Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Французский Синедрион

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск



Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

Французский Синедрион - съезд представителей еврейских общин Франции и зависимых от нее стран и областей, состоявшийся в Париже в феврале–марте 1807 г.

Содержание

Созыв Собрания нотаблей

Продолжая традиции Великой французской революции, в ходе которой евреям Франции, а позднее и присоединенных к ней стран и областей (Бельгии, Ниццы, Савойи, левобережья Рейна) были предоставлены равные с христианами гражданские права, Наполеон I с приходом к власти (1799; с 1804 г. — император) выступил как сторонник еврейской эмансипации. В завоеванных им странах (Италии, Нидерландах и других) принцип равноправия евреев последовательно проводился в жизнь.

Вместе с тем, само существование еврейства как обособленной этнокультурной и религиозной группы, большей частью резко отличавшейся от основного населения страны и следовавшей предписаниям Ѓалахи, противоречило стремлению Наполеона I создать унитарное государство с единым для всех граждан всеобъемлющим законодательством. В связи с этим французское правительство начало в 1806 г. осуществлять мероприятия, направленные на установление эффективного государственного контроля над еврейскими общинами.

Поводом для принятия таких мер стали жалобы эльзасских (см. Эльзас) крестьян на злоупотребления евреев-ростовщиков, поданные Наполеону I во время его пребывания в Страсбуре (начало 1806 г.). Получив также официальные донесения, подтверждавшие эти жалобы, император провел специальное заседание Государственного совета, посвященное еврейскому вопросу. Большинство участников заседания высказалось за введение особого закона, запрещающего ростовщичество; предлагалось также выяснить, существует ли противоречие между принципами иудаизма и законами страны и, если такое будет выявлено, изгнать всех евреев из Франции.

В соответствии с этими предложениями 30 мая 1806 г. был издан императорский декрет, приостанавливавший на год в восьми северо-восточных департаментах Франции (где проживало большинство еврейского населения страны) взыскание долгов евреями.

Одновременно Наполеон I объявил о созыве в Париже Собрания еврейских нотаблей. Его участников — раввинов и авторитетных светских лидеров — должно было назначить руководство общин с согласия префектов соответствующих департаментов, причем каждая община, насчитывавшая от 100 до 500 человек, могла послать в Собрание одного представителя, от 500 до 1000 человек — двух, и т. п. Руководство работой собрания Наполеон I возложил на специальных уполномоченных правительства, которым поручалось изложить делегатам планы императора относительно «исправления» евреев и их превращения в полноценных граждан страны, а также выслушать встречные предложения. Подчеркивалось, что ограничение гражданских прав евреев не входит в планы правительства.

Еврейское население Франции и других стран Западной Европы в целом положительно восприняло известие о созыве Собрания нотаблей, несмотря на опасения, что оно может превратиться в суд над еврейством. Общины Северной Италии, незадолго до этого включенной в состав Франции (под названием Итальянское королевство), просили предоставить их представителям право участвовать в работе Собрания; эта просьба была удовлетворена.

Всего в Собрание еврейских нотаблей было избрано 111 человек, из них 61 – от северных и северо-восточных (прежде всего прирейнских) департаментов Франции, десять — от Парижа, семь — от департаментов юго-запада страны, 17 – от южных и юго-восточных областей, 16 – от общин Итальянского королевства. Делегаты представляли три основные группы еврейства Франции: так называемых «португальских» евреев (сефардов), выходцев из Германии и выходцев из Италии. Языковые различия между участниками Собрания еврейских нотаблей были столь велики, что им нередко приходилось объясняться через переводчика.

Работа Собрания

Открытию Собрания еврейских нотаблей, назначенному на 26 июля 1806 г., предшествовало оживленное обсуждение еврейского вопроса во французской печати, причем в ряде газет, включая правительственный вестник «Монитер», нередко высказывались антисемитские суждения. Первое пленарное заседание Собрания, посвященное выборам его председателя, было распоряжением министра внутренних дел назначено на субботу. Это вызвало разногласия среди делегатов: нерелигиозные участники Собрания (главным образом из юго-западных департаментов и из Парижа), во главе с А. Фуртадо (1756–1817) из Бордо, предложили принять все требования властей, в то время как представители ортодоксальных общин Эльзаса и Италии, возглавляемые раввином Б. И. Берром (1744–1828), выступили против нарушения субботы. В итоге делегаты согласились провести заседание Собрания в субботу, одновременно предоставив его верующим участникам возможность заполнить бюллетени для тайного голосования днем ранее. В результате выборов председателем Собрания еврейских нотаблей стал А. Фуртадо.

