Евреи США в 1946-1970 гг.

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

Содержание

Община США как главная в мире

В первые послевоенные годы еврейская община США, еще раньше ставшая крупнейшей в мире, обрела уникальный статус: насчитывая около 5 млн. человек, она составила почти половину мирового еврейства, общая численность которого после гибели 6 млн. европейских евреев в Катастрофе сократилась с более чем 16 млн. приблизительно до 10 млн. человек.

Темпл Изроэл в Бруклине.

Демографические данные

В 1956 г. в США было (по приблизительной оценке) 5 млн. 200 тыс. евреев, в 1969 г. — 5 млн. 869 тыс. Таким образом, за 25 лет после Второй мировой войны еврейское население страны увеличилось на 17%, что было гораздо меньше роста населения США в целом — со 140 млн. в 1945 г. до 200 млн. в 1970 г. (42.8%). Соответственно, доля евреев в общем населении страны сократилась с 3.57% до 2.93%; в 1970 г. в США жили 42% евреев мира (против 50% в 1945 г.).

Эти изменения были обусловлены прежде всего низким уровнем естественного прироста, характерным для еврейской общины страны в 1950–60-х гг.: при смертности на уровне среднего показателя рождаемость в еврейской среде (за исключением некоторых замкнутых и по существу эндогамных ортодоксальных группировок) была гораздо ниже, чем в США в целом и у евреев ряда других стран, включая Израиль: в 1960-х гг. лишь в 12% американских еврейских семей было четверо и более детей.

Масштабы еврейской иммиграции в США с середины 1940-х гг. до начала 1970-х гг. были сравнительно невелики. В 1944–59 гг. в страну переселились 191,693 еврея, в том числе в 1947–51 гг. — 119,373, включая свыше 63 тыс. уроженцев европейских стран, переживших Катастрофу. Их въезд в США стал возможен благодаря принятию Конгрессом особого закона о перемещенных лицах (1949 г.); он стал единственным исключением из системы квот, сохранявшейся в неприкосновенности до 1965 г. До 1952 г. она основывалась на законе Джонсона, позднее — на законе Маккарена-Уолтера.

В 1960–68 гг. в США прибыло около 73 тыс. евреев-иммигрантов. С середины 1950-х гг. евреи приезжали в США на постоянное жительство в основном из Израиля (большей частью это были ашкеназы — выходцы из Европы), Кубы (после 1959 г., когда к власти в этой стране пришло прокоммунистическое правительство Ф. Кастро), из арабских государств Ближнего Востока и Северной Африки. Подавляющее большинство новых иммигрантов первоначально селилось в Нью-Йорке; материальную поддержку им оказывали ХИАС и Объединенная служба помощи новым американцам, к которой перешли многие функции Национальной службы помощи беженцам (см. выше).

В 1940–60-х гг. евреи США, как и прежде, жили преимущественно в крупных городских агломерациях. Еврейское население Большого Нью-Йорка составляло около 40% американского еврейства, а в десяти мегалополисах (Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Чикаго, Филадельфии, Бостоне, Майами, Вашингтоне, Кливленде, Балтиморе, Детройте) было сконцентрировано около 75% евреев США.

В то же время в 1950–60-х гг. происходило массовое перемещение евреев из сравнительно старых городских районов (где в это время ухудшалось санитарное состояние и росла преступность) в новые пригороды, застроенные почти исключительно домами на одну семью и заселенные представителями среднего класса.

Уже к 1958 г. около 85% евреев Кливленда проживали за городской чертой. К концу следующего десятилетия почти не осталось евреев в муниципальных границах Вашингтона, Детройта, Ньюарка и многих других городов. Лишь в Нью-Йорке в непосредственной близости от центра города по-прежнему существовали районы со значительным еврейским населением (Бруклин, Бронкс), но и оно постепенно уменьшалось. Как и в межвоенный период, оставленные евреями кварталы заселяли большей частью негры и выходцы из Латинской Америки.

В первые послевоенные десятилетия изменилось также региональное распределение еврейского населения США. Особенно быстрый его рост, обусловленный почти исключительно внутренними миграциями, был отмечен во Флориде (в 1918 г. — 6451 еврей, в 1968 г. — 189,280, то есть почти в 30 раз больше), в Калифорнии (в 1918 г. — 63,562 еврея, в 1968 г. — 693,085, в 11 раз больше) и Аризоне (в 1918 г. — 1013 евреев, в 1968 г. — 20,485, в 20 раз больше).

В Лос-Анджелесе в 1945 г. насчитывалось 150 тыс. евреев, в 1968 г. — 510 тыс., в Майами в 1937 г. — 7500, в 1948 г. — 40 тыс., в 1970 г. — 150 тыс. (в том числе несколько тысяч кубинских эмигрантов).

Вместе с тем в штатах Среднего Запада еврейское население почти не выросло или даже уменьшилось: в Чикаго и его окрестностях в 1945 г. проживало 333 тыс. евреев, в 1969 г. — 285 тыс., в Милуоки в 1945 г. — 30 тыс., в 1969 г. — 24.5 тыс. евреев. На Атлантическом побережье США наиболее быстрое увеличение числа евреев наблюдалось в Бостоне — со 137 тыс. человек в 1948 г. до 176 тыс. в 1968 г.

К концу 1960-х гг. штатами с наибольшим еврейским населением были Нью-Йорк (2,521,755 человек), Калифорния и Пенсильвания (443 595 человек); с наименьшим — Аляска (190 человек), Айдахо (500 человек), Южная Дакота (520 человек) и Вайоминг (710 человек).

