История евреев во Франции

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск



Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Французские евреи
евреи
Juifs
Léon Blum 1927.jpgJames Mayer de Rothschild by Southworth & Hawes.png
Benoit Mandelbrot mg 1804-d.jpgSimone Veil, gymnase Japy 2008 02 27 n5.jpgZadoc Kahn.jpg
12151 L.jpgHadamard2.jpg11498 L.JPG
10565 L.jpgIrene Nemirovsky 25yo.jpg

Слева направо и сверху вниз Леон БлюмМайер Амшель Ротшильд
Бенуа МандельбротСимона Вейль
Цадок Кан · Клод Коэн-Таннуджи · Клод Коэн-Таннуджи · Жак Хадамар · Эмиль Дюркгейм
Сара Бернар · Ирен Немировски

Этнологические данные
Этноиерархия ашкенази, сефарды, восточные евреи, другие еврейские этнические группы
Язык Французский, идиш, арабский, ладино, русский
Религия Иудаизм
Современный ареал расселения и численность
Израиль, США, Канада, Австралия, Южная Америка, Западная Европа 483,500 - 500,000[1]
Исторический ареал расселения
Париж
Марсель
Лион
Страсбург
Тулуза


Содержание

ФРАНЦУЗСКИЕ ЕВРЕИ В ДРЕВНОСТИ И В СРЕДНИЕ ВЕКА

Древнеримские времена

Первые упоминания о пребывании евреев на территории Галлии (древнее название Франции) относятся к I в. н. э. Римский император Август отправил в ссылку в город Вьенн этнарха Архелая с несколькими приближенными. В 6 г. н. э. император Калигула послал в Лион Ирода Антипу.

Согласно некоторым письменным источникам, в Галлию (Бордо, Арль и Лион) были высланы еврейские пленные, захваченные римскими войсками во время Иудейской войны. Археологические раскопки свидетельствуют о присутствии евреев в Арле с I в. н. э. (было найдено изображение меноры), в Бордо — с III в. н. э.

Предполагается, что еврейское поселение в Руане — будущей столице Нормандии — также возникло в римские времена.[2] В 212 г. евреям Галлии, как и всем свободным гражданам Римской империи, было предоставлено римское гражданство.

Даже после того, как в 325 г. христианство было провозглашено государственной религией в Римской империи, их не коснулись ограничения. К 476 г. (дата падения Римской империи) евреи проживали также в Меце, Авиньоне, Париже, Пуатье и, видимо, в ряде других городов, бывших административными центрами Римской империи.

Раннее средневековье

В эпоху правления Меровингов (конец V в. — 751 г.) евреи расселялись по территории Франции: первое упоминание о евреях в Ване относится к 465 г., в Нарбонне — к 471 г., Клермоне — к 471 г., Валансе — к 524 г., Орлеане — к 533 г., Марселе — к 574 г.

После того, как король франков Хлодвиг I (481—511) принял в 496 г. католичество, влияние католической церкви в стране усилилось. Церковные соборы осуждали христиан за дружеские отношения с евреями. Так, Арльский собор (506) запретил представителям духовенства посещать трапезы евреев. Церковные соборы запрещали евреям иметь рабов-христиан, назначать евреев судьями и сборщиками податей, «дабы христиане не оказались в подчинении у евреев». Церковные соборы неоднократно подтверждали свои запреты, но их решения не выполнялись.

В VI веке еврейская община процветала в Париже. Синагога была построена на Иль-де-ла-Ситэ, но затем была разрушена, и вместо неё была построена церковь.

Антиеврейские настроения не были распространены в этот ранний период. Был случай в седьмом веке, когда еврей был убит в Париже, и христианская толпа отомстила за него.[3]

Основными занятиями евреев в этот период были торговля, в том числе и работорговля, мореплавание, медицина; некоторые из них находились на государственной службе (сборщики податей). Нередко местные жители принимали иудаизм, что осуждали многие церковные соборы (например, Орлеанский собор 533 г.). Бывали случаи смешанных браков.

В конце VI в. христианская церковь во Франции предприняла несколько попыток насильственного крещения. В 576 г. епископ Клермона после того, как в городе была разрушена синагога, предложил евреям креститься или покинуть город.

В 582 г. Хилленрик I, король Нейстрии (западной части франкских земель), предложил евреям своего королевства выбирать между крещением и высылкой. Большинство евреев, отказавшихся креститься, переселилось в Марсель.

О проживании евреев в Марселе известно с 574 г., когда туда пришли беглецы из Клермона, где их принуждали к крещению. В 591 г. епископ Марселя также пытался заставить евреев принять христианство, но римский папа Григорий I выступил против и рекомендовал епископам применять по отношению к евреям только меры убеждения.

В VII—VIII веках Франция входила во Франкское королевство (со времени Карла Великого — империю). В дальнейшем она стала Западно-Франкским королевством. На её территории существовали также более мелкие государства и владения.

До VII в. численность еврейского населения Франции росла. Еврейское население увеличивалось благодаря еврейской эмиграции во Францию из Италии, Византии, Испании, а также за счет прозелитов, среди которых были представители различных слоев общества — как свободные, так и рабы. Некоторые испанские церковные и государственные деятели, например, Юлиан из Толедо, обвиняли Галлию в том, что она «объевреилась».

В VII в. короли из династии Меровингов стали поддерживать антиеврейские решения церковных соборов. Дагоберт I (629—639) предложил евреям креститься или покинуть страну. По-видимому, большинство из них ушли, поскольку о евреях нет сведений в источниках до начала правления династии Каролингов, первым представителем которой был Пипин Короткий (751—768).

Преследованиям, однако не таким жестоким, как на севере, подвергались евреи, жившие на юге Франции в Септимании, вассальном государстве вестготских королей, царствовавших в Испании. В Септимании было много евреев-купцов, торговые операции которых обеспечивали благосостояние широким слоям местного населения.