На втором пленарном заседании Собрания специальный уполномоченный французского правительства, член государственного совета граф Л. М. Молэ сказал: «Его величество желает, чтобы вы были французами; принятие этого звания зависит от вас. Помните, что, оказавшись недостойными, вы откажетесь от него». Л. М. Молэ поставил на обсуждение делегатов 12 вопросов, предложенных императором:

  1. могут ли евреи иметь несколько жен?
  2. разрешает ли еврейская религия развод и считается ли он действительным, если противоречит гражданскому кодексу Франции и не подтвержден гражданским судом?
  3. разрешены ли евреям смешанные браки с христианами?
  4. являются ли французы-христиане в глазах французских евреев их братьями или чужаками?
  5. в обоих случаях какое отношение к французам-христианам предписывает еврейская религия?
  6. считают ли евреи Францию своим отечеством, если они родились в этой стране и являются, согласно закону, ее гражданами? Обязаны ли они ее защищать и повиноваться всем ее законам, включая гражданский кодекс?
  7. кто назначает раввинов?
  8. какие полицейские функции выполняют раввины? Какова сфера их судебной власти?
  9. определены ли порядок выборов раввинов и их полицейские и судебные полномочия законом, или же они регулируются только обычаем?
  10. существуют ли профессии, запретные для евреев согласно их законам?
  11. разрешает ли религиозный закон евреям получать ссудный процент от их единоверцев?
  12. разрешает ли религиозный закон евреям получать ссудный процент от неевреев?

Для составления ответов на перечисленные вопросы Собрание еврейских нотаблей избрало комиссию в составе 12 человек (в том числе четырех раввинов) под руководством выдающегося hалахиста, раввина Д. Зинцхейма (1745–1812, в 1808–12 гг. — первый главный раввин Франции) из Страсбура. Составленные комиссией формулировки (в основном предложенные Зинцхеймом), к обсуждению которых Собрание нотаблей приступило 4 августа, были пронизаны стремлением отстоять, насколько возможно, и галахические установления, и гражданские права французского еврейства, доказав, что приверженность иудаизму не мешает евреям быть патриотами Франции и ее законопослушными подданными.

Так, во введении подчеркивалось, что согласно Ѓалахе закон страны, в которой проживают евреи, обязателен для них и может даже предпочитаться еврейскому закону; таким образом, те религиозные предписания, которые противоречат французскому законодательству, должны считаться утратившими силу. В ответе на шестой вопрос Собрание еврейских нотаблей декларировало: «Французский еврей считает, что в Англии он находится среди чужаков, даже если это евреи... Подобное чувство настолько глубоко укоренилось, что во время последней войны французские евреи самоотверженно сражались с другими евреями — подданными стран, воевавших с Францией».

Отвечая на седьмой — девятый вопросы и стремясь развеять подозрения, что еврейские общины являются «государством в государстве», делегаты указали, что раввины не имеют ни полицейской, ни судебной власти, а их авторитет чисто духовный. Вместе с тем было отмечено, что отсутствие четкой организационной структуры управления общинами и регулярного финансирования (после предоставления евреям гражданских прав уплата общинных сборов стала добровольной) наносит им серьезный ущерб.

Острая дискуссия развернулась при обсуждении ответа на вопрос о смешанных браках. Часть нерелигиозных делегатов предложила Собранию в соответствии с пожеланием властей разрешить такие браки; это вызвало энергичное сопротивление ортодоксов, в особенности раввинов. Усилиями раввина Д. Зинцхейма была выработана и утверждена компромиссная формула: Тора запрещает евреям лишь браки с представителями семи народов Ханаана; поскольку французы-христиане не являются таковыми, брак с ними не равнозначен отказу от еврейства и рассматривается еврейским религиозным законодательством так же, как и гражданский брак между евреями.

Значительные затруднения вызвали также вопросы, касающиеся ростовщичества. Отвечая на них, Собрание еврейских нотаблей признало, что, в отличие от законов Торы, галахические установления не запрещают евреям давать деньги в долг под проценты как своим соплеменникам, так и иноверцам; в то же время было подчеркнуто, что лишь незначительная часть евреев (так же, как и христиан) занимается ростовщичеством, и их злоупотребления не могут быть поставлены в вину целому народу.

Учреждение постоянного Синедриона

18 сентября 1806 г. Л. М. Молэ сообщил Собранию еврейских нотаблей, что Наполеон I остался доволен ответами на предложенные им вопросы и, считая, что решения Собрания должны обрести силу религиозного установления, обязательного для всех верующих евреев, постановил созвать в Париже Синедрион (Санхедрин) из 71 члена, призванный вновь, как и в период Второго храма, стать высшей религиозной инстанцией, наделенной правом принимать, пересматривать и отменять еврейские законы.

Восторженно приняв это известие, участники Собрания нотаблей обратились ко всем еврейским общинам Европы с манифестом, в котором предлагалось прислать своих представителей для участия в работе французского Синедриона. Опубликованный 6 октября 1806 г., этот манифест вызвал ликование среди евреев империи Наполеона I; в государствах, находившихся с ней во враждебных отношениях (Пруссия, Австрия, Россия), власти ограничивали распространение сведений о французском Синедрионе, опасаясь, что они могут пробудить у еврейского населения этих стран сочувственное отношение к наполеоновской Франции.