Сферы занятости

К началу 1950-х гг. окончательно определилась профессиональная структура американского еврейства, сохраняющаяся с известными модификациями и в наши дни. Вновь резко увеличилась доля представителей свободных профессий (врачей, дантистов, адвокатов, журналистов, деятелей искусств), а также наемных работников умственного труда — инженеров (в наукоемких отраслях промышленности: электронной, химической, авиационной, космической и т. п.), бухгалтеров, учителей (особенно в Нью-Йорке). К примеру, в Чарлстоне (штат Южная Каролина) число евреев — работников умственного труда с середины 1930-х гг. до 1948 г. возросло более чем в четыре раза; в Лос-Анджелесе в 1941 г. они составляли 11% глав еврейских семей, в 1959 г. — 25%.

Увеличивался (хотя и не столь высокими темпами) также удельный вес евреев-бизнесменов, среди которых преобладали владельцы предприятий швейной промышленности, строительные подрядчики, торговцы недвижимостью (в основном в крупных городах) и предметами искусства, рекламные агенты, книгоиздатели, продюсеры кино и телевидения, музыкальные и театральные импресарио. Отдельные еврейские фирмы действовали на бирже и в других областях денежного обращения, но в целом влияние еврейских финансистов по сравнению с концом 19 – началом 20 вв. заметно уменьшилось.

Одновременно продолжал снижаться удельный вес евреев, занятых ручным трудом (особенно неквалифицированным), работавших по найму в сфере торговли и обслуживания, а также фермеров. Даже в некогда типично «еврейских» отраслях производства (швейном, меховом, кожевенном) евреи с 1950-х гг. были представлены почти исключительно предпринимателями и сравнительно немногочисленными высококвалифицированными работниками, выполнявшими сложные операции.

Лишь новые иммигранты так же, как и в конце 19 – начале 20 вв., сразу по прибытии в США большей частью начинали работать по найму в швейной промышленности или торговле, но их удельный вес в еврейской общине страны был крайне незначителен, а по мере интеграции в американском обществе многие из них меняли род занятий.

Из крупных городов страны только в Нью-Йорке (где было особенно много новых иммигрантов) структура занятости менялась сравнительно медленно: и в 1952 г., и в 1961 г. квалифицированные и неквалифицированные работники ручного труда составляли здесь 28% самодеятельного еврейского населения, работники умственного труда — 17%.

По данным исследований, проведенных на рубеже 1950–60-х гг., около 25% евреев, занятых в народном хозяйстве США, составляли работники умственного труда (в общем населении страны — менее 14%), около 30% (в средних и малых городах несколько больше) — владельцы или руководители фирм, индивидуальные предприниматели (в общем населении — 10.7%), около 25% — торговые работники и служители культа, около 15% — квалифицированные и полуквалифицированные рабочие и ремесленники, около 5% — неквалифицированные рабочие, прислуга и т. п.

В некоторых сферах (адвокатура, медицина, стоматология, просвещение) обозначилось явное численное преобладание евреев. В 1960-х гг. около 80% евреев соответствующего возраста учились в университетах и колледжах. По косвенным данным, уже в первые послевоенные десятилетия доходы средней американской еврейской семьи были заметно выше, чем у представителей любой другой этнической или конфессиональной группы населения США.

Евреи в науке послевоенной Америки

После Второй мировой войны заметно возросла роль евреев в американской науке, что было во многом обусловлено практически полной отменой гласных и негласных ограничений их приема на работу в высшие учебные заведения и исследовательские центры США (см. ниже). В 1930-х гг. в университетах и колледжах страны работали лишь несколько сот евреев (большинство в муниципальных колледжах Нью-Йорка), а в конце 1960-х гг. — около 30 тыс., что составляло примерно 10% общего числа преподавателей высшей школы США.

Профессора-евреи заняли видное место почти во всех университетах и колледжах, включая наиболее престижные; их исследовательская деятельность охватывала все отрасли знания, прежде всего физику, химию, биологию, медицину, психиатрию, социологию, экономику, юриспруденцию.

Среди крупнейших американских ученых:

Биохимик С. Коэн

Крупнейшим организатором научных исследований и технических разработок был Х. Дж. Риковер — единственный еврей, имевший звание полного адмирала военно-морского флота США. Немало американских евреев, вошедших в науку в середине 1940-х – конце 1960-х гг., было удостоено Нобелевских премий по медицине и физиологии, физике, химии, экономике.

Евреи в литературе и искусстве послевоенной Америки

В американской литературе 1950–60-х гг. значительную известность обрели

Сформировался особый жанр «еврейской прозы», среди наиболее популярных мастеров этого жанра — И. Башевис-Зингер и Х. Граде (произведения обоих известны американскому читателю в переводах с идиш), а также писавшие на английском языке Г. Вук, Х. Поток, Х. Рот, Ф. Рота, Г. Фаст.

Вместе с тем, в американской литературе на идише после Второй мировой войны практически не появилось новых ярких имен (за исключением Х. Граде, который переселился в страну в 1948 г.); пришла в упадок литература на иврите, основным центром которой после 1948 г. стал Израиль. В результате уменьшения числа носителей идиша и репатриации многих приверженцев иврита в Израиль число периодических изданий на этих языках начало сокращаться. Главным языком еврейской прессы и информационных агентств стал английский.