С Нарбонном, её центром (в 8 км от побережья Средиземного моря), связаны самые ранние (около 471 г.) письменные свидетельства о евреях на территории современной Франции. Надпись по-латыни на надгробии трех членов еврейской семьи из Нарбонна (688—689) — самая ранняя из известных ныне еврейских надписей во Франции. Сверху над ней изображена менора и есть фраза на иврите «Шалом аль Исраэль» (`Мир Израилю`).[4]

Евреи там вели обширную торговлю (в том числе с Сирией и Турцией). Они поддерживали хорошие отношения со своими соседями-христианами. Но в 589 г. церковный собор в Нарбонне запретил евреям громко петь псалмы даже на похоронах. Указ вестготского короля Вамбы (672—680) об изгнании евреев вызвал в Септимании восстание евреев и христиан; после подавления восстания в 673 г. евреи были изгнаны, но сразу после свержения Вамбы им было разрешено вернуться.

Каролингский ренессанс

Положение евреев значительно улучшилось в годы правления королей из династии Каролингов. Одним из основных занятий евреев в этот период было земледелие, им принадлежали большие земельные участки на юге Франции, на которых выращивался виноград. Евреи доминировали в области виноградарства.[5] Они производили вина, которые считались лучшими в стране, в том числе вина для религиозных христианских обрядов. В VIII веке евреи занимались торговлей, в том числе со странами Востока. Арабские источники сообщали, что евреи южной Франции вели торговлю с Индией и Китаем. Евреям принадлежали флотилии кораблей, в этот период было много евреев-моряков.

Короли охотно брали евреев на государственную службу в качестве сборщиков налогов, дипломатов. Так, Карл Великий отправил Исаака из Майнца со специальной миссией к багдадскому халифу Харуну ар-Рашиду. Продолжался быстрый рост еврейского населения, что было связано с эмиграцией из Италии и Испании и большим количеством принимавших иудаизм (некоторые из них прежде принадлежали к господствующим кланам, например, Бодо, бывший священник при дворе Людовика Благочестивого), что произвело большое впечатление на высшие круги христианского общества.

В годы правления королей из династии Каролингов евреям были предоставлены многочисленные права. Им разрешили использовать труд христиан, иметь рабов-нехристиан (католическая церковь запретила обращать этих рабов в католичество). Короли покровительствовали еврейским купцам, которые должны были платить налог в размере одной десятой части от своих доходов, в то время как христиане должны были платить одну одиннадцатую.

Часто богатые еврейские купцы выполняли специальные поручения королей, связанные с доставкой различных товаров из-за границы. Евреи были подсудны только королевской власти. Короли, особенно Карл Великий и Людовик Благочестивый, тщательно следили за соблюдением еврейских привилегий; за это отвечал специальный чиновник.

Так, когда в начале 820-х гг. в результате деятельности епископа Лиона Агобарда в городе начали обращать в христианство принадлежавших евреям рабов и нарушать другие привилегии евреев, в Лион по распоряжению этого чиновника были посланы королевские посланцы. Они жестоко расправились со всеми виновными в нарушении еврейских привилегий, хотя епископ активно сопротивлялся этому.

Но и в годы правления наиболее благожелательно настроенных по отношению к евреям королей, существовали различные ограничения. Так, христианам запрещалось сдавать землю в аренду евреям, землевладельцам-евреям не разрешалось иметь христиан-арендаторов, а также владеть землей, с которой платилась церковная десятина.

С конца IX в. этот закон использовали для конфискации земель у евреев. Так, Карл III Простоватый (888—923) отобрал у евреев и передал католической церкви несколько участков земли. Если еврей подавал в суд жалобу на христианина, он должен был представить показания семи свидетелей обвинения, тогда как христианину нужно было представить показания только трех свидетелей. Евреям запрещали заключать браки между родственниками, даже если родство было отдаленным (видимо, для того, чтобы ограничить дальнейшее увеличение еврейского населения Франции).

Католическое духовенство неоднократно требовало от королей ограничить права евреев. Уже после того, как Карл Мартелл, франкский майордом, фактический правитель Франции в 720—737 гг., разрешил евреям владеть землей, представители духовенства обратились к королю с просьбой об отмене привилегий. Епископы Лиона Агобард и его преемник Амолон жаловались Людовику Благочестивому на строгое соблюдение еврейских привилегий. Церковные соборы в Лионе (845) и Париже (846) требовали возобновить по отношению к евреям все ограничения и запреты эпохи Меровингов, но король Карл II Лысый (843—877) отказался утвердить решения соборов.

Согласно немногочисленным христианским источникам, во Франции в 9-10 вв. жили раввины, блестящие знатоки Библии и прекрасные ораторы. Епископ Г. Мавр писал, что при составлении трудов по богословию он советовался с учеными евреями. Епископ Лиона Амолон с возмущением говорил на церковном соборе в 846 г. о «невеждах», утверждавших, что евреи проповедуют лучше священников. Некоторые епископы жаловались, что христиане ходят в синагоги слушать выступления раввинов.

В дополнении к сочинению Аврахама Ибн Дауда «Сефер hа-каббала» («Книга преемственности») содержатся легендарные сведения о том, что багдадский халиф Харун ар-Рашид по просьбе Карла Великого послал во Францию ученого еврея рабби Махира, который основал в Нарбонне иешиву. Достоверно известно, что в 10 в. в Нарбонне существовала йешива, во главе которой стояли известные ученые и поэты: Симон из Манса, его сын Иосиф и внук — рабби Аббун Великий.

Позднее («Высокое») средневековье

Синагога в Карпентра. Построена в 1367 г., реконструирована в XVIII веке. Это самая старая синагога, сохранившаяся во Франции.[6]

В XI—XV веках веках еврейская община Франции жила в условиях экономических притеснений и полного личного бесправия.

Становление феодального государства во Франции, усиливавшееся влияние католической церкви, крестовые походы привели к дальнейшему ухудшению положения евреев Франции. В 11 в. уменьшилось количество евреев-земледельцев и землевладельцев. В 12 в. евреев лишили права владеть землей (на юге, в Провансе, не входившем в состав франкского королевства, это право не было отменено).