Негативно отнеслись к французскому Синедриону лишь небольшие группы сторонников религиозной реформы и ассимиляции (например, кружок последователей М. Мендельсона в Берлине, возглавляемый Д. Фридлендером).

Практическая подготовка к созыву французского Синедриона проходила под руководством комиссии Собрания нотаблей, образованной на паритетных началах представителями французского еврейства «португальского» (сефардского), итальянского и германского происхождения (всего девять человек). Членами французского Синедриона стали все раввины — участники Собрания еврейских нотаблей (17 человек), еще 25 его делегатов, избранных тайным голосованием, а также 29 раввинов, не бывших членами Собрания, но специально приглашенных нотаблями.

Таким образом, раввины составили почти две трети численного состава французского Синедриона. Его торжественное открытие состоялось 9 февраля 1807 г.; президентом (наси) французского Синедриона французское правительство назначило раввина Д. Зинцхейма. Французский Синедрион без дебатов утвердил решения Собрания еврейских нотаблей, дополнительно отредактированные подготовительной комиссией. Практически без обсуждения были приняты также девять специальных постановлений, гласившие:

  1. многоженство евреев не допускается (в тех странах, где оно запрещено законом);
  2. религиозному разводу должен предшествовать гражданский развод;
  3. религиозному браку должен предшествовать гражданский; если последний является смешанным, то он не может быть закреплен религиозной церемонией, но, тем не менее, действителен и не влечет за собой херем;
  4. евреи должны считать соотечественников-христиан своими братьями, поскольку они веруют в единого Бога — Творца всего сущего;
  5. справедливое и милосердное отношение ко всем согражданам, вне зависимости от их религиозной принадлежности, является моральным долгом евреев;
  6. еврей должен неукоснительно выполнять все гражданские обязанности, включая воинскую повинность, на время которой он освобождается от выполнения тех религиозных предписаний, которые могут помешать ему нести службу;
  7. поскольку ни одна профессия не является для евреев запретной, им следует посвятить себя земледелию, ремеслам и искусствам, отказываясь от тех занятий, которые вызывают ненависть и презрение окружающих (то есть от ростовщичества);
  8. евреям запрещено, ссужая деньги под проценты, делать различие между их единоверцами и христианами;
  9. величина ссудного процента должна соответствовать законам страны и в любом случае не выходить за пределы, обусловленные степенью финансового риска.

По инициативе А. Фуртадо этим постановлениям была предпослана особая резолюция, в которой говорилось, что иудаизм включает как собственно религиозные, так и политико-правовые элементы, причем, если первые неизменны во все времена, то вторые с изменением внешних условий существования еврейского народа могут пересматриваться авторитетным собранием, каковым и является французский Синедрион. Работа французского Синедриона завершилась 9 марта 1807 г. Собрание еврейских нотаблей было распущено 6 апреля 1807 г.

Эффект Синедриона

Вопреки ожиданиям евреев — подданных наполеоновской империи — работа французского Синедриона и его решения не привели к существенному улучшению их правового положения. Декретами Наполеона I от 17 марта и 13 декабря 1808 г., основанными на проекте реорганизации еврейских общин и религиозного культа, разработанном Советом еврейских нотаблей (но не обсуждавшемся французским Синедрионом), во Франции и зависимых от нее странах была введена система консисторий.

В то же время, декрет от 17 марта 1808 г. запретил евреям Франции (за исключением департаментов Жиронда и Ланд на юго-западе страны) заниматься в течение десяти лет рядом профессий, селиться в отдельных местностях, а в некоторых случаях и требовать выплаты долгов.

Несмотря на это, сам факт созыва французского Синедриона укрепил за пределами Франции представление о Наполеоне I как о стороннике равноправия евреев, что косвенным образом способствовало их полной или частичной эмансипации в отдельных европейских странах (например, в Пруссии в 1811 г.). Еще более важным фактором эмансипации стала предложенная Собранием еврейских нотаблей и французским Синедрионом модель разрешения противоречий между hалахическими установлениями и современным гражданским законодательством.

Вместе с тем, фактически сведя на нет воздействие Ѓалахи на повседневную (в частности, семейную) жизнь еврейского населения Франции и многих других государств, находившихся в сфере влияния наполеоновской империи, французский Синедрион в немалой степени способствовал ускорению секуляризации, а в конечном счете — и ассимиляции западноевропейского еврейства.

См. также

Источники

  • КЕЭ, том: 7. Кол.: 864–868.
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья СИНЕДРИОН ФРАНЦУЗСКИЙ в ЭЕЭ