Среди евреев, работавших в общеамериканских средствах массовой информации, широкой известностью пользовались

  • репортер Э. Абель (родился в 1920 г.),
  • ведущие ежедневных колонок
    • У. Сефайр (родился в 1929 г.),
    • Эстер-Полин Ледерер (урожденная Фридман, родилась в 1918 г.) и
    • ее сестра-близнец Полин-Эстер,
  • фельетонист А. Бухвальд (родился в 1925 г.),
  • обозреватели
    • Дж. А. Векслер (1915–83),
    • Н. Подгорец (с 1960 г. — редактор влиятельного журнала «Комментари»),
  • телеведущий М. Уоллес (М. Леон, родился в 1918 г.) и др.

Среди издателей по-прежнему выделялись представители семьи Окс-Сулцбергер, руководившие газетой «Нью-Йорк Таймс», — О. Ю. Драйфус (1912–63) и А. О. Сулцбергер.

В музыкальном искусстве США евреи занимали после Второй мировой войны (как и в предшествующий период) ведущие позиции. В это время начали свой творческий путь композиторы Б. Бахарах (родился в 1928 г.), М. Д. Леви (родился в 1932 г.), Р. Старер, М. Фелдман, Х. Шапиро (родился в 1920 г.), композитор и пианист Л. Фосс (Фукс; родился в 1932 г.), дирижер, композитор и пианист А. (Дж.) Превен (родился в 1929 г.), дирижеры Дж. Левин (родился в 1943 г.), Ив Квелер (родилась в 1929 г.), дирижер и пианист М. Т. Томас (родился в 1944 г.), пианисты Дж. Браунинг (родился в 1933 г.), Г. Граффман (родился в 1928 г.), М. Дихтер (родился в 1945 г.), Р. Левенталь (1926–88), Ч. Розен (родился в 1927 г.), виолончелист П. Жуковски (родился в 1943 г.), вокалисты Ивлин Лир (родилась в 1930 г.), Регина Резник (родилась в 1923 г.), Беверли Силс (Белла Силверман, родилась в 1929 г.) и многие др.

В популярной музыке обрели известность певцы и авторы песен М. Балин (Бухвальд; родился в 1942 г.), Н. Даймонд (родился в 1941 г.), Б. Дилан (Р. Циммерман, родился в 1941 г.), Кэрол Кинг (Крейн; родилась в 1942 г.), Бет Мидлер (родилась в 1945 г.), Р. Ньюмен (родился в 1943 г.), Янис Ян (Финк; родился в 1951 г.), дуэт Саймон и Гарфункл; продюсерами были Х. Альперт (родился в 1935 г.) и Д. Джеффен (родился в 1944 г.).

В число крупнейших представителей изобразительного искусства США в первые послевоенные десятилетия вошли художники Д. Аронсон (1923–88), Дж. Дайн (родился в 1935 г.; один из создателей метода «хэппенингов»), А. Кац (родился в 1927 г.), Х. Кацман (родился в 1923 г.), Х. Кановиц (родился в 1929 г.), М. Кейш (родился в 1927 г.), Мариан (П. Бурштейн, 1927–77), Ж. Олицкий (родился в 1922 г.), Ф. Перлштейн (родился в 1924 г.), скульпторы Хелен Франкенталер (родилась в 1928 г.), Луиз Кейш (родилась в 1925 г.), Н. Кац (родился в 1917 г.), Дж. Сигал, литограф Л. Баскин, график и карикатурист Дж. Файфер (родился в 1929 г.) и др.

Среди евреев, начавших активно работать в киноиндустрии и на телевидении США в середине 1940-х — конце 1960-х гг., выделяются

  • режиссеры
    • Р. Россен (1908–66),
    • Дж. Л. Манкиевич (1909–93),
    • Ж. Дассен (1911–2008),
    • Р. Брукс (родился в 1912 г.),
    • Г. Канин (1912–99),
    • С. Креймер,
    • Р. Уайз,
    • Д. Манн (1920–91),
    • М. Брукс (Камински; родился в 1926 г.),
    • Дж. Штрик (родился в 1923 г.),
    • С. Люмет (родился в 1924 г.),
    • Н. Лир (родился в 1922 г.),
    • С. Кубрик (1928–99),
    • П. Мазурски (родился в 1930 г.; был также актером),
    • Дж. М. Франкенхаймер (родился в 1930 г.),
    • М. Николс (М. И. Пешковский, родился в 1931 г.),
    • М. Форман (в США с 1968 г.),
    • Р. Полански,
    • У. Фридкин (родился в 1939 г.),
    • С. Спилберг,
  • сценаристы
    • И. А. Даймонд (1920–88),
    • Дж. Акселрод (родился в 1922 г.),
    • Б. Хенри (Б. Х. Цукерман, родился в 1930 г.),
  • оператор Б. Кауфман (1906–80, в США с 1942 г.; брат Д. Вертова),
  • актеры
    • Р. Стейджер (Стивен; родился в 1925 г.),
    • Л. Дж. Кобб (1911–76),
    • Т. Кертис (Б. Шварц, родился в 1925 г.),
    • П. Ньюмен,
    • Р. Бун (родился в 1916 г.),
    • Ли Грант (Лёва Розенталь, родилась в 1927 г.),
    • У. Матто (Матушанскявичус; родился в 1920 г.),
    • А. Аркин (родился в 1934 г.),
    • Э. Гулд (Голдстайн; родился в 1938 г.),
    • Барбра Стрейзанд,
    • П. Фальк,
    • Дж. Хекман (родился в 1931 г.),
    • Барбара Харрис (родилась в 1937 г.),
    • Голди Хоун (родилась в 1945 г.; дочь еврея и нееврейки),
    • Луиз Лассер (родилась в 1941 г.),
    • Дж. Сигал (родился в 1934 г.),
    • Дж. Уайлдер (родился в 1935 г.),
    • Барабара Херши (Херцштейн; родилась в 1948 г.),
    • Э. Аснер (родился в 1929 г.),
    • Б. Кристал (родился в 1947 г.),
    • Р. Райнер (родился в 1945 г.; выступал также в качестве режиссера) и многие др.