Крестовые походы, открывшие новые торговые пути на Восток, а также господство на дорогах банд крестоносцев нанесли тяжелый удар торговле еврейских купцов. С этого периода основным занятием евреев Франции стало ростовщичество, что способствовало росту антиеврейских настроений.

Преследования евреев начались уже при первых королях из династии Капетингов (987—1328). Так, в 1007 г. епископ Лиможа Альдуин потребовал от евреев, проживавших на территории его епархии, немедленно креститься или покинуть Лимож. Большинство евреев уехали из города.

Ультрарелигиозный король Роберт II Благочестивый (996—1031) активно поддерживал духовенство в нападках на евреев. Предлогом для преследования евреев на всей территории французского королевства послужило разрушение мусульманами церкви Гроба Господня в Иерусалиме в 1009 г. Евреи Орлеана были обвинены в том, что они якобы посоветовали мусульманам разрушить церковь. Евреев топили в реке, спаслись только согласившиеся креститься или бежавшие в соседние земли. Евреи обратились за помощью к римскому папе Иоанну XVIII, который осудил преследования; в результате его вмешательства беженцы смогли вернуться во Францию, а насильственно крещенные — вернуться в иудаизм.

Следующая волна преследований прошла по всей Европе, в том числе и по Франции, во время крестовых походов. Особенно пострадали евреи Франции во время первого крестового похода (1096-99). Отряды крестоносцев, собравшиеся в Руане, уничтожили местную еврейскую общину, оставив в живых немногих согласившихся креститься).

В Первый крестовый поход армия бедноты, как наиболее воодушевлённая, тронулась первой, и, перебив по пути много евреев, она постепенно распалась и прекратила существование… Жак ле Гофф, «Цивилизация средневекового Запада», стр. 70

Напуганные бесчинствами крестоносцев во время первого крестового похода, светские и церковные власти старались не допустить погромов во время второго крестового похода (1147-49). Король Людовик VII предпринял ряд мер для защиты еврейского населения. Решительно выступил против преследования евреев идеолог крестоносцев Бернар Клервоский. Несмотря на эти меры, во время второго похода были уничтожены еврейские общины городов Ромерю (Шампань) и Карента. Крестоносцы были освобождены от уплаты долгов евреям.

Убийство евреев (отмеченных особыми шапками) крестоносцами. Иллюстрация из французской Библии 1250 года.

Усиление религиозного фанатизма привело к кровавым наветам. Во время второго крестового похода крестоносцы неоднократно заявляли, что отомстят евреям за убийства христиан; они утверждали, что евреи предают христиан распятию, якобы повторяя распятие Иисуса. Первый кровавый навет во Франции, который повлек за собой человеческие жертвы, был выдвинут против евреев Блуа (1171). Их обвинили в том, что они распяли христианского ребенка; всех отказавшихся креститься сожгли 26 мая того же года. Людовик VII заявил руководителям еврейской общины Парижа, что все обвинения евреев в убийствах с ритуальными целями он считает вымыслом, но слухи об убийствах ходили среди представителей всех слоев населения.

Филипп II Август (1180—1223) сразу же после коронации 14 марта 1181 г. приказал арестовать всех парижских евреев и конфисковать все принадлежавшие им денежные средства. Они были освобождены за колоссальный выкуп. Тогда же король освободил христиан от выплаты всех долгов евреям при условии внесения пятой части от суммы долга в королевскую казну.

В апреле 1182 г. был опубликован королевский указ об изгнании из Франции всех евреев и конфискации принадлежавшей им собственности. Синагоги были превращены в церкви. Число изгнанников было невелико, так как к этому времени большинство евреев уже покинуло французское королевство и нашло убежище в Шампани, Провансе, графстве Венессен и других территориях. Туда же отправились изгнанники 1182 г.

Но преследования продолжались; так, в 1190 г. королевские войска, захватив часть территории Шампани, уничтожили все еврейское население одного из городов графства. В целом, активно расширяя территорию королевства, Филипп II Август был вынужден смириться с фактом проживания евреев на вновь присоединенных территориях, так как христианское население этих земель было настроено против изгнания евреев.

Нуждаясь в деньгах, король в 1198 г. разрешил евреям вернуться во Францию. Вся финансовая деятельность евреев должна была осуществляться под строгим королевским контролем: все сделки скреплялись королевской печатью, за что евреи должны были платить. Налоги, которыми облагали евреев, все время росли; в бюджете королевства появилась специальная статья «доходы с евреев».

Король и крупные феодалы стали рассматривать евреев, проживавших на их землях, как свою собственность; в юридических документах они именовались «евреи короля». Опасаясь лишиться денег, которые им платили в виде налогов и всевозможных сборов, феодалы стали заключать между собой договоры в отношении прав на евреев.

Один из первых таких договоров заключили в 1198 г. король и граф Шампани; в соответствии с этим договором ни одна из сторон не могла задерживать на своей территории еврея без согласия другой стороны (то есть евреи не могли покинуть место жительства без согласия своего феодала). Подобные сделки были затем заключены между королем и другими крупными феодалами.

Религиозное развитие в 12-13 вв.

Раши (гравюра 16 века).

В этот период духовная жизнь евреев Франции переживала период расцвета. Знаменитые йешивы работали в разных городах страны — и во французском королевстве (в Париже, Шартре, Понтуазе, Дре, Корби, Орлеане, Туре, Шиноне), и на землях, не вошедших ещё в его состав (в Провансе и Лангедоке — в Люнеле, Монпелье, Арле, Марселе, Бере, Нарбонне, Бокере; в Нормандии — Эвре, Руане; Лотарингии — Вердене, Меце, Туле и в других землях).

