Антисионизм

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Тип статьи: Регулярная статья

Антисиони́зм — движение, противодействующее сионизму на разных уровнях и с разными идеологическими основаниями.

Содержание

Основные сведения

С момента своего зарождения и до настоящего времени сионистское движение встречалось и встречается — как в еврейской, так и в нееврейской среде — с более или менее энергичным идеологическим и практическим противодействием со стороны представителей идейных и религиозных течений, политических партий и групп, общественных институтов, отвергающих — по различным причинам — цели сионизма или методы их достижения.

Истоки, конкретные проявления и результаты этого противодействия, которое может быть определено в его совокупности как антисионизм, рассматриваются в данном разделе.

Еврейский антисионизм

Наторей карта с плакатами Государство «Израиль» — ересь, убийства и грабеж. Вашингтон. Май 2005 года.

Ультраортодоксы

Одним из главных источников антисионизма в еврейской среде был и остается ортодоксальный иудаизм, многие приверженцы которого видят в сионизме, основанном на концепции естественного самоизбавления еврейского народа вне зависимости от Божественной воли, выраженной в приходе Мессии, разрыв с религиозной традицией еврейства, закрепившей эсхатологическую трактовку возвращения к Сиону.

Хотя ортодоксальные раввины (Ц. Х. Калишер, Э. Гутмахер) были в числе провозвестников сионизма, а раввины Ш. Могилевер, И. Рюльф и другие активно участвовали в движении Ховевей Цион и поддерживали Т. Герцля (в 1897 г. И. Рюльф решительно осудил антисионистскую акцию протестраббинер, см. ниже), они и их последователи (И. Я. Рейнес, М. Бар-Илан и другие), образовавшие религиозное течение в сионизме, представленное главным образом партией Мизрахи, составляли первоначально меньшинство.

Уже первые выступления Ц. Х. Калишера и его немногочисленных сторонников вызвали негативную реакцию подавляющего большинства ортодоксов. Один из их духовных вождей, раввин Ш. Р. Гирш, признавая, что «еврейский народ… нигде не найдет свой стол и свою лампу [не достигнет экономического процветания и духовного совершенства], кроме как в Святой земле», подчеркивал в то же время, что и сама Эрец-Исраэль, и созданное в ней государство были и будут даны евреям только свыше, как орудие для выполнения заветов Торы, и критиковал характерное для сионизма (особенно на раннем этапе его развития) тотальное отрицание галута, считая, что оно дает антисемитам желанный предлог для сохранения неравноправия евреев.

С возникновением в России, Польше, Румынии и ряде других стран первых ячеек Ховевей Цион противодействие ортодоксов нарождавшемуся еврейскому национальному движению стало более энергичным. Наиболее непримиримо борьбу с ним повели ультра­ортодоксы Галиции, во главе которых стоял раввин города Коломыя Х. Лихтенштейн (1815-91).

Духовные вожди хасидов), как правило, строго запрещали своим приверженцам сотрудничать с Ховевей Цион, а позже — и с сионистами, в особенности религиозными. Такие же позиции заняла организация Махзикей hа-дат, созданная ортодоксальными раввинами Галиции и Буковины в 1878 г. (первоначально — для борьбы с ассимиляторами и маскилим). Даже либерально настроенный раввин Вены А. Еллинек решительно отверг предложение присоединиться к Ховевей Цион, переданное ему Л. Пинскером, и вступил с ним в публичную полемику.


« По поводу вашего вопроса о сионистах и их банке, отвечаю вкратце: Даже если бы эти люди были верны Всевышнему и Его Торе, и также если можно было бы подумать, что они смогут достигнуть своей цели — то нам нельзя их слушать в этом (чтобы сделать наше избавление своими руками). Ведь нам даже запрещено приближать избавление умножая молитвы о нем (см. РаШи на трактат Кетубот 111а и см. Мидраш Шир hа-Ширим 2) — и тем более применяя материальные усилия и хитрости. А именно, выйти из изгнания силой — мы не имеем права. И не от этого будет наше избавление и выкуп души нашей. И в частности — что это против нашей истинной надежды, ведь все наше ожидание и надежда — что приведет Святой, да будет Он благословен, нам праведного Мошиаха вскоре в наши дни и будет наше избавление [руками] Самого Всевышнего… И если не дай Бог удастся им завладеть (святой) землей, как они мечтают, то они загрязнят и осквернят её своими мерзостями и злодейскими делами и удлинят этим (не дай Бог) время изгнания.
р. Шолом Дов Бер, адмор из Любавич[1]
»

Ортодоксы, составлявшие костяк «старого» ишува, крайне враждебно отнеслись к участникам первой алии (хотя именно ортодоксальные евреи положили начало созданию сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ных поселений в Эрец-Исраэль, основав в 1878 г. Петах-Тикву).

По мере того, как еврейское национальное движение приобретало все более ярко выраженный светский характер, разрыв между ним и значительным большинством ортодоксии постепенно увеличивался, а с возникновением политического сионизма перерос в открытый конфликт.

Руководители ряда крупнейших ортодоксальных общин в решительной форме осудили идеи Т. Герцля и планы созыва Сионистского конгресса (ортодоксы Мюнхена воспрепятствовали его проведению в этом городе), а в некоторых странах (например, в Нидерландах) даже запретили верующим под страхом херема вступать в сионистские организации.

Группа ортодоксальных раввинов-митнагдим учредила в Ковне так называемое «Чёрное бюро» («Ѓа-Лишка hа-шхора»), выпускавшее антисионистскую литературу. К ортодоксии принадлежали два из пяти протестраббинер, подписавших в 1897 г. резкую антисионистскую декларацию, которая годом позже была поддержана Ассоциацией раввинов Германии; сам факт возникновения группы протестраббинер, в которую вошли как ортодоксы, так и их противники из реформистского лагеря, показал, что антисионизм стал одной из точек соприкосновения между ними.

Главный раввин Вены М. Гюдеман, в котором Т. Герцль первоначально видел своего потенциального союзника, после некоторых колебаний выступил в книге «Национальные начала еврейства» (1897) с критикой основных положений концепции политического сионизма, использовав при этом аргументацию, характерную для реформистов и ассимиляторов (в частности, он доказывал, что понятия «еврейский народ» не существует). Ортодоксы (в том числе члены Мизрахи) почти не участвовали во второй и третьей алие.