Значительный вклад в развитие американского театра внесли продюсеры А. Кохен (родился в 1920 г.), Дж. Папп (Папирофски; 1921–91), Х. Принс (родился в 1928 г.), Д. Зюскинд (1920–87), сценаристы Д. Вассерман (родился в 1917 г.), Бетти Комден (родилась в 1919 г.), М. Шисгал (родился в 1926 г.), режиссеры В. Аллен, Х. Блау (родился в 1926 г.), Ж. Ирвинг (родился в 1925 г.), актеры Дж. Бернс (Н. Бирнбаум, 1896–1996), В. Борг (Б. Розенбаум, родился в 1909 г.), Л. Брюс (Л. А. Шнайдер, 1926–66), Дж. Грей (родился в 1932 г.), Р. Дрейфус (родился в 1948 г.), З. Мостел (1915–77), Н. Персофф (родился в 1920 г.), М. Сал (М. С. Лайон, родился в 1937 г.), Э. Уоллах (родился в 1915 г.), Э. Фишер (родился в 1928 г.), Ю. Хирш (родился в 1935 г.), Б. Хэкетт (Л. Хэкер, родился в 1924 г.), Е. Цимбалист-младший (родился в 1923 г.) и др.

Евреи в политике послевоенной Америки

В первые послевоенные десятилетия евреи, как и прежде, были широко представлены в законодательных, исполнительных и судебных органах США, как на федеральном, так и на местном уровне.

Для этого периода типична карьера А. Рибикофа, который в 1948 г. избирался членом палаты представителей Конгресса, в 1952 и 1958 гг. — губернатором штата Коннектикут, в начале 1960-х гг. входил в правительство Дж. Кеннеди в качестве министра здравоохранения, а после ухода в отставку победил на выборах в сенат.

Х. Леман, занимавший в 1932–42 гг. пост губернатора штата Нью-Йорк, стал в 1949 г. первым евреем, избранным в сенат всеобщим голосованием (до этого сенаторов назначали законодательные собрания штатов). Первой в США женщиной, приглашенной на должность управляющего городом, стала в 1950 г. Кэтрин Уайт. В администрациях Г. Трумэна (1945–53) и Д. Эйзенхауэра (1953–61) евреи не играли заметной роли; можно отметить лишь назначение Энн Розенберг (1902–83) помощником секретаря (министра) по делам обороны (самый высокий пост в военном ведомстве США, который когда-либо занимала женщина).

В кабинете Дж. Кеннеди (1961–63) было два еврея — ближайший помощник президента А. Дж. Гольдберг, принявший активное участие в разработке его внутриполитического курса (в 1961–62 гг.– министр труда), и А. Рибикоф. В правительстве Л. Джонсона (1963–69) значительным влиянием пользовался его личный консультант Э. Фортас (1910–82). Государственным советником при Дж. Кеннеди и Л. Джонсоне был Г. А. Киссинджер; в 1969 г. он возглавил Совет национальной обороны.

В состав Верховного суда США до 1962 г. входил Ф. Франкфуртер, в 1962–65 гг.– А. Дж. Гольдберг, в 1965–69 гг.– Э. Фортас (попытка Л. Джонсона назначить его в 1968 г. одним из девяти главных судей Верховного суда встретила ожесточенное сопротивление в сенате, внешне не связанное с национальным происхождением кандидата, и потерпела неудачу). К концу 1960-х гг. три еврея входили в число главных судей верховных судов штатов — Э. Прингл (Колорадо), Дж. Вайнтрауб (Нью-Джерси) и С. Фулд (1903–?; Нью-Йорк).

В середине 1940-х — конце 1960-х гг. избиратели-евреи, как правило, поддерживали на президентских и парламентских выборах кандидатов Демократической партии, отдавая им 75–90% голосов. В конце 1940-х и особенно в 1950-х гг. почти не осталось евреев в американском социалистическом движении, которое вступило в полосу глубокого кризиса. Некоторые евреи, входившие в число его лидеров (Д. Дубинский, А. Роуз), перешли на центристские позиции и приняли участие в создании организаций умеренно-реформистского толка, таких как Либеральная партия штата Нью-Йорк.

Еврейские социалистические объединения (секции Бунда и др.) прекратили свое существование или превратились в небольшие кружки, занимавшиеся почти исключительно вопросами просвещения и культуры (на идише).

После сталинского террора и сотрудничества советских властей с нацистской Германией в 1939–41 гг. евреи стали уходить из компартии. Несмотря на кратковременные подъемы, связанные с экономическим кризисом 1929–33 гг., установлением власти нацистов в Германии, переходом Коминтерна к политике «народного фронта» (1935 г.), началом советско-германской войны (1941 г.), к концу 1940-х гг. еврейское коммунистическое движение почти сошло на нет, а в Коммунистической партии США евреев осталось сравнительно мало.