В северной Франции и Провансе сформировались самостоятельные школы изучения Торы и Талмуда, создавались и редактировались мидраши. На севере и на юге переживала расцвет литургическая поэзия. Крупнейшим религиозным авторитетом был Раши, составивший классические комментарии к Библии и Талмуду. Его ученики и последователи во всей средневековой Европе, в основном во Франции, создавали Тосафот. Крупнейшими тосафистами во Франции в 11-12 вв. были: рабби Йеhуда из Парижа, рабби Яаков бен Меир Там, рабби Ицхак бен Шмуэль (1120?-1185?), зятья Раши рабби Йеhуда бен Натан, рабби Меир бен Шмуэль, внук Раши рабби Шмуэль бен Меир, рабби Элханан (умер в 1184 г.), рабби Шимшон бен Аврахам из Санса.

Центрами еврейской учености были многие города Прованса, где создавались выдающиеся произведения по еврейской философии, грамматике, экзегетике, литургии, а также астрономии и медицине. На иврит переводили многочисленные труды по философии, астрономии, математике, литературные произведения с греческого, латинского и арабского. Раввины Прованса вели дискуссию с самим РаМБаМом.

Конференция раввинов Франции. XIII век. Миниатюра из Национальной библиотеки, Париж. Источник: Jewish encyclopedia

В этот период часто происходили съезды раввинов из различных районов страны, принимавшие постановления, обязательные для всего еврейского населения Франции. Так, съезды приняли решения, запрещавшие покупать или брать в залог предметы христианского религиозного культа, возбуждать дела против евреев во французском суде и т. д.

13-14 века

Почти единственным доступным евреям источником существования во Франции оставалось ростовщичество. Евреи фактически превратились в крепостных короля и крупных феодалов: они могли менять место жительства только с согласия феодала, владельца земель, на которых они проживали.

Католическая церковь резко осуждала любые финансовые сделки с евреями. Множество людей, задолжавших евреям, среди которых были представители всех слоев населения, активно поддерживали требование церкви разрешить христианам не возвращать долги евреям. Королевская власть была заинтересована, чтобы часть долгов досталась ей.

Так, Людовик VIII (1223—1226) постановил, что уплата процентов евреям не обязательна, однако взятые деньги должны быть возвращены евреям в трехдневный срок под контролем крупных феодалов, взимавших определенный процент в свою казну и плативших часть денег королю. Людовик IX Святой (1226—1270) рядом королевских ордонансов запрещал христианам брать деньги у ростовщиков-евреев. В 1234 г. король освободил своих подданных от уплаты евреям одной трети долгов, а евреев обязали вернуть из уже уплаченных сумм одну треть.

Введение в середине 13 в. инквизиции усилило преследования евреев. В 1219 г. Филипп II Август приказал евреям носить отличительный знак, и многочисленные церковные соборы требовали исполнения королевского приказа. Во Франции и в соседних землях, тогда еще не входивших в состав французского королевства, против евреев выдвигали кровавые наветы: так, в 1247 г. по навету было сожжено десять евреев в Варлеасе (Дофине); в 1288 г. евреи Труа были обвинены в убийстве ребенка, после чего десять наиболее известных членов общины сожгли на костре.

В 1290 г. евреев Франции впервые обвинили в осквернении гостии. Ультрарелигиозный король Людовик IX Святой неоднократно обвинял евреев в различных преступлениях. Для того, чтобы добиться расположения короля, феодальные властители вновь присоединенных к Франции земель высылали евреев. Так, после присоединения к Франции графства Бретань (1236) герцог Ж. Леру в 1240 г. выслал из графства всех евреев. Король всячески покровительствовал евреям, принявшим христианство, у многих выкрестов он лично был крестным отцом.

В первой половине 13 в. религиозно-духовная жизнь французского еврейства не прерывалась. Йешивы на севере и на юге Франции оставались мировыми центрами еврейских знаний. Крупнейшими учеными были рабби Перец из Корбей, рабби Элиэзер из Тука, рабби Ашер бен Иехиэль. Антисемитские преследования, в особенности осуждение Талмуда, привели во второй половине 13 в. к упадку религиозно-духовной жизни евреев Северной Франции; йешивы были закрыты. (О религиозной жизни евреев Южной Франции см. Прованс).

Чтобы продемонстрировать торжество христианства и его преимущества перед иудаизмом, католическая церковь вынуждала раввинов принимать участие в религиозных диспутах. Публиковались многочисленные трактаты, направленные против иудаизма, особенно ожесточенным нападкам подвергался Талмуд. В 1239 г. апостат Николай Донин изложил перед папой обвинения против Талмуда, указывая, что в нем есть нападки на христианство. В результате была разослана папская булла, направленная против Талмуда. В июне 1240 г. в Париже состоялся диспут о Талмуде, и, несмотря на блестящие выступления еврейских ученых, особенно рабби Йехиэля бен Иосефа из Парижа, трибунал вынес постановление о сожжении Талмуда. В 1242 г. Талмуд был запрещён, и было сожжено 24 воза еврейских книг.

В начале 13 в. положение евреев на юге Франции (в Провансе) резко отличалось от их положения во всей остальной Франции. Среди евреев Прованса было много купцов, судовладельцев, ремесленников, землевладельцев (в их владении оставались большие участки земли). Феодальные владельцы Прованса, графы Тулузские, брали евреев на государственную службу. Крупные феодалы, деятели церкви назначали евреев управляющими земель.

Положение евреев резко изменилось в результате Альбигойских войн (1209-29). Крестовые походы были направлены на подавление так называемой альбигойской ереси. Среди альбигойцев выделялись группы иудействующих — пассагии (`пасхальники`) и циркумцизи (`обрезанные`); они отрицали божественность Иисуса и чтили Ветхий завет.

Филипп IV Красивый (1285—1314) считал основными целями своей политики укрепление королевской власти во Франции и расширение границ королевства. Для проведения своей политики он все время нуждался в деньгах и считал евреев одним из главных источников дохода. Став королем, он потребовал от крупных феодалов, чтобы они признали его права на всех евреев Франции.

В начале своего правления, не желая лишиться источника доходов, он взял под свою защиту евреев, подвергавшихся преследованиям инквизиции. В 1288 г. король приказал, чтобы власти не арестовывали по требованию инквизиции евреев — жертв насильственного крещения, вернувшихся в иудаизм. Он также постановил, чтобы в каждом случае ареста еврея по требованию церковных властей дело разбирали королевские чиновники.