Основная статья: Агудат Исраэль

Во втором десятилетии 20 в. ведущей организацией, противостоявшей сионизму с позиций ортодоксального иудаизма, стала Агудат Исраэль, созданная в 1912 г.; в 1919 г. антисионизм был провозглашен одним из центральных принципов ее политической программы. В межвоенный период Агудат Исраэль вела против сионизма как идеологическую, так и политическую борьбу; в частности, стремилась не допустить избрания сионистов в руководящие органы еврейских общин, а в Польше — соперничала с сионистскими организациями на парламентских и муниципальных выборах.

В Эрец-Исраэль Агудат Исраэль, которую здесь первоначально возглавляли крайние антисионисты, отказалась войти в Кнесет-Исраэль и пыталась при помощи британских мандатных властей закрепить организационную обособленность «старого ишува», на который она в основном опиралась. Члены Агудат Исраэль вели непрерывную кампанию нападок на верховный ашкеназский раввинат Эрец-Исраэль, во главе которого стоял сторонник сионизма раввин А. И. Кук. В 1922-24 гг. Я. И. де Хаан, действовавший с благословения руководства Агудат Исраэль, пытался достичь соглашения с арабскими националистами за счет национальных и политических интересов большинства еврейского населения страны.

Несмотря на то, что большинство духовных лидеров ортодоксии выступало против возвращения евреев в Эрец-Исраэль до прихода Мессии, усиление антисемитизма в Европе в 1920-х гг., а затем и прямые антиеврейские гонения, начавшиеся в 1930-х гг. в Германии и ряде других стран, привели к тому, что в ходе четвертой и пятой алии в Эрец-Исраэль переселилось значительное число ортодоксов, многие из которых, стремясь активно участвовать в строительстве еврейского государства, присоединились не к Агудат Исраэль, а к религиозным и даже нерелигиозным сионистским партиям.

Тем самым было положено начало постепенному отходу основной части ортодоксального еврейства от антисионистских позиций. Под влиянием этого процесса к руководству Агудат Исраэль в Эрец-Исраэль в 1935 г. пришли новые лидеры, взявшие курс на установление контактов с сионистскими организациями. Третий съезд Большого собрания всемирного движения Агудат Исраэль (1937) фактически признал возможность восстановления еврейской государственности при условии, что она будет основана на «законах Торы».

В период Катастрофы и сразу после нее многие хасидские цадики (в том числе из влиятельной династии Гур) пересмотрели свое отрицательное отношение к сионизму. В 1947 г. Агудат Исраэль поддержала требование сионистов о создании самостоятельного еврейского государства и вошла в Народный совет, принявший Декларацию независимости Израиля. В настоящее время почти все ортодоксальные общины и организации лояльно относятся к Государству Израиль; часть из них широко сотрудничает с сионистами.

Агудат Исраэль и другие политические партии, представляющие ортодоксальную общину страны, неоднократно входили в состав правительств Израиля. Лишь небольшая ультра­ортодоксальная группировка Наторей карта (отколовшаяся от Агудат Исраэль в 1935 г.) и поддерживающие ее сатмарские хасиды продолжают прямую конфронтацию с сионизмом и не признают права Государства Израиль на существование.

В 1991 г., с началом прямых арабо-израильских мирных переговоров, лидеры Наторей карта потребовали, чтобы та часть иерусалимского квартала Меа-Шеарим, где проживают члены группировки, была включена в состав будущей палестинский автономии в Иудее и Самарии.

Либерально-реформистские течения

Среди активных оппонентов сионизма были в начальный период его развития и представители другого религиозного течения — реформизма в иудаизме, видевшие в еврействе не народ, а прежде всего религиозную общину, призванную нести миру универсальное этическое учение.

Уже в 1845 г. реформисты исключили из литургии бенедикцию кибуц галуйот; в 1885 г., когда еврейское национальное движение еще только зарождалось, реформистские раввины США (где течение имело прочные корни и пользовалось значительным влиянием) приняли Питсбургскую платформу, в которой, в частности, говорилось: «Мы считаем себя уже не нацией, а религиозным сообществом, и потому не ожидаем ни возвращения в Палестину, …ни восстановления каких-либо законов, касающихся еврейского государства».

К. Колер (1843—1926), А. М. Вайз и другие руководители американского реформизма видели в национальном движении свидетельство «упадка» и «деморализации» еврейского народа. В 1890 г. реформистская Центральная конференция американских раввинов недвусмысленно осудила концепцию возвращения к Сиону и противопоставила ей лозунг «Америка — наш Сион». После возникновения в США первых сионистских кружков эта же организация заявила: «Мы решительно осуждаем любые попытки создания еврейского государства. Такие попытки демонстрируют непонимание миссии Израиля…»

Почти одновременно три лидера реформистских общин Германии подписали антисионистскую декларацию протестраббинер. Несмотря на то, что многие реформистские раввины США симпатизировали сионизму, а некоторые из них (С. С. Вайз, А. Ѓ. Силвер) вошли в число руководителей сионистского движения страны, Центральная конференция американских раввинов и Союз американской еврейской конгрегации (объединение реформистских общин) оставались до конца Первой мировой войны на позициях Питсбургской платформы.

В 1920-х гг. руководство реформистского движения США установило контакты с сионистами, а в 1929 г. приняло участие в создании «расширенного» Еврейского агентства; но лишь в 1935 г. Центральная конференция американских раввинов официально разрешила своим членам самим решать вопрос об участии в сионистских организациях.

В 1937 г. она утвердила Колумбусскую платформу, в которой признавалось существование еврейского народа и подчеркивалось, что «все евреи обязаны способствовать обустройству Палестины, стремясь сделать ее не только убежищем для угнетенных, но и центром культурной и духовной жизни еврейства».

Сходную резолюцию в том же году принял Союз американской еврейской конгрегации. Эти решения привели к выделению группы реформистов, продолжавших выступать против сионизма; в 1942 г. они образовали Американский совет по иудаизму, который подверг острой критике Билтморскую программу, а после провозглашения независимости Израиля заявил: «Государство Израиль не является ни государством евреев, ни родиной еврейского народа; для американцев еврейского вероисповедания это — иностранное государство».

В настоящее время Американский совет по иудаизму, несмотря на ограниченность его влияния и социальной базы (почти все члены совета — представители наиболее зажиточных и склонных к ассимиляции слоев еврейства США), остается крупнейшей в мире еврейской антисионистской организацией. Всемирный союз прогрессивного иудаизма, который представляет подавляющее большинство сторонников реформизма, входит с 1976 г. во Всемирную сионистскую организацию.