Ее покинули даже такие видные руководители, как Дж. Лавстоун и Б. Гитлов (в автобиографии, озаглавленной «Я признаю: правда об американском коммунизме» и опубликованной в 1940 г., он подверг резкой критике своих недавних единомышленников). После появления в американской печати (начиная с 1952 г.) сведений об антисемитских кампаниях в Советском Союзе, уничтожении там еврейской культуры и ее деятелей, а также после разоблачения сталинского террора в целом (1956 г.) также начался быстрый отток евреев из Коммунистической партии США. Она лишилась ряда видных руководителей и идеологов, таких как Г. Фаст, и окончательно превратилась в маргинальную группировку, находившуюся на содержании советских спецслужб.

Созданные под ее эгидой еврейские организации (ИКУФ и др.) и органы печати («Моргн фрайхайт») в известной мере стали действовать автономно, не разделяя официальной позиции компартии в отношении Израиля (особенно после Шестидневной войны) и политики советских властей в еврейском вопросе. К концу 1950-х гг. среди известных коммунистических лидеров в США остался лишь один еврей — историк и публицист Г. Аптекер (1915-2003; с 1964 г. — директор Американского института марксистских исследований).

Вместе с тем в 1950–60-х гг. часть еврейских интеллектуалов — П. Гудмен (1911–72), Л. Коузер, Г. Маркузе, Н. Мейлер, Э. Фромм, И. Хау, М. Хоркхаймер и др. — оставалась на антикапиталистических позициях, хотя лишь немногие из них исповедовали марксистскую идеологию и практически все рассматривали советский коммунизм как большее зло по сравнению с американским буржуазным обществом. Они группировались вокруг журналов «Диссент» (редактор И. Хау), «Партизан ревью» (редактор Ф. Рав) и Лиги за индустриальную демократию (руководитель — Т. Кан).

Разработанные этими интеллектуалами концепции переустройства общества вдохновляли многих молодых евреев, присоединившихся с начала 1960-х гг. к движению новых левых. Евреи — студенты и выпускники высших учебных заведений, главным образом дети или внуки иммигрантов конца 19 – начала 20 вв., принадлежавшие к верхушке среднего класса, — стали на первом этапе развития этого движения его основной массовой базой, сыграв решающую роль в превращении новых левых в важный фактор общественной и интеллектуальной жизни.

С переходом новых левых в конце 1960-х гг. на антиизраильские, антисионистские, а затем частично и на антисемитские позиции большинство евреев покинуло движение; его идеологическую переориентацию осудили и многие еврейские интеллектуалы, например, Г. Маркузе и особенно И. Хау (осудивший «левый фашизм»).

Это в свою очередь способствовало в конце 1960-х гг. расцвету чисто еврейских леворадикальных группировок, многие из которых были одновременно сионистскими (такие группировки действовали в Нью-Йорке, Беркли и ряде др. университетских городов; в 1968 г. они выпускали две газеты — «Джуиш либерейшн джорнал» и «Джуиш радикал»).

В то же время многие евреи, разочаровавшиеся в новых левых, примкнули к неоконсерваторам (основным рупором которых стал журнал «Комментари») и даже к правым радикалам. Некоторые вступили в сионистские организации и репатриировались в Израиль. Немало американских евреев участвовало также в неполитических молодежных движениях (битники и хиппи).

В 1950–60-х гг. евреи внесли важный вклад в борьбу за равноправие американских негров, в известной мере продолжая традиции предшествующих десятилетий. Тогда Американский еврейский комитет, Американский еврейский конгресс и такие лидеры этих организаций, как Л. Маршалл и Дж. Розенвальд, часто поддерживали законопроекты, направленные на расширение гражданских прав чернокожих американцев, отстаивали эти права в судебных инстанциях, а критик и историк литературы Дж. Э. Шпингарн (1875–1939) участвовал в создании Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения (1913 г.) и на протяжении ряда лет возглавлял ее (в 1960-х гг. почетным президентом ассоциации был его брат А. Б. Шпингарн, 1878—?).

Летом 1961 г. евреи составили две трети белых участников маршей протеста против расового неравноправия, летом 1964 г. (уже после того, как в деятельности наиболее радикальных негритянских организаций начали отчетливо проявляться антисемитские тенденции; см. ниже) — до половины. Активисты движения чернокожих за гражданские права пытались (как признавал, к примеру, Малькольм Икс) учесть при выработке его стратегии и тактики опыт эмансипации евреев в США и других странах. Практически все еврейские объединения страны приветствовали принятие в 1964 и 1965 гг. законодательных актов, запретивших любые формы расовой дискриминации и сегрегации.

Одним из основателей и руководителей феминистского движения в США стала Бетти Фридан, создавшая и возглавившая в 1966 г. Национальную организацию женщин; в 1970 г. по ее инициативе в Нью-Йорке была проведена демонстрация женщин, в которой приняло участие около 50 тыс. человек.

Сионизм в США после Второй мировой войны

Ведущей политической силой в среде американского еврейства стало в конце 1940-х гг. сионистское движение; число его сторонников достигло 1 млн. человек. США стали основной базой мирового сионизма; местные сионистские организации сыграли решающую роль в борьбе за создание еврейского государства. Они сумели мобилизовать общественное мнение страны в пользу Билтморской программы, что в известной степени предопределило позицию руководства США по палестинской проблеме.

Немалое значение имели также личные контакты лидеров всемирной Сионистской организации и Сионистской организации Америки с политиками. В 1946–47 гг. американские сионисты проводили массовые митинги и демонстрации протеста против политики Великобритании, вели широкую пропагандистскую работу, участвовали в организации нелегальной иммиграции в Палестину, закупке и тайной транспортировке оружия для Ѓаганы.