Но король прибегал к любым средствам, чтобы заставить евреев платить в королевскую казну все новые и новые налоги; так, в 1295 г. он в виде принуждения распорядился арестовать всех евреев Франции. 22 июля 1306 г. король снова приказал арестовать всех евреев и конфисковать всю принадлежавшую им собственность. Евреев обязали в течение месяца покинуть Францию, они могли взять с собой только 12 су на человека. Эту меру поддержали французские феодалы, многие из которых были должниками евреев. Даже владельцы ряда земель, не входивших в состав Франции, изгнали евреев (Лотарингия, Савойя, Дофине, Франше-Конте). Здания синагог были розданы приближенным короля, парижскую синагогу король подарил своему кучеру.

Людовик X (1314-16) эдиктом от 28 июля 1315 г. разрешил евреям вернуться во Францию, якобы пойдя навстречу «требованиям народа» (в Париже говорили, что евреи-ростовщики были великодушнее христиан, которые пришли им на смену). За право вернуться евреи заплатили колоссальный выкуп; они могли получить деньги по старым долгам, но две трети этих сумм должны были отдать в королевскую казну. Им запрещалось давать деньги взаймы под большие проценты.

Синагоги и еврейские кладбища возвращали евреям при условии возмещения владельцам их стоимости. Конфискованные еврейские книги, за исключением Талмуда, также возвращали. Король взял обязательство не изгонять евреев в течение 12 лет. Филипп V Высокий (1316-22) в отношении евреев продолжал политику своего брата. Он разрешил евреям не носить отличительный знак за пределами городов, в которых они проживали.

В 1320 г. на юге Франции происходили широкие народные волнения — восстание «пастушков», направленное против иноверцев и евреев. Толпы, состоявшие из десятков тысяч человек, часто при содействии местных властей захватывали города на юге Франции и убивали всех евреев, отказывавшихся креститься. Еврейские общины были уничтожены в Тулузе, Бордо, Арле, Альби и во многих других городах. Королевские власти с трудом подавили восстание. Всем крестившимся евреям было разрешено вернуться в иудаизм.

Усиливавшаяся религиозная нетерпимость, всеобщее невежество широких слоев населения порождали самые дикие слухи и обвинения. Так, население ряда районов Франции обвинило прокаженных в том, что они хотят уничтожить остальных жителей страны. В Гиене были арестованы местные прокаженные, и у них под пытками было вырвано признание, что они отравили реки и колодцы. Некоторых из арестованных заставили под пытками обвинить евреев в том, что они поручили прокаженным отравить реки.

Королевская власть поддержала эти вздорные обвинения, и на евреев Франции был наложен колоссальный штраф. Во многих городах, в том числе в Бурже, Туре, Шиноне, евреев публично казнили. Так, в Шиноне 160 евреев живыми сбросили в шахту. Собственность евреев была конфискована, им было приказано покинуть Францию в пятимесячный срок.

Евреи Прованса, Дофине, Эльзаса, Лотарингии, Франше-Конте пострадали от погромов в годы «чёрной смерти».

В 1359 г., после того, как французская королевская армия была разгромлена англичанами в битве при Пуатье во время Столетней войны (1337—1453), а король Иоанн II Добрый (1350-64) и многие его приближенные попали в плен, и для их выкупа требовались огромные средства, регент Карл Нормандский (будущий Карл V Мудрый; см. ниже) разрешил евреям вернуться во Францию и предоставил им некоторые льготы.

Евреям дали гарантии, что их не будут изгонять из Франции в течение 20 лет, что дела между евреями будет рассматривать только еврейский суд, что они не будут носить отличительный знак. Им разрешили давать деньги под проценты. Вернувшийся из плена Иоанн II Добрый заявил, что евреи злоупотребляли привилегиями, и отменил их.

Но новый король Карл V Мудрый (1364-80) возобновил эти привилегии. Были назначены два королевских чиновника, которые должны были следить, чтобы еврейские привилегии не нарушались. Королевские власти защищали евреев от всевозможных нападок. Особенно отличился главный прево Парижа Гуго Обрио, который строго наказывал за каждое совершенное на евреев нападение. В 1372 г. король распорядился вернуть евреям некоторые из ранее конфискованных книг. В 1374 г. евреям были предоставлены торговые привилегии на ярмарках в Шампани.

Гуго Обрио под судом. Источник: История мясного рынка.
Сожжение евреев во Франции в 1410 году (средневековая картина)

Сразу после смерти Карла V Мудрого в Париже вспыхнули народные волнения. Толпа восставших разрушила дома евреев Парижа, уничтожила долговые обязательства, многие еврейские дети были похищены и насильственно крещены. Хотя король Карл VI Безумный (1380—1422) защитил евреев и распорядился вернуть им их собственность, многие покинули Францию. Попытка Гуго Обрио вернуть крещеных еврейских детей родителям не увенчалась успехом, а он сам был предан суду инквизиции и приговорен к пожизненному тюремному заключению.

В 1382 г. в Париже и Нанте прошли волнения, направленные против евреев. В Нанте разгромом еврейского квартала руководили солдаты местного гарнизона. В 1389 г. король предоставил городским властям привилегию самим решать вопрос о проживании в городах евреев.

В сентябре 1394 г. был опубликован королевский указ об изгнании евреев, им предоставляли недолгую отсрочку для продажи имущества и получения долгов. Некоторые из беженцев нашли убежище во французских землях, сохранивших определенную независимость от французской короны: Пуатье, Дофине, Провансе, графстве Венессен. В конце 15 в. эти земли были присоединены к Франции, а евреи изгнаны и оттуда (указ об изгнании евреев из Прованса, например, был подписан 23 мая 1500 г.).