Общинно-бюрократические силы

До Первой мировой войны в оппозиции сионистскому движению находились также многие еврейские представительные, общинные и филантропические организации, руководители которых (в ряде случаев склонявшиеся к ассимиляторству) рассматривали сионизм как утопию, попытка реализовать которую лишь ухудшит положение евреев в странах диаспоры. В США против сионизма выступил Американский еврейский совет, в Великобритании — Борд оф депьютиз, Англо-еврейская ассоциация и созданный ими Совместный комитет по иностранным делам (в мае 1917 г., стремясь сорвать подготовку Декларации Бальфура, он опубликовал в газете «Таймс» резкое антисионистское заявление), во Франции — Альянс, в Германии — Центральный совет германских граждан иудейского вероисповедания, под эгидой которого в 1914 г. был учрежден Антисионистский комитет.

После Первой мировой войны многие из этих организаций (в том числе Американский еврейский комитет, Борд оф депьютиз, Англо-еврейская ассоциация) одобрили идею строительства еврейского национального очага в Эрец-Исраэль и начали сотрудничать с сионистами в рамках «расширенного» Еврейского агентства. С созданием Государства Израиль практически все неполитические еврейские организации мира (кроме тех, которые действовали в социалистических и мусульманских странах) окончательно перешли на просионистские и произраильские позиции.

Автономисты

Среди идейных и политических противников сионизма особое место занимали в первые четыре десятилетия 20 в. сторонники автономизма. Это движение (его основателями были С. Дубнов, Х. Житловский и другие), зародившееся почти одновременно с сионизмом, было, подобно ему, нацелено на национальную самореализацию еврейского народа, но, в отличие от сионистов, автономисты видели путь к ее достижению не в собирании евреев в Эрец-Исраэль и воссоздании ими независимого государства, а в национально-культурной автономии еврейских меньшинств в странах диаспоры.

Признавая большое значение Эрец-Исраэль как одного из возможных центров еврейской автономии, С. Дубнов, Х. Житловский и их последователи отвергали сионизм, считая его псевдомессианством, мешающим еврейству отстаивать свои национальные права в странах рассеяния (лозунг «Вести борьбу на своих позициях»). Автономисты отрицали также роль иврита как основы духовного возрождения евреев, противопоставляя ему идиш как живой разговорный язык значительной части еврейского народа.

Несмотря на то, что в 1906 г. сионистские организации России и Австро-Венгрии (многонациональных государств со значительным еврейским населением), а после Первой мировой войны — Польши, Румынии и ряда других стран включили в свои программы требование предоставить евреям национально-культурную автономию, Фолкспартей, основанная С. Дубновым в 1906 г., сходная с ней по идейным установкам одноименная партия, действовавшая в 1918-39 гг., а также Социалистическая еврейская рабочая партия, созданная последователями Х. Житловского в 1906 г. и просуществовавшая до 1917 г., выступали в России, Польше и прибалтийских государствах в качестве политической силы, противостоящей сионистскому движению (хотя и значительно уступавшей ему по степени влияния на еврейские массы). После Катастрофы европейского еврейства автономизм прекратил свое существование и как идеологическое течение, и как политическое движение.

Территориализм

Известную опасность для сионистского движения представлял на протяжении нескольких лет территориализм, приверженцы которого полагали, что объединение и национальное возрождение еврейского народа могут быть достигнуты не только в Эрец-Исраэль, но и — при определенных условиях — на другой территории, выделенной для этой цели каким-либо государством или всем международным сообществом.

Выход территориалистов из Всемирной сионистской организации (после того, как 7-й Сионистский конгресс отверг в 1905 г. план Уганды) и создание ими Еврейского территориального общества, в которое вошли многие известные сионисты (И. Зангвил, И. Ясиновский, М. Э. Мандельштам, Н. Сыркин), привели к расколу целого ряда сионистских организаций и — в некоторых странах — к спаду или даже кризису движения.

Этому способствовало и то, что с 1906 г. территориалисты вступили в острую публичную полемику с сионистами, продолжавшуюся до начала Первой мировой войны. Характерно, что некоторые еврейские деятели, в принципе отвергавшие концепцию возвращения к Сиону (например, Л. Вольф), присоединились к Еврейскому территориальному обществу, видя в нем удобный инструмент для борьбы против сионизма. Однако уже перед Первой мировой войной, в результате провала всех попыток создания еврейских колоний вне Эрец-Исраэль, влияние территориалистов быстро пошло на убыль; некоторые из них (например, Н. Сыркин) вернулись во Всемирную сионистскую организацию.

После публикации Декларации Бальфура Еврейское территориальное общество начало сотрудничать с сионистами, а в 1925 г. было формально распущено. Еще раньше (в 1920 г.) распалась Всеобщая еврейская колонизационная организация, основанная А. Носсигом в 1908 г. и также противопоставлявшая себя сионистскому движению. Небольшие общества территориалистского толка, возникшие в 1920-40-х гг., как правило, не выступали против сионизма, хотя объективно и препятствовали достижению его целей.

Коммунисты и их аналоги

Антисионизм стал также одной из важных составных частей политической платформы Бунда, основанного (октябрь 1897 г.) почти одновременно со Всемирной сионистской организацией. Претендуя на роль единственного представителя еврейских трудящихся Российской империи (что вызвало замечание Г. Плеханова: «Бундисты — это сионисты, боящиеся морской болезни»), члены Бунда отрицали в то же время существование единого еврейского народа и считали, что «еврейский вопрос» может быть разрешен лишь в результате свержения капиталистического строя и создания социалистического общества в странах диаспоры.

Идеологи Бунда характеризовали сионизм как реакционное буржуазное или мелкобуржуазное националистическое движение, отвлекающее еврейских рабочих от борьбы за их классовые интересы. В конце 19 в. — начале 20 в. Бунд был самым опасным противником сионистов (особенно сионистских социалистических групп) в борьбе за влияние на еврейские массы России и Польши; под прямым или косвенным воздействием партии еврейской социалистической организации Галиции (Еврейская социал-демократическая партия), США (Еврейская социалистическая федерация Америки), Нидерландов, Аргентины и ряда других стран заняли антисионистские позиции.

Бунд последовательно отказывался сотрудничать с сионистами, даже в тех сферах, где интересы обоих движений совпадали (например, в организации отрядов самообороны). Сионистов не принимали в созданные Бундом профсоюзы; со своей стороны, некоторые сионистские ассоциации поддержали отколовшуюся от Бунда и противостоявшую ему Еврейскую независимую рабочую партию (часть лидеров которой впоследствии присоединилась к сионистскому движению).