В мае 1947 г. А. Х. Силвер, председатель американской секции Еврейского агентства, выступил на специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН как один из полномочных представителей еврейского народа. В ходе обсуждения плана ООН раздела Палестины и борьбы за его выполнение члены Чрезвычайного сионистского совета поддерживали постоянную связь с правительством США, стремясь обеспечить еврейскому государству его поддержку.

Им помогали — иногда без их ведома — и некоторые видные представители американского еврейства, не разделявшие идеи сионизма, например, Б. Барух. Свыше 1000 американских добровольцев (например полковник Д. Д. Маркус), приняли участие в Войне за Независимость; более 100 из них погибли.

В 1950-х гг. американский сионизм вступил в период спада. Число сторонников движения заметно сократилось: так, Сионистская организация Америки к середине 1960-х гг. насчитывала около 100 тыс. членов (в сравнении со 165 тыс. в 1950 г.). Американский сионистский совет, сменивший после создания Государства Израиль Чрезвычайный сионистский совет, не стал, в отличие от него, признанным координационным центром движения. Вместе с тем и в 1950–60-х гг. сионистские объединения США продолжали оставаться основной опорой мирового сионизма.

Во время Шестидневной войны они провели ряд массовых митингов и демонстраций в поддержку Израиля; Объединенный еврейский призыв собрал за несколько недель $100 млн. (всего в 1967 г. — $232 млн.). В том же году в США были проданы израильские государственные облигации на $190 млн. (в сравнении с 76 млн. в 1966 г.). Увеличились также капиталовложения американских еврейских бизнесменов в экономику Израиля.

Значительно возросли масштабы алии: в 1960–67 гг. из США в Израиль ежегодно репатриировалось около 2000 человек, в 1968–69 гг. — 5000, а в 1970–71 гг. — свыше 7000 человек. В 1968 г. была создана Ассоциация американцев и канадцев за алию, независимая от Еврейского агентства. В феврале 1970 г. 13 сионистских организаций США и 10 молодежных движений объединились в Американскую сионистскую федерацию.

После создания Государства Израиль почти все еврейские организации США (за исключением Американского совета по иудаизму и некоторых хасидских дворов) стали энергично его поддерживать, что способствовало укреплению их единства и усилило центростремительные тенденции в американской еврейской общине.

Почти во всех городах со значительным еврейским населением (за исключением Нью-Йорка и Чикаго) стали проводиться единые ежегодные кампании по сбору пожертвований, использовавшихся (согласно предварительной договоренности) как на нужды местной общины, так и для оказания помощи Израилю и евреям в других странах.

Распределением собранных средств ведали общинные советы, либо формировавшиеся путем кооптации представителей еврейских организаций, либо избиравшихся теми, кто вносил в виде пожертвований определенную сумму (обычно не менее $10). Советы и избиравшиеся ими исполнительные комитеты имели ограниченные полномочия. Тем не менее они действовали как представительные органы всего еврейского населения, отстаивали его гражданские права, выступали против антисемитизма, улаживали внутриобщинные конфликты, курировали еврейское образование и благотворительность, а в некоторых случаях обеспечивали также поставки кашерных продуктов.

Предпринимались и попытки наладить взаимодействие всеамериканских еврейских объединений — в 1954 г. начало действовать Собрание президентов главных американских еврейских организаций.

Религиозная жизнь евреев в США после Второй мировой войны

Для конца 1940-х–1-й половины 1950-х гг. был характерен быстрый рост числа еврейских общин в США. В 1948 г. в стране насчитывалось 360 реформистских синагог и 317 консервативных, в 1954 г. — соответственно 462 и 473, в 1956 г. — 550 и 600. Несмотря на то, что после Второй мировой войны некоторые ортодоксальные общины присоединились к консервативному течению, они по-прежнему были в большинстве (в 1954 г. и 1956 г. — 720).

В основном это произошло потому, что перед Второй мировой войной и сразу после нее в США прибыли большие и активные хасидские дворы (любавичский, сатмарский и др.), а также главы некоторых йешив митнагдим (известны как «литовские») вместе со своими последователями. И те, и другие быстро приспособились к новым условиям и вскоре стали играть заметную роль в среде американских ортодоксов.

К 1970 г. число консервативных общин (входивших в Объединенную синагогу Америки) достигло 833, реформистских (поддерживавших Союз американских еврейских конгрегаций) — примерно 700. В 1955 г. в США, по данным еврейских организаций, насчитывалось 4257 раввинов (в 1927 г. — 1751 гг.); по сведениям государственного бюро статистики, в 1960 г. в стране было около 4260 раввинов.

В 1950 г., согласно приблизительной оценке, все американские еврейские общины объединяли в совокупности около 450 тыс. семей — примерно 1.5 млн. человек. К 1960 г. это число заметно увеличилось: так, в 1958 г. только консервативные и реформистские общины объединяли свыше 450 тыс. семей. Исследование, проведенное в 1965 г., показало, что ортодоксальное течение имеет не менее 300 тыс. убежденных сторонников.

Синагога в поселке Скай-Лайк близ Майами-Бич. Построена в 1978 г. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.-Т-А, 2001.