В южной части страны, не входившей напрямую в королевство Франция, положение долго было лучше. Евреи продолжали владеть землёй, занимать государственные должности и заниматься свободными профессиями. Но постепенно положение ухудшилось и там. Крестовые походы, бунты черни и войны привели к исчезновению цветущих общин.

До первой половины 15 в. евреи графства Венессен, особенно Авиньона, находились в благоприятном положении. Они занимались торговлей, ссудо-денежными операциями, среди них были землевладельцы, врачи. Папская администрация часто использовала евреев в качестве казначеев, управляющих имениями; магистраты и крупные феодалы поручали им составлять описи имений, определять размеры имущества и т. д. Христианское население хорошо относилось к евреям.

В петиции 1418 г. жители Авиньона утверждали, что евреям город обязан своим расцветом, благодаря им значительно расширилась торговля. Жители города потребовали от папских властей запретить инквизиции преследовать евреев. Папа Мартин V (1417-31) для защиты евреев Авиньона от преследований со стороны инквизиции предоставил им право выбирать своего представителя — он должен был присутствовать при разборе всех дел, в которых фигурировали евреи. Евреи Авиньона пользовались широким самоуправлением, избирали судей и должностных лиц, обладавших всей полнотой власти в пределах общины.

Положение евреев Авиньона и других городов графства ухудшилось во второй половине 15 в., это было связано, прежде всего, с резким ухудшением положения города, в том числе и экономического, из-за того, что в 1377 г. Авиньон перестал быть папской резиденцией (местом пребывания папы снова стал Рим). Другой причиной было опустошение земель графства французскими солдатами во время итальянских войн (1494—1559).

Население Авиньона резко сократилось в результате эпидемии чумы. Горожане обвиняли евреев во всех бедствиях, обрушившихся на город; в 15 в. туда переехали евреи из различных французских земель, которые были присоединены к французскому королевству, еврейское население Авиньона бурно росло, и христиане выражали недовольство этим процессом. Усилилась религиозная нетерпимость, участились выступления религиозных фанатиков, направленные против евреев.

Хотя римский папа в различные периоды старался защитить евреев, так как налоги, которые они платили, были надежным источником дохода, представители папской власти были вынуждены учитывать требования широких слоев христианского населения и вводить антиеврейское законодательство. В 1457 г. Пий II запретил евреям продавать зерно и продукты питания, заключать договоры с христианами и брать под залог имущество христиан.

В Эльзасе, входившем тогда в состав Священной Римской империи, положение евреев было несколько лучше, хотя там происходило почти всё, что и в других частях Германии. Тем не менее, там до конца XV века существовала еврейская занятость не только в финансовой области, евреи сохраняли определённые права. Изгнанные из городов Эльзаса евреи могли поселиться в деревнях.

ЕВРЕИ НА ТЕРРИТОРИИ ФРАНЦИИ В 16-18 вв

Частью Франции, на территории которой евреи оставались и после указа об изгнании 1394 г., было графство Венессен (до 1791 г. оставалось папским владением); на территории графства евреи проживали в Авиньоне, Карпантре, Иль-Сюр-Сорге, Кавайоне. С 1550 г. во Францию, в основном в города Бордо и Байонна, стали переселяться марраны.

Другую группу еврейского населения составляли евреи Эльзаса и Лотарингии — провинций, которые в 1552—1767 гг. были присоединены к Франции. Эти группы еврейского населения отличались друг от друга образом жизни, уровнем образования, занятиями, особенностями религиозного ритуала; кроме того, представителям различных групп были даны разные права.

Евреи графства Венессен в XVI—XVII вв.

В 1513 г. Лев X запретил евреям покупать хлеб на корню и посещать поля во время жатвы. Клемент VII (1523-34), Павел IV (1555-59) и Пий V (1566-72) объявляли недействительными долговые расписки христиан десятилетней давности, обязывали евреев носить отличительный знак. В 1567 г. Авиньонский церковный собор принял ряд постановлений, предусматривавших полное прекращение всех связей между евреями и христианами.

Отныне христианам было запрещено лечиться у еврейских врачей, посещать бани, принадлежавшие евреям, поступать на службу в дома евреев, присутствовать на их празднествах. Для того, чтобы ограничить любые контакты с евреями, каменщикам, которые работали в еврейском квартале, было запрещено разговаривать с ними. Евреям запрещалось торговать лошадьми и мулами, проводить ночь за стенами гетто, появляться на городских улицах во время церковной службы.

В 1569 г. была опубликована булла Пия V об изгнании евреев из папских владений в Италии (кроме Рима и Анконы) и Франции; в конце 16 в., однако, небольшие группы евреев вновь стали селиться в Авиньоне, Карпантре, Иль-Сюр-Сорге, Кавайоне. В 17 в. евреи могли жить в этих городах только в еврейских кварталах; в этот период гонения инквизиции на них не прекращались.

Евреям было запрещено изучать Талмуд, раввины были обязаны принимать участие в религиозных диспутах с иезуитами и доминиканцами, евреев заставляли слушать в синагогах проповеди католических монахов. От окончательного изгнания евреев спасала заинтересованность городских и папских властей в доходах, получаемых от них. Так, когда в 1616 г. жители Авиньона потребовали изгнания евреев из города, главы магистрата решительно высказались против изгнания.

В 17 в. евреи Авиньона расширили сферу своей деятельности: они вели активную торговлю, в основном на юге Франции, участвовали во многих ярмарках. Авиньонские евреи пытались получить разрешение селиться в других городах, но местные купцы, опасавшиеся конкуренции, жаловались на нарушение закона представителям королевских властей, и те отказывали евреям в праве жительства.

В четырех общинах графства Венессен (Авиньон, Карпантра, Иль-Сюр-Сорг, Кавайон) сложился и существовал до начала 19 в. особый молитвенный ритуал, основанный на вавилонской традиции.

Новые христиане из Португалии и Испании в Южной Франции и Париже в XVI—XVIII вв.

Еще одной группой еврейского населения Франции были марраны, которые в 1550—1750 гг. приезжали из Испании и Португалии в Южную Францию. Марраны жили в Сан-Жан де Люз, Торбе, Марселе, Монпелье, но в основном в Бордо и Байонне.