Отношения между бундовцами и сионистами не улучшились и после того, как на 4-м съезде Бунда (1901) было выдвинуто требование национально-культурной автономии для российского еврейства, что фактически означало переход партии на позиции автономизма. Конфронтация между двумя движениями продолжалась в России вплоть до их ликвидации советской властью в конце 1910-х — начале 1920-х гг.; в евсекциях, ставших в 1919 г. инициаторами репрессий против российских сионистов, ведущую роль играли бывшие члены Бунда и социалисты-территориалисты.

В межвоенный период Бунд был одной из крупнейших еврейских антисионистских организаций Польши и одним из главных соперников сионистских партий в борьбе за голоса еврейских избирателей; в то же время в некоторых случаях бундовцы выступали на муниципальных и парламентских выборах в блоке с «левыми» или «правыми» Поалей Цион. Небольшие группы бундовцев, созданные в некоторых странах после Второй мировой войны и существующие по сей день, в целом положительно оценивают факт существования Государства Израиль, но отрицают его особое значение для мирового еврейства. Члены этих групп, как правило, не занимаются политической деятельностью, и их влияние ничтожно.

С конца 1910-х гг. активную борьбу с сионизмом повели еврейские коммунистические организации и объединения — евсекции в Советском Союзе, Еврейская Федерация коммунистической партии в США и другие; в ряде стран их деятельность стала существенным фактором распространения антисионистских настроений среди евреев. Но уже к началу 1930-х гг. все группы такого рода утратили организационную самостоятельность и растворились в компартиях соответствующих стран; воздействие коммунистической идеологии на еврейство почти повсеместно (за исключением Советского Союза и, в определенной степени, США) значительно уменьшилось.

Еврейские коммунистические группировки в Эрец-Исраэль, равно как и созданная на их основе Израильская коммунистическая партия (Маки), также были антисионистскими; их влияние всегда оставалось весьма ограниченным. В 1960-х гг. руководство Маки отказалось участвовать в инспирированных советским руководством антисионистских и антиизраильских кампаниях, что привело в 1965 г. к расколу партии и выделению из нее Нового коммунистического списка (Раках), члены которого (главным образом арабы) продолжают выступать против сионизма (в последние годы в несколько завуалированной форме). Подробнее о коммунистическом антисионизме см. ниже.

В 1960-х гг. с резкой критикой сионизма и Государства Израиль выступили многие еврейские интеллектуалы, участвовавшие в движении новых левых или находившиеся под влиянием его идеологии. Но уже к концу десятилетия, с переходом большинства сторонников движения от антисионизма к антисемитизму, почти все евреи покинули леворадикальный лагерь. Об антисионизме новых левых см. ниже.

Существуют некоторые секулярные движения и отдельные деятели в Израиле, по разным причинам вставшие на путь антисионизма. Пример таких деятелей — Шамир, Исраэль.

Нееврейский антисионизм

Вследствие того, что сионизм является — и по составу участников, и по целям — чисто еврейским движением, подавляющее большинство идейных течений и политических объединений, прямо не связанных с еврейством, не выработало четкого отношения к этому движению: последовательный антисионизм присущ лишь немногим из них.

Высказывания и действия, так или иначе направленные против сионизма, в большинстве случаев обусловлены вне еврейской среды конкретными экономическими или политическими интересами отдельных государств, социальных или этнических групп, а не негативным отношением к сионизму как таковому; целые серии антисионистских акций (такие, как политика Великобритании в Эрец-Исраэль в 1920-40-х гг.) часто не связаны с какими-либо принципиальными соображениями.

Единый подход к сионизму не сформировался даже у антисемитов: как в прошлом, так и в настоящем некоторые из них (например, члены общества «Память» и подобных ему организаций, возникших в Советском Союзе в середине 1980-х — начале 1990-х гг.) полагали, что истинной целью этого движения является достижение евреями мирового господства (см. «Протоколы сионских мудрецов»).

Другие благожелательно относятся к сионистам, иногда даже поддерживая их в надежде, что сионистская деятельность приведет к уменьшению «еврейского присутствия» в странах диаспоры (в экстремистском варианте — поможет собрать евреев в одном месте, где их будет легче уничтожить). Следует также учитывать тот факт, что в последние десятилетия под маской антисионизма нередко ведется антисемитская пропаганда, поэтому значительная часть антисионистских по форме высказываний и публикаций в действительности не имеет к сионизму никакого или почти никакого отношения.

Коммунистический антисионизм

Одним из немногих идейно-политических течений 20 в., последовательно и непримиримо враждебных сионизму, является коммунистическое движение. Его основоположник В. Ленин видел в сионизме (даже левого, социалистического толка) одно из проявлений буржуазного или мелкобуржуазного национализма, противостоящего пролетарскому интер­национализму и проповедующего классовый мир между рабочими и капиталистами одной национальности.

В статье «Мобилизация реакционных сил и наши задачи» (1903) Ленин доказывал, что сионизм — больший враг социал-демократии, чем антисемитизм. Позднее, в начале 1920-х гг., отвечая отказом на просьбу М. Горького прекратить преследования сионистов в Советской России, Ленин подчеркнул антагонистичность сионизма и коммунизма, обусловленную тем, что основная задача последнего — «уничтожение всех государств и организация на их месте союза коммун», в то время как сионисты «мечтают, как бы прибавить еще одно государство к уже существующим».

В соответствии с этими установками последователи Ленина — большевики (с марта 1918 г. — коммунисты) уже в 1900-х гг. развернули совместно с Бундом активную идейную борьбу с сионизмом; особо яростным нападкам подвергался выдвинутый частью сионистов лозунг неучастия евреев в политической борьбе в России. Несмотря на то, что с начала гражданской войны в стране сионистское движение объявило о своем нейтралитете, в 1919 г. коммунисты начали широкую репрессивную кампанию против него, завершившуюся к 1928 г. полной ликвидацией всех сионистских организаций, включая Еврейскую коммунистическую рабочую партию Поалей Цион, которая пыталась совместить сионизм с официальной коммунистической идеологией (см. выше).

Со второй половины 1920-х гг. принадлежность к сионистскому движению или сочувствие ему рассматривались в Советском Союзе как политические преступления и жестоко карались. В качестве противовеса сионистской концепции восстановления еврейской государственности в Эрец-Исраэль советскими властями был вначале выдвинут проект создания еврейских сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ных колоний в Крыму, а затем учреждена Еврейская автономная область на Дальнем Востоке.