Вместе с тем, согласно результатам опроса, проведенного в 1945 г., лишь 18% американских евреев участвовали в публичных богослужениях хотя бы один раз в месяц (против 65% протестантов и 83% католиков). В 1958 г. те же 18% посещали синагогу не менее одного раза в неделю (среди протестантов — 40%, католиков — 74%). Лишь незначительное меньшинство американского еврейства (около 10%) выполняло в 1950-х гг. заповеди о ежедневных молитвах, соблюдало субботу и правила кашрута. По сообщению Национального совета церквей, в 1956 г. 6% верующих американцев исповедовали иудаизм. Практически во всех городах США имелись приверженцы всех трех основных течений в иудаизме, но в Бостоне, Балтиморе и прежде всего в Нью-Йорке преобладали ортодоксы, в Филадельфии и Детройте — консерваторы, в Кливленде, Сан-Франциско и Милуоки — реформисты.

В 1950-х — начале 1960-х гг. наметилось идейное (но не организационное) сближение реформистов и консерваторов, обусловленное тем, что значительная часть первых стала уделять больше внимания традиции и ритуалу, в то время как вторые приняли (несмотря на сопротивление ряда раввинов, в основном связанных с Еврейской теологической семинарией) ряд решений, направленных на пересмотр некоторых hалахических норм, в частности, внесли поправку в формулу ктубы (1954), разрешили ездить в субботу в синагогу на автомобиле и пользоваться микрофоном во время службы (1960). В начале 1970-х гг. 250 консервативных раввинов выступили за организационное слияние с реформистами. С 1976 г. члены Раввинской ассамблеи стали участвовать в работе Центральной конференции американских раввинов.

Одновременно наметились расхождения между крайними ортодоксами, хасидами и митнагдим, большей частью прибывшими в США в 1930–50-х гг. (которые отвергали все светское и нетрадиционное, а к сионизму относились безразлично или враждебно), и собственно американскими «просвещенными», или «либеральными» общинами, во главе которых стояли, как правило, выпускники Йешивы-университета (их признанным лидером был И. Д. Соловейчик), пытавшиеся найти оптимальное сочетание Ѓалахи с современным образом жизни и поддерживавшие сионистское движение.

В связи с перемещением большинства еврейского населения США из центральных городских районов в пригороды (см. выше) во 2-й половине 1940-х — начале 1960-х гг. в стране были построены десятки новых синагог; на это в 1945–52 гг. было израсходовано $50–60 млн., в 1953–62 гг. — свыше $100 млн. Многие новые синагоги, особенно в пригородах, стали фактически превращаться в своеобразные еврейские клубы, где не только осуществлялось отправление культа и изучалась религиозная традиция, но и действовали различные кружки по интересам, молодежные, женские и даже спортивные объединения.

На этой почве возникла конкуренция между синагогами, с одной стороны, нерелигиозными еврейскими центрами и еврейскими ассоциациями молодежи — с другой. Завязалась дискуссия о том, что может в большей степени способствовать сплочению местных общин — синагога как воплощение еврейской традиции или светские организации, ориентирующиеся на удовлетворение духовных запросов всех евреев, независимо от их отношения к религии.

В первые послевоенные десятилетия система еврейского образования в США быстро расширялась: в 1950 г. ею было охвачено 268 тыс. школьников, а в 1962 г. — около 589 тыс. В 1960-х гг. около 80% еврейских детей в том или ином возрасте получали как минимум общее представление о еврейской истории и традиции, более или менее интенсивно изучали иврит. Из них около половины посещали воскресные школы, большей частью при реформистских общинах, примерно треть — вечерние курсы, как правило, связанные с синагогами консервативной ориентации.

Заметно возросло и число учащихся в еврейских средних школах (в 1970 г. — 80 тыс. человек), основная часть которых действовала под эгидой ортодоксов, а также — в меньшей степени — в йешивах. В то же время общинные хедеры и талмуд-тора, располагавшиеся главным образом в центральных городских районах, переживали упадок; почти не осталось светских школ с преподаванием на идише.

В целом условия обучения в системе еврейского образования заметно улучшились благодаря тому, что общины начали выделять на эти цели больше средств, распределявшихся в большинстве городов в централизованном порядке через специализированные бюро. Но по-прежнему ощущался недостаток квалифицированных преподавателей, из-за чего во многих случаях уровень обучения оказывался сравнительно низким.

Антисемитизм и борьба с ним в США после Второй мировой войны

После Второй мировой войны в США наблюдался заметный спад антисемитских настроений: в ходе опроса 1940 г. около 63% американцев согласились с утверждением, что евреям присущи «предосудительные черты», а в 1962–лишь 22%. Были устранены почти все практиковавшиеся в межвоенный период ограничения на профессиональную деятельность евреев и их прием в высшие учебные заведения; значительно меньше стало клубов и курортов, куда допускались только христиане.

Вместе с тем в некоторых сферах сохранялась негласная дискриминация евреев, принявшая чрезвычайно изощренные формы. Среди высших руководителей крупных фирм и президентов колледжей евреи составляли лишь 0.5% (в основном за счет компаний, основанных или действовавших при значительном участии еврейского капитала), в то время как среди выпускников высших учебных заведений — около 8%.

Юдофобская пропаганда в 1940–50-х гг. исходила почти исключительно от маргинальных правоэкстремистских организаций (таких как группа «Коламбиэнз», Национал-социалистическая партия белых, Партия национального возрождения и др.), а также от немногих частных лиц (к примеру, в 1947 г. Дж. У. Армстронг, нефтяной и стальной магнат из Техаса, пытался начать широкий выпуск антисемитской литературы, используя для этого средства руководимого им благотворительного фонда).