Всего во Францию приехало около 200 семей марранов, которых власти официально называли «португальскими купцами». Французские короли Генрих II (1547-59), Генрих III (1574-89) и Генрих IV (1589—1610) предоставили беженцам так называемые письма о натурализации (такие письма выдавались многим иностранцам-христианам, жившим во Франции, они фактически уравнивали натурализованных с местными жителями).

«Португальские купцы» внешне соблюдали христианские обряды, но втайне сохраняли верность иудаизму. В 16-17 вв. «португальские купцы» крестили новорожденных, заключали браки в церквях, хоронили покойников на христианских кладбищах; только с 1686 г. они перестали устраивать христианские свадебные церемонии, а с 1710 г. — крестить младенцев.

С начала 18 в. они стали хоронить умерших на христианских кладбищах, но отдельно от христиан, и делать обрезание как младенцам, так и взрослым; так, в Бордо с 27 марта по 10 августа 1718 г. обряд обрезания прошли семь мужчин и лишь один младенец. В 1722 г. впервые на могиле умершего «португальского купца» появилась надпись «еврей».

В 1723 г., после коронации Людовика XV (1715-74), был опубликован указ, разрешавший «португальским купцам» называться евреями, права натурализованных граждан за ними были сохранены; за эту королевскую милость была заплачена большая сумма. В 1725 г. в Бордо и Байонне были открыты еврейские кладбища. «Португальские купцы» жили замкнутой группой, заключали браки только внутри общины. Они сыграли большую роль в развитии французской экономики: часть из них прибыла во Францию со значительными капиталами, с налаженными торговыми связями в странах Северной Африки.

Некоторые государственные деятели высоко оценивали экономическую деятельность евреев и защищали их от преследований; так, генеральный интендант финансов, морской министр Ж. Б. Кольбер в ордонансе интенданту Лангедока с возмущением писал о протестах местных купцов против поселения в Марселе евреев и утверждал, что деятельность евреев должна принести городу большую пользу. Кольбер предписывал интенданту следить за тем, чтобы евреев не преследовали и не выгоняли из городов провинции из-за зависти местных купцов.

Местные власти обычно положительно оценивали экономическую деятельность евреев. Когда в 1675 г. французские солдаты устроили в Бордо погром и многие евреи стали уезжать из города, городские власти испугались этого и сообщили в Париж о резком сокращении торговли. Интендант провинции Лангедок писал: «Без них торговля Бордо и вообще провинция погибли бы».

Евреи вели обширную внутреннюю и внешнюю торговлю, организовывали крупные банкирские и меняльные конторы, занимались кораблестроением. Среди них были оружейники и моряки. Местные купцы, как и прежде, часто жаловались на то, что недавно поселившиеся евреи разоряют их. Есть упоминание о случаях, когда недовольство евреями высказывали в Монпелье (1740), Париже (1777). Из Тулузы (1745) писали: «Все [покупатели] бегут к еврейским купцам».

В большинстве случаев центральные власти не реагировали на эти жалобы; иногда представители властей отмечали, что если бы христианские купцы так же хорошо оборудовали склады, как евреи, то покупатели шли бы к ним. Интендант Лангедока писал в 1740 г., что купцы-евреи успешно конкурируют с христианами, так как довольствуются маленькой прибылью, зарабатывая деньги за счет быстрого оборота денег и товаров, тогда как купцы-христиане заинтересованы только в больших доходах.

В целом после 1723 г. (см. выше) политика французского правительства в отношении евреев была более либеральной, чем раньше, но в некоторые места евреев не допускали; так, в 1729 г. после жалобы местных купцов из Ла-Рошели по решению королевского совета были изгнаны два еврея под предлогом того, что письма о натурализации давали им право жительства только в Бордо или Байонне. В 1730 г. дижонский парламент постановил изгнать евреев из Бургундии как лиц, «ведущих вредную для бургундских городов торговлю».

Несколько сотен «португальских купцов» жили в Париже. Это были состоятельные банкиры, подрядчики, оптовые торговцы. В 1777 г. парижские купцы писали министрам: «Крайне опасно разрешать поселяться [здесь] этим людям. Их можно сравнить только с осами, которые вторгаются в пчелиные ульи, убивают пчел, потрошат их и извлекают тот мед, который они накопили. Именно таковы евреи».

Евреи Эльзаса и Лотарингии

Основные статьи: Эльзас, Страсбур, Лотарингия, Мец

Еще одной группой еврейского населения Франции в этот период были евреи Эльзаса и Лотарингии. В Лотарингию евреи попали вместе с легионерами Рима, завоевавшими эти земли в начале нашей эры. Первые еврейские поселения были в Меце и Трире. В Эльзасе евреи, видимо, поселились в эпоху королей из династии Каролингов в 9-10 вв. Первые письменные упоминания о евреях в Эльзасе относятся к 12 в.

В 1552 г. французские войска заняли Мец, Гуль, Верден; по Вестфальскому мирному договору 1648 г., завершившему Тридцатилетнюю войну, в ходе которой Франция распространила свою власть на всю Лотарингию, было окончательно признано, что эти города принадлежат Франции. В 1697 г. Лотарингия по Рисквикскому мирному договору была вновь объявлена частью Священной Римской империи.

Во время Хмельнитчины (1649-1654 гг) многие из уцелевших евреев из пострадавших районов добрались до Эльзаса и Лотарингии.[7]

В 1738 г., после войны за польское наследство, Лотарингия вышла из состава Священной Римской империи и была передана в пожизненное владение французскому ставленнику Станиславу Лещинскому, после смерти которого в 1766 г. была включена в состав Франции. По Вестфальскому мирному договору Эльзас отошел к Франции, за исключением нескольких городов — их французские войска заняли впоследствии, в 1673 г. В 1697 г. Эльзас стал французской провинцией, сохранившей, однако, местные привилегии.