Антисионистские позиции заняли все партии Коммунистического Интернационала (Коминтерна) и его центральные органы. Даже в годы Второй мировой войны коммунисты сравнительно редко сотрудничали с сионистами; среди немногочисленных примеров успешного взаимодействия двух движений — создание в гетто Варшавы Антифашистского блока и Еврейской боевой организации (1942), а также совместное участие сионистов и коммунистов в подпольной организации, действовавшей в гетто Вильнюса.

В 1947-48 гг. советское руководство оказало дипломатическую поддержку сионистам, боровшимся за создание еврейского государства; поставки тяжелого вооружения из Чехословакии, в правительстве которой преобладали коммунисты, во многом способствовали победе Израиля в Войне за независимость. Но это не стало началом перелома в отношениях между коммунизмом и сионизмом.

Уже в 1948-49 гг. сионистские организации были ликвидированы во всех странах Европы и Азии, оказавшихся в орбите советского влияния. В советской прессе, освещавшей в начале 1953 г. дело врачей, появились утверждения о существовании «международного заговора» сионистов против Советского Союза и стран «народной демократии».

В Чехословакии прямые обвинения в причастности к такого рода заговору были предъявлены евреям (в том числе двум гражданам Израиля), проходившим по процессу Сланского. Резкий антисионизм отличал процесс над Сланским от предыдущих чисток в других странах Восточной Европы.[2]

Начавшаяся во всех странах коммунистического блока антисионистская пропагандистская кампания прервалась после смерти И. Сталина (март 1953 г.), но во второй половине 1950-х гг. возобновилась, причем главной мишенью для нападок с этого времени стало Государство Израиль.

Официальный антисемитизм, иногда прикрытый тонким слоем антисионизма, был особенно заметен в Украине: в 1963 году Академия наук Украины опубликовала примитивную карикатуру Трофима Кичко «Иудаизм без прикрас» — откровенно антисемитский труд под видом науки.[3] Антисемитизм был усилен, особенно в 1970-х годах, резким антисионизмом в газетах, книгах и журналах.[4]

После Шестидневной войны все коммунистические страны, кроме Румынии, разорвали дипломатические отношения с Израилем; противостоявшие ему арабские государства и террористические организации с середины 1950-х гг. до конца 1980-х гг. непрерывно получали из этих стран широкомасштабную военную, экономическую и иную помощь.

К 1968 году при коммунистическом правлении в СССР и Восточной Европе антисемитизм стал квазиофициальным государственным учением. «Антисионизм» был необходимой рационализацией этой новой кампании. В 1968 г. этнонационалистическая коммунистическая версия мифа о евреях как о враге Польши стала открыто проявляться в Польше.

Популярные лозунги, такие как «Очистить партию от сионистов» (Oczyścić Partię z Syjonistów), или «Сионисты представляют Израиль, а не Польшу» всплыли вместе с официальным фасадом «противостояния нтисемитизму». Правительство и партийные пропагандисты подставляли слово «сионист» вместо «еврея» в своей расистской пропаганде, хотя в Польше после Катастрофы почти не осталось сионистов. Под «просионистскими элементами» понимались как все евреи, сочувствующие Израилю, так и некоторые неугодные властям поляки.

Участники подпольного и полуподпольного еврейского национального движения, возродившегося в Советском Союзе во второй половине 1960-х гг., подвергались травле и репрессиям. В начале 1970-х гг. сионистская деятельность была запрещена на Кубе.

Во всех коммунистических государствах (включая Китай и Албанию, порвавшие в 1960-х гг. связи с Москвой) продолжалась массированная антисионистская и антиизраильская пропаганда, причем в целом ряде материалов понятия «сионист» и «еврей» намеренно преподносились как синонимы, а сионистское движение изображалось частью «тысячелетнего еврейского заговора», что оправдывало официальный и способствовало росту бытового антисемитизма.

В несколько ином ключе такую же пропаганду вели (и ведут до сих пор) троцкисты и другие маргинальные коммунистические группы.

В 1975 г. по инициативе Советского Союза, зависимых от него стран и государств «третьего мира» (прежде всего мусульманских) Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой сионизм характеризовался как одна из форм расизма (в декабре 1991 г. отменена). В отличие от предшествовавшего периода, в 1960-80-е гг. некоторые компартии стран Запада более или менее открыто и последовательно отказывались участвовать в антисионистских кампаниях и осуждали преследования еврейских активистов в Советском Союзе.

Признаки отказа КПСС и родственных ей партий от конфронтации с сионизмом появились лишь в конце 1980-х гг., незадолго до краха коммунистических режимов в Советском Союзе и государствах Восточной Европы: была ослаблена, а затем и прекращена антисионистская и антиизраильская пропаганда, разрешено создание легальных сионистских организаций; началось установление контактов с Израилем.

Но почти все неокоммунистические группировки, сформировавшиеся в России и некоторых других странах, входящих в Содружество независимых государств, после развала Советского Союза провозгласили борьбу с сионизмом одной из главных своих целей; это стало основой для их объединения с крайне националистическими организациями, использующими антисионистские лозунги для маскировки своего антисемитизма.

Образовался так называемый «красно-коричневый блок», одной из первых акций которого стала блокада телецентра в Останкино (Москва) в знак «протеста против засилья сионистов на телевидении» (июнь 1992 г.). По некоторым данным, еще в середине 1993 г. функционировал Антисионистский комитет советской общественности, созданный по решению руководства КПСС в 1983 г. (Д. Драгунский, возглавлявший комитет, умер в сентябре 1992 г.).

Ультралевые на Западе и в Израиле

С коммунистическим антисионизмом тесно связан антисионизм новых левых — интеллектуалов и разочаровавшихся бывших коммунистов, ставший на определенном этапе развития движения неотъемлемой частью его политической платформы.

Во второй половине 1960-х гг. и особенно после Шестидневной войны новые левые (за немногими исключениями) начали (в значительной степени под воздействием советской, маоистской и троцкистской пропаганды) рассматривать Израиль как «расистское и экспансионистское государство», «форпост американского колониализма на Ближнем Востоке» и — в соответствии с общей антибуржуазной ориентацией движения — как одного из своих главных врагов. В дальнейшем это крайне негативное отношение было перенесено на все сионистское движение, характеризовавшееся как «орудие империалистического проникновения на Ближний Восток».