В ходе антикоммунистической кампании начала 1950-х гг. (так называемый маккартизм или «охота на ведьм») никаких официальных обвинений в адрес американских евреев выдвинуто не было, хотя в этот период они еще составляли немалую часть членов компартии. дело Розенбергов, по которому проходили только евреи, вызвало серию антисемитских откликов, в основном в виде адресованных в газеты и еврейские организации писем, авторы которых подвергали сомнению способность евреев быть американскими патриотами и лояльными гражданами США.

Одновременно коммунистические публицисты (Г. Фаст, Г. Аптекер) пытались представить дело Розенбергов в виде «антисемитского заговора». Хотя это утверждение не соответствовало истине, трагический исход процесса, во многом обусловленный и чрезмерной суровостью участвовавших в нем евреев (обвинителей и судей), и отказом еврейских организаций США поддержать Розенбергов, был связан с опасением многих, что на американское еврейство будет возложена коллективная ответственность за действия обвиняемых, а значит, в конечном итоге, объяснялся их национальным происхождением.

В 1950–60-х гг. значительно усилился интерес американской общественности к еврейской культуре, в частности, к традиционной еврейской мысли и еврейской философии нового времени (представленной трудами М. Бубера, Ф. Розенцвейга, А. И. Хешела), а также к истории еврейского народа, особенно к трагической судьбе европейского еврейства. Заметно увеличился поток объективных, благожелательных, свободных от негативных стереотипов публикаций, теле- и радиотрансляций, посвященных еврейской тематике; она впервые заняла место в ряду тем, регулярно освещавшихся средствами массовой информации.

Университетские и коммерческие издательства выпустили целую серию фундаментальных исследований по Библии, Талмуду, еврейским языкам и литературе, философии и теологии, истории и фольклору. Во многих университетах, включая наиболее известные, создавались кафедры иудаистики.

С конца 1950-х гг., когда папа римский Иоанн XXIII (1958–63) предпринял ряд шагов по коренному пересмотру отношения католической церкви к еврейству (с него, в частности, было официально снято обвинение в убийстве Иисуса), в США завязался диалог между католиками и евреями, в котором приняли участие видные американские кардиналы и известные еврейские мыслители (например, А. И. Хешел).

Но после того, как 2-й Ватиканский собор (1963–65) не смог принять решений, направленных на окончательную нормализацию отношений с евреями, особенно с Израилем (во время кризиса на Ближнем Востоке, приведшего к Шестидневной войне, Ватикан не выступил в защиту еврейского государства), этот диалог стал менее интенсивным, хотя и не прекратился.

В 1950-х — начале 1960-х гг. антисемитские акции в США были редки; лишь иногда (например, в Нью-Йорке в 1960 г.) под покровом ночи подвергались осквернению синагоги и еврейские кладбища. Но в середине 1960-х гг. заметно участились нападения на евреев, особенно в центральных районах крупных городов. Это было вызвано быстрым ростом антисемитизма среди негритянского населения США, особенно сторонников радикальных националистических организаций чернокожих.

Несмотря на то, что с 1950-х гг. американские евреи активно отстаивали гражданские права негров (см. выше) и подвергались нападкам со стороны белых расистов южных штатов, в деятельности значительной части собственно негритянских объединений, боровшихся за равноправие, сравнительно рано (уже в начале 1960-х гг.) стали проявляться антисемитские тенденции (об этом в 1963 г. предупреждала Лига борьбы с диффамацией). Негритянский антисемитизм значительно усилился после принятия актов о гражданских правах (1964–65). Это было во многом обусловлено выдвижением радикальными организациями лозунга «власть — черным», под которым они начали борьбу за преобладание в городских кварталах со смешанным негритянско-еврейским населением.

Кроме того, часть лидеров негритянского движения (включая руководителей наиболее экстремистской группировки «Черные пантеры») избрала ислам в качестве основы национальной самоидентификации, что автоматически превратило их в убежденных противников Израиля и сионистского движения; в большинстве случаев это негативное отношение переносилось и на еврейство в целом. Бунты чернокожих, охватившие в 1964–68 гг. многие крупные города США, заставили многих евреев покинуть районы со значительным негритянским населением. В ходе беспорядков был нанесен ущерб сотням торговых предприятий, принадлежавших евреям.

Рост негритянского антисемитизма заставил евреев вновь (впервые с 1930-х гг.) приступить к созданию отрядов самообороны: уже в 1964 г. хасиды, жившие в нью-йоркском районе Краун Хайтс, основали добровольческую группу «Маккавеи общины», осуществлявшую ночное патрулирование на автомобилях с радиопередатчиками. Крупнейшей и наиболее активной организацией самообороны стала Лига защиты евреев во главе с раввином М. Кахане, возникшая в 1968 г. в Бруклине и вскоре распространившая свою деятельность на другие города США.

Еврейские общины крупных городов пытались также (с переменным успехом) противоборствовать попыткам негритянских организаций добиться при поддержке новых левых и некоторых других политических сил преимуществ для чернокожих в сфере трудоустройства, образования, социальной помощи (в качестве «компенсации» за дискриминацию в прошлом). Этим была вызвана, в частности, крупнейшая забастовка нью-йоркских учителей (в основном евреев) в 1968 г., вызвавшая мощный всплеск негритянского антисемитизма.

Источники и ссылки

  • КЕЭ, том 8, кол. 317–386
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья СОЕДИНЁННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ в ЭЕЭ