пересекла путь их отступления.

В ходе беспокоящих действий по приказу командующего Варшавской Армией Крайовой полковника Антони Хрущеля (псевдоним: Монтер) немецкие часовые на улицах Лешно и Орла были расстреляны солдатами Армии Крайовой во главе с кадетским офицером Збигневом Сталковским; другое подразделение Армии Крайовой, возглавляемое Тадеушем Керн-Едриховским, убило часовых СС на улице Закрочимской.

Бои также велись в районе Повонзковского кладбища (под командованием Владислава Анджейчака) и возле еврейского кладбища (под руководством Лешека Раабе, командира Боевой Социалистической Организации). Заместитель Раабе Влодзимеж Качановский организовал побег еврейских членов Польской социалистической партии из гетто.

В Страстную пятницу, 23 апреля, Еврейская боевая организация обратилась к польскому населению с призывом, заявив, что борьба в гетто поддерживает освященный веками польский девиз: «За вашу и нашу свободу», и подчеркнув, что евреи и поляки стали братьями по оружию.

Генрик Ивански, командир польских участников восстания.

Командир еврейского отряда на площади Мурановского Давид Мориц Апфельбаум направил капитану Иванскому сообщение, в котором сообщил ему, что он ранен, и просил предоставить оружие и боеприпасы. На следующий день Ивански и 18 его людей (в том числе его брат Вацлав и два его сына, Роман и Збигнев) прошли в гетто через туннель под улицей Мурановской. Они привезли с собой оружие, боеприпасы и продукты для людей Апфельбаума и, видя крайнее истощение еврейских бойцов, сменили их на постах среди руин на площади Мурановского и улице Налевки, отражая неоднократные нападения немцев.

Тот же туннель был использован без промедления для эвакуации раненых евреев на арийскую сторону. Позже брат Иванского и оба его сына были убиты во время боя, а сам Ивански был тяжело ранен. После подавления восстания люди Иванского несли своего раненого командира обратно через туннель, взяв с собой также 34 полностью вооруженных еврейских бойца.

Согласно подпольной газете «Glos Warszawy» (23 апреля 1943 г.), когда началось восстание, «в гетто были поляки, которые плечом к плечу сражались на улицах гетто с евреями против немцев». Имелась ли в виду именно группа Иванского, или были и другие, не установлено.

Но помощь евреям была недостаточна и часто запаздывала, так как в штабе Армии Крайовой существовали антисемитские настроения, с которыми еврейский сектор вел безуспешную борьбу. Оружия в гетто переправлялось мало, тогда как на складах Армии Крайовой в Варшаве его было вполне достаточно; еврейским повстанцам не были переданы схемы канализационной системы города, которые могли бы помочь последним оставшимся в живых бойцам выйти из гетто.

Антисемитские настроения в Армии Крайовой особенно ярко проявились в восточных районах Польши, присоединенных в 1939 г. к Советскому Союзу: здесь еврейским подпольщикам в гетто не оказывалось никакой помощи, а в лесах партизаны из отрядов Армии Крайовой убивали евреев. Так, большинство повстанцев Варшавы, которым удалось по канализационным туннелям выйти из гетто и с помощью Армии Людовой добраться до реки Буг, погибло от рук польских партизан.

Историк Йегуда Бауэр отмечает:

« Генерал Бур-Коморовский, командующий (польской) подпольной Армией Крайовой... 15 сентября 1943 года издал приказ, прямо предписывающий уничтожение еврейских партизанских групп, сражавшихся в польских лесах, обвинив их в бандитизме »

Коммунисты и левые социалисты, создавшие подпольную организацию Армия Людова, пытались помочь еврейским подпольщикам оружием, передавая его в различные гетто. Выход повстанцев из Варшавского гетто был осуществлен с помощью Армии Людовой. Но Армия Людова начала активно действовать только в конце 1943-начале 1944 гг., когда большая часть еврейского населения Польши была уничтожена. Большинство поляков эту армию не поддерживало и игнорировало ее призывы спасти евреев.

Память о восстании

Уцелевшие участники восстания после войны опубликовали свои воспоминания. Они давали показания на процессе над Эйхманом.[3]

Многие подробности боевых действий были выяснены из попавшего в руки западных военных письменного отчёта эсэсовского генерала Штропа, командовавшего подавлением восстания. Этот генерал сидел в одной камере с польским партизаном из Армии Крайовой Казимежем Мочарским и рассказывал ему истории про подавление восстания. Мочарский, которому удалось выйти на свободу, написал книгу «Беседы с палачом» («Rozmowy z katem»), содержащую дополнительные сведения.

В память о восстании во многих городах Израиля есть улицы Лохамей hа-гетаот (бойцов гетто) или Мордей hа-гетаот (повстанцев гетто), причём слово «гетто» стоит во множественном числе: помнят обо всех восстаниях.

В Западной Галилее в 1949 г. группой бывших партизан и бойцов еврейского антинацистского сопротивления в Польше и Литве был основан кибуц Лохамей hа-гетаот. В нём действует Музей борцов гетто, в котором хранится архив документов, касающихся Катастрофы, и изучается история еврейского антинацистского сопротивления в оккупированной Европе.[4]

12 апреля 1951 г. Кнесет постановил отмечать 27 нисана как День памяти Катастрофы и героизма (יוֹם הַזִּכָּרוֹן לַשּׁוֹאָה וְלַגְּבוּרָה, Йом hа-зикаро́н ла-Шоа́ ве-ла-гвура́). Эта дата приходится на дни омера, между годовщиной восстания в Варшавском гетто (первый день праздника Песах) и Днем памяти павших воинов Израиля (4 ияра). 4 марта 1959 г. был принят закон, провозглашавший День памяти Катастрофы и героизма днем национального траура; согласно поправке к нему от 1961 г., в канун 27 нисана отменяются все публичные увеселения.[5]

См. также

Примечания

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Польша в ЭЕЭ