В этом хоре солистом стал троцкист польского происхождения Исаак Дойчер, незадолго до своей смерти в июле 1967 г. выразивший сожаление по поводу «того безумие воинственности, высокомерия и фанатизма, которое израильтяне устроили, когда бросились на Синай и Стену Плача, Иордан и стены Иерихона». Жесткая полемика Дойчера против победы в Шестидневной войне над тремя арабскими государствами содержала все известные клише об Израиле как «западном агенте», как стране паразитирующего роста, зависящей от иностранной помощи и форпоста «религиозного мракобесия и реакции».

Новые левые симпатизировали противостоящим Израилю арабским странам (независимо от их политического курса), оправдывали и даже восхваляли кровавые антиизраильские и антиеврейские акции арабских террористов, а в некоторых случаях осуществляли такие акции сами (нападение членов японской «Красной армии» на пассажиров в израильском аэропорту Лод, 1972) или участвовали в них (угон самолета авиакомпании «Эр Франс» в 1976 г.).

В ряде стран Европы и Америки (США, Канаде, Франции, Аргентине и других) новые левые нашли поддержку у местных арабских общин и вступили в союз с экстремистскими антиизраильскими организациями арабских студентов, пытаясь совместно с ними блокировать (в том числе и насильственным путем) деятельность молодежных сионистских ассоциаций, что вызвало серию столкновений.

В 1960-х годах лидеры движения за равноправие в США ещё не были настроены антисемитски. Мартин Лютер Кинг опирался на поддержку еврейских политиков и отмежевался от антисионизма.

…Ты утверждаешь, мой друг, что ты не ненавидишь евреев, что ты всего лишь «антисионист». Но я скажу, и пусть правда разнесется с вершин высоких гор, пусть она эхом отразится в зеленых долинах земли Господа: Когда критикуют сионизм — подразумевают евреев. И это — Божья истина.
Антисемитизм — эта ненависть к еврейскому народу — все еще остается несмываемым пятном на душе человечества. И в этом мы с тобой полностью согласны. Но знай же и это: антисионист — наследник антисемита, и всегда был таким.
Почему это так? Ты знаешь, что сионизм — это всего лишь идеал и мечта еврейского народа о возвращении в свою землю. Еврейский народ, как сказано в Книге, когда-то процветал в Святой Земле. Но из этой Земли он был изгнан римским тираном. Тем же самым тираном, который жестоко убил Нашего Господа. Изгнанный со своей родной земли, сжигаемый, принуждаемый скитаться по всему земному шару, еврейский народ бесконечное число раз страдал от плети всякого тирана, под власть которого подпадал.
Черный народ, мой друг, хорошо знает, что значит подвергаться унижению тираном, по законам, которые выбирал не сам. Наши братья в Африке выпросили, вытребовали признание и реализацию нашего данного нам по рождению права жить в мире под своей властью в своей стране. Как легко должно быть любому, кто поддерживает это неотъемлемое право для всего человечества, понять и поддержать право еврейского народа жить в своей древней Земле Израиля. Все люди доброй воли будут счастливы, исполняя обещание Бога, что Его Народ вернется и в радости отстроит свою разграбленную землю.
Это и есть сионизм. Не больше, но и не меньше этого.
Тогда что такое антисионизм? Это — отрицание права еврейского народа, того права, которое мы справедливо требуем для народов Африки, и которым свободно располагают все другие народы Земли. Это — дискриминация евреев, мой друг, лишь за то, что они евреи. Короче, это — антисемитизм.
Антисемит радуется любой возможности излить свою злобу. Наше время сделало непопулярным на Западе открыто выражать свою ненависть к евреям. И это стало причиной тому, что антисемит вынужден непрерывно искать новые формы и новые аудитории для своего яда. Какую новую маску надел он с большим удовольствием! Он больше не ненавидит евреев — он всего лишь антисионист!
Мой друг, я не обвиняю тебя в сознательном антисемитизме. Я знаю, что ты, как и я беззаветно любишь правду и справедливость, и ненавидишь расизм, предрассудки и дискриминацию. Но я знаю, что ты выбрал неверный путь — как случалось и другим — полагая, что ты можешь быть «антисионистом» и искренне оставаться верным тем принципам, которые мы с тобой разделяем.
Пусть мои слова проникнут в самую глубину твоей души: Когда критикуют сионизм, всегда подразумевают евреев. Не заблуждайся.

From M.L. King Jr., «Letter to an Anti-Zionist Friend,» Saturday Review_XLVII (Aug. 1967), p. 76.
Reprinted in M.L. King Jr., «This I Believe: Selections from the Writings of Dr. Martin Luther King Jr.»

Перевод с английского И.К. Зор[5]

В 1970-х гг. у многих новых левых (например, членов радикальных негритянских группировок в США) антисионизм перерос в антисемитизм (оправдываемый антиизраильскими и антиимпериалистическими лозунгами), что оттолкнуло от движения значительную часть поддерживавшей его еврейской молодежи и интеллигенции; некоторые евреи, покинувшие леворадикальный лагерь, примкнули к сионистским организациям.

В 1980-х — начале 1990-х гг. позиции новых левых резко ослабели в результате поворота мирового общественного мнения в сторону консерватизма, а также падения коммунистических режимов в Советском Союзе и странах Восточной Европы, спецслужбы которых поддерживали левацкие организации. В начале 21 века антисионизм новых левых не являлся сколько-нибудь заметным фактором политической жизни ни в одной стране мира; в то же время он был частично унаследован некоторыми партиями и группировками «зеленых» (например, в Германии).

Исламский радикализм

Крупнейший очаг антисионизма в настоящее время — мусульманский мир. Враждебное отношение его духовных вождей и политических руководителей (под влиянием которого в основном формируется массовое сознание населения мусульманских стран) к сионизму складывалось постепенно.

До Первой мировой войны лишь часть арабов Эрец-Исраэль пыталась противодействовать переселению в нее евреев; представители арабского национального движения неоднократно вступали в контакты с сионистами, в которых видели потенциальных союзников в борьбе за права национальных меньшинств Османской империи.

В январе 1919 г. Х. Вейцман и эмир Фейсал (в то время — один из наиболее авторитетных арабских лидеров) подписали соглашение, предусматривавшее, в частности, поддержку арабами планов создания еврейского национального очага в Эрец-Исраэль; арабские делегации на Парижской мирной конференции (начало 1919 г.) действовали в духе этого соглашения.

Но уже вскоре, когда стало ясно, что деятельность сионистов может постепенно привести к созданию в Эрец-Исраэль политического образования с еврейским большинством, отношение светских и религиозных лидеров арабского мира к сионизму коренным образом изменилось. Для первых была неприемлема перспектива создания на Ближнем Востоке государства или автономной территории, где часть арабского народа оказалась бы в положении меньшинства; высказывалось также опасение, что таким образом возникнет географический разрыв между арабскими странами Азии и Северной Африки. Вторые видели в планах создания еврейского государства попытку нарушения заветов Корана, в частности айят 2:61, 4:46 и 9:29, где говорится, что евреи осуждены на унижение и подчинение мусульманам, а также Омаровых законов.

Исламское духовенство серьезно тревожила возможность того, что под контролем евреев окажутся расположенные в Эрец-Исраэль (главным образом в Иерусалиме) мусульманские святыни. Уже в первой половине 1920-х гг. Высший мусульманский совет, который возглавлял муфтий Иерусалима Хадж Амин аль-Хусейни, и Арабский исполнительный комитет потребовали, чтобы еврейская иммиграция в Эрец-Исраэль была прекращена, а Декларация Бальфура — отменена.

Несмотря на то, что правительство Великобритании и британские мандатные власти Палестины, жертвуя своими обязательствами по отношению к сионистскому движению, постоянно шли на уступки арабским и мусульманским организациям, последние неоднократно провоцировали в Эрец-Исраэль кровавые антиеврейские беспорядки (наиболее серьезные — в 1920 г. и 1929 г.).

В 1930-х гг. позиция этих организаций ужесточилась: прозвучали призывы к отмене британского мандата на Палестину и «роспуску еврейского националистического движения» (то есть ликвидации сионизма). В 1936-39 гг. Высший арабский комитет (сменивший Арабский исполнительный комитет, распущенный в 1934 г.) возглавил восстание арабов Эрец-Исраэль, удар которого был направлен против еврейского ишува и сионизма в целом. В 1937 г., в разгар этого восстания, Панарабская конференция провозгласила Палестину «частью арабского мира, которая не может быть отчуждена без его согласия». Во всех независимых и полунезависимых арабских государствах (кроме Египта) сионистские организации были запрещены.

После Второй мировой войны конфронтация арабского и большей части мусульманского мира с сионистским движением усилилась. Враждебное отношение к сионизму, общее для всех арабских государств, стало одним из важнейших факторов создания Арабской лиги, между участниками которой по большинству других вопросов существовали острые разногласия.

Представители мусульманских государств и арабских организаций Эрец-Исраэль в ООН приложили максимум усилий для того, чтобы не допустить принятия каких-либо решений, предусматривающих создание еврейского государства (в частности, все делегаты мусульманских стран проголосовали 29 ноября 1947 г. против резолюции о разделе Палестины).

Несмотря на то, что Война за независимость продемонстрировала несбыточность планов уничтожения Государства Израиль военным путем, все арабские и почти все другие мусульманские страны отказались признать его право на существование, что стало основной причиной всех последующих арабо-израильских войн, а в конце 1960-х — начале 1980-х гг. во многом обусловило рост терроризма как на Ближнем Востоке, так и во всем мире.

Арабская политическая мысль и пропаганда рассматривали и рассматривают Израиль как незаконное и искусственное государственное образование, чуждое региону и в историческом, и в культурном плане, созданное агрессивным и экспансионистским по своей сути сионистским движением, которое стремится к господству не только над Палестиной, но и над соседними странами, а в конечном итоге — над всем миром (доказательством чего якобы являются «Протоколы сионских мудрецов», которые, начиная с 1950-х гг., получили в мусульманском мире широкое распространение).

Арабские режимы левой ориентации обвиняют сионистов также в том, что они являются агентами империализма, помогающими западным державам контролировать богатый нефтью Ближний Восток. В 1950-60-х гг. в качестве предварительного условия для признания Израиля выдвигалось требование его «десионизации», под которой подразумевались разрыв связей с евреями диаспоры и прекращение приема репатриантов. К началу 1960-х гг. сионистские организации были ликвидированы во всех без исключения арабских странах.

В 1975 г. мусульманские (прежде всего арабские) государства сыграли активную роль в принятии Генеральной Ассамблеей ООН резолюции, приравнивавшей сионизм к расизму, а в 1991 г. многие из них голосовали против ее отмены. Начиная с 1970-х гг., важную роль в противоборстве сионистскому движению начал играть исламский фундаментализм, прежде всего шиитский.

После захвата фундаменталистами власти в Иране (февраль 1979 г.) любая сионистская деятельность была запрещена; новое руководство страны прервало все связи с Израилем, поддерживавшиеся предыдущим правительством, и, несмотря на враждебные отношения с большинством арабских государств (особенно с Ираком), начало проводить последовательную антисионистскую и антиизраильскую политику.

Хотя пропагандистские службы арабских и других мусульманских стран во многих случаях (особенно в материалах, предназначенных для распространения в Западной Европе и Америке) тщательно проводят различие между понятиями «сионист» и «еврей» (реже — «сионист» и «израильтянин»), на практике господствующий в них антисионизм зачастую перерастает в антисемитизм, доказательством чему служат антиеврейские репрессии и беспорядки, сопровождающие каждую арабо-израильскую войну.

В настоящее время практически все государства, общественные и религиозные организации арабского и значительной части остального мусульманского мира остаются на антисионистских позициях. Среди арабских стран исключение составляют Египет и Иордания, заключившие мирный договор с Израилем, и некоторые другие страны: здесь открытую враждебность по отношению к сионизму проявляют главным образом оппозиционные правительствам политические объединения и средства массовой информации, особенно те из них, которые имеют фундаменталистскую ориентацию.

Дипломатические представительства арабских и некоторых других мусульманских стран, арабские землячества и мусульманские религиозные общины — главные источники антисионистской пропаганды в странах Западной Европы и Америки. По некоторым данным, посольства арабских государств финансировали в конце 20 века антисемитские (формально — антисионистские) организации в России. В 1990 г. лидеры арабских стран (в их числе — президент Египта Х. Мубарак) неоднократно обращались к советскому руководству с просьбой остановить массовую алию из Советского Союза.

Положение в начале 21 века

После Холокоста и создания Государства Израиль еврейская оппозиция сионизму ограничивалась периферийными группами справа, которые все еще считали сионизм псевдомессианизмом, и периферийными группами слева, которые все еще считали сионизм изолирующим евреев от более важных универсалистских целей.[6]

В сентябре 2002 года Лоуренс Саммерс, тогдашний президент Гарвардского университета, в обращении к гарвардскому сообществу, отметил, что антисионизм начал превращаться в антисемитизм, даже в «прогрессивных интеллектуальных сообществах» в США. Он отметил, что многие из модных антиизраильских позиций в академических кругах имеют характер «антисемитских действий, если не намерений», особенно когда еврейское государство выставлено для всеобщего осуждения по вопросам прав человека, нарушение которых полностью игнорируется в других местах.[7]

Европейские писатели и интеллектуалы тоже участвуют в нагнетании антисемитских настроений под прикрытием борьбы с Израилем. Например, известный норвежский писатель Йостейн Гардер оклеветал Государство Израиль в газетной статье от августа 2006 г., подчеркнув, что он лично больше не признаёт его право на существование. Гардер выразил сожаление по поводу того, что он называл высокомерием «избранного народа», который якобы совершает «военные преступления» против полностью невинных палестинцев и ливанцев.[8]

Другой норвежский интеллектуал, Иоахим Галтунг (основатель дисциплины международных исследований проблем мира) пошёл еще дальше в 2012 году. Он заявил, что израильский Моссад стоял за происшедшим в Норвегии годом ранее убийством Андерсом Брейвиком семидесяти семи молодых людей в летнем лагере под Осло. На всякий случай профессор Галтунг объявил «Протоколы сионских мудрецов» серьёзным текстом для понимания политики Израиля. Он также настаивал на том, что основным источником современных зол был еврейско-сионистский контроль над американской политикой, банками и СМИ. Для информации Галтунг опирался на фальшивую статистику умершего американского неонациста Уильяма Пирса.

Также 2012 году немецкий лауреат Нобелевской премии по литературе Гюнтер Грасс обвинил Израиль в том, что он планирует ядерный удар с целью уничтожить «иранский народ» (не предлагая даже малейшие доказательства).[9]

Правительство Германии и более ответственные немецкие СМИ резко осудили его пустые утверждения. Но общественная реакция сторонников Грасса в Германия менее удивительна, если проследить результаты недавних опросов, показывающих, что практически 50 % всех немцев считают, что Израиль ведет «войну на уничтожение» (Vernichtungskrieg) против палестинцев.

Такое восприятие представляет собой «антисионистскую» форму инверсии Холокоста, предполагающую, что израильтяне — это «нацисты», а палестинцы — «евреи». Это тенденция, которая становится все более распространенной не только в Германии, но также и в Польше, Венгрии и других странах ЕС. Делая вид, будто еврейское государство борется с «геноцидной» политикой сегодня, легче уклониться от необходимость столкнуться с масштабами европейской вины и соучастия в массовых убийствах евреев во время Холокоста.

К ультралевым присоединились вновь набравшие силу ультраправые европейские деятели науки и культуры, отрицатели Холокоста, почитатели Гитлера и нацизма. В отрицании права Израиля на существование и (более или менее открыто) права евреев на жизнь эти два течения уже не имеют разногласий.

Роже Гароди, чья книга 1995 года «Les Mythes Fondateurs de la politique Israélienne» считается эталонным образцом отрицания Холокоста, бывший сталинист, бывший католик и левый, принявший ислам, получил огромную популярность в арабском мире за его язвительную враждебность к Израиль и ненависть к «иудео-христианскому» Западу.[10]

Левые антисионистские инверторы Холокоста любят подчеркивать, что в истории было много геноцидов, и евреи не могут претендовать на монополию на страдания. Французский левый адвокат Жак Вержес постоянно сравнивал французское колониальное угнетение в Алжире с Холокостом.[11] Французский ультралевый боевик Пьер Гийом и его последователи не могли найти разницы между массовым убийством европейского еврейства и интернированием американцами граждан США японского происхождения во время Второй мировой войны.[12]

Левые европейские интеллектуалы обычно заканчивают тем, что принимают радикальный антисионизм или какую-либо другую версию антисемитизма. Так было с либертарианцем третьего мира Сержем Тионом, для которого настоящий нацистский геноцид евреев стал рассматриваться как фикция, в то время как чисто фиктивный израильский «геноцид» палестинцев превратился в нечто реальное. Это классический симптом «нового антисемитизма».

Выступая в 2019 г. на конференции Трансатлантического института Американского еврейского комитета, канцлер Австрии Себастьян Курц сказал: «В сегодняшней политической обстановке антисемитизм и антисионизм часто являются двумя сторонами одной медали».[13]

В декабре 2019 г. парламент Франции утвердил законопроект, согласно которому антисионизм приравнивается к антисемитизму. Под проявлениями антисионизма в нем подразумевается «демонстрация ненависти к государству Израиль, обоснованная лишь его восприятием как еврейской общины». Группа из 127 «евреев-интеллектуалов» из университетских кругов, включая иерусалимских, оксфордских, принстонских и парижских профессоров, опубликовала в газете «Ле Монд» протест против этого законопроекта.[14]

См. также

Примечания

  1. «Оръ Лайшоримъ против Сіонисткой идеи». Варшава, 1900 (5660) стр 57-61
  2. Slánský Trial — YIVO
  3. Ukraine — YIVO
  4. Russian Literature — YIVO
  5. Мартин Лютер Кинг: антисионизм это антисемитизм
  6. Israel (the Jewish people) — Encyclopædia Britannica
  7. Lawrence Summers, Address at Memorial Church, Harvard University, September 17, 2002. See also the introduction by Ron Rosenbaum to his edited book, Those Who Forget the Past. The Question of Anti-Semitism (New York: Random House, 2004).
  8. Aftenposten, August 5, 2006.
  9. 6 Daniel Jonah Goldhagen, «Grass: Ignorant or Calculating Cynic?,» The Jerusalem Post, 11 April 2012.
  10. "Le faux pas de l’abbé Pierre, " L’Express, 25 April 1996, p. 33; Eric Conan and Sylviane Stein, "Ce qui a fait chuter l’abbé Pierre, " L’Express, 2 May 1996, pp. 20-25.
  11. Jacques Givet, Le Cas Vergès (Paris, 1986).
  12. See Pierre Guillaume, Droit et Histoire (Paris: La Vieille Taupe, 1986).
  13. Канцлер Австрии: «Антисемитизм и антисионизм — две стороны одной медали» Меркава 22.03.2019
  14. Неожиданная поддержка: Франция приравняла антисионизм к антисемитизму 9 Канал 03.12.2019

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Антисионизм в ЭЕЭ