В 1689 г. по распоряжению властей провинции Эльзас была проведена всеобщая перепись «еврейской нации». Еврейское население составило 525 семей (около 2600 человек), из них в Нижнем Эльзасе проживала 391 семья; в Верхнем Эльзасе и Зундгау — 130 семей. В некоторых городах провинции — Страсбуре, Кольмаре, Шлештадте (Селесте), Кайзерберге — евреям издавна было запрещено проживать; в других городах было разрешено проживание ограниченного числа еврейских семей: в Вейсенбурге (Виссембур) — восьми, Хагенау — 19, Обернхейме (Оберне) — трех. В некоторых деревнях жило больше евреев, чем христиан. В 1697 г. в Эльзасе жили 3655 евреев, в 1716 г. — 1269 семей, в 1750 г. — 2585, в 1785 г. — 3492 семьи (всего 19 624 человек).

В 1477 г. герцог Лотарингии Рене II (1473—1508) изгнал евреев из провинции. После перехода в 1552 г. Меца к Франции в городе начали селиться евреи. Так, в 1565 г. в Меце проживали три еврейских семьи, в 1657 г. — 96, в 1718 г. — около 480 семей, в 1748 г. — около трех тыс. человек. После 1648 г. (см. выше) евреи селились и в других городах герцогства. В августе 1720 г. герцог Леопольд (1690—1729) выслал из Лотарингии всех евреев, поселившихся в ней после 1680 г. Был опубликован список (74 семьи), которым разрешили остаться в Лотарингии; 19 из них проживали в Булей, остальные (по несколько семей) в 24 общинах в разных городах.

Для оставшихся в Лотарингии евреев ввели многочисленные ограничения. Так, в 1726 г. им запретили проживать на одних улицах с католиками, в 1728 г. — заниматься ростовщичеством. Сделки евреев с христианами можно было заключать только в присутствии нотариуса, расчеты должны были производиться только наличными деньгами. В 1733 г., когда в Лотарингии было уже 180 еврейских семей, их обязали платить за право жительства годовой налог в 100 тыс. ливров. Евреям разрешалось молиться только в своих домах.

Положение евреев улучшилось в 1738 г., когда С. Лещинский (см. выше) интерпретировал право жительства в Лотарингии в благоприятном для евреев смысле (все главы семей — мужчины и их женатые сыновья — считались принадлежавшими к одной семье); был отменен закон, согласно которому все сделки с евреями можно было заключать только в присутствии нотариуса. В 1753 г. был опубликован указ герцога, разрешавший евреям селиться в 28 населенных пунктах, ранее закрытых для них, в том числе Баре, Этане, Люневиле; налоги, которые платили евреи, возросли. В 1785 г. в Лотарингии проживало 500 еврейских семей (около 4000 человек).

Терпимое отношение французских властей к евреям Эльзаса и Лотарингии объясняется рядом причин. Во Франции постепенно слабел религиозный фанатизм (см. ниже). Кроме того, Эльзас и Лотарингия подверглись большим разрушениям во время Тридцатилетней войны, и Франция была заинтересована в восстановлении экономики присоединенных провинций, в росте населения на их территории. Французские власти ценили деловые способности евреев, их торговые связи в других странах, особенно в Германии.

Так, комендант Меца Тюрго писал в начале 18 века: «Они [евреи] прекрасные путешественники, они умело ведут переписку со своими корреспондентами. Несмотря на все изданные в Германии распоряжения, запрещающие, вплоть до угрозы смертной казни, ввозить лошадей во Францию, евреи, зная, насколько наша кавалерия нуждается в лошадях для продолжения войны, доставляли нам столько животных, сколько было нужно. Правда, эти лошади обходились нам дорого, но без евреев мы бы их вообще не получили».

По указу Людовика XIV от 1657 г. евреям Эльзаса и Лотарингии было предоставлено особое покровительство, за что они должны были платить большую сумму; они также должны были платить духовным или светским феодалам за право жительства на принадлежавшей им территории.

Положение евреев присоединенных провинций, находившихся под особым управлением, было осложнено тем, что они считались во Франции иностранцами. Даже временно приезжать во Францию им, как правило, запрещалось; приехавшие из Эльзаса и Лотарингии евреи находились в городах, например, в Париже, под жестким наблюдением полицейских чиновников, которые могли по своему произволу отправить их в тюрьму.

И в присоединенных провинциях были города, в которых евреям было запрещено проживать, например, в Страсбуре. Евреям было запрещено заниматься медициной или юриспруденцией, вести крупную оптовую торговлю, вступать в торговые или ремесленные гильдии. Фактически они могли заниматься только торговлей скотом или старыми вещами.

Центральные власти даровали некоторым евреям Эльзаса и Лотарингии письма о натурализации, дававшие им право жительства во Франции. В 18 в. благодаря связям богатых евреев с придворными кругами число таких разрешений увеличилось, но в целом было очень незначительным.

9 июля 1718 г. герцог Филипп Орлеанский, правивший страной до совершеннолетия Людовика XV, опубликовал указ о евреях Меца. В городе могли проживать 480 еврейских семей. Число евреев строго ограничивалось, еврейским женщинам было запрещено выходить замуж за евреев, не проживавших в Меце. Они могли жить только в еврейском квартале, им было запрещено снимать или арендовать здания в других кварталах, заниматься различными профессиями (см. выше).

И. Бер-Бинг (1759—1805) описывал ограничения, которым подвергались евреи Меца: «… существенные препятствия мешают процветанию торговли в этой провинции… Мы [евреи] не можем заниматься оптовой торговлей, поскольку по местным полицейским правилам мы вынуждены жить в тесном пространстве, и нам запрещают иметь магазины в городе. Нам не разрешают также торговать в розницу многими товарами. Те же товары, торговать которыми нам разрешается, мы должны выставлять, подчиняясь крайне стеснительным ограничениям».

Евреи Меца должны были платить большие суммы государству и местным феодалам: шестую часть подушной подати, взимаемой с Меца, 770 ливров за занятия промыслами, 3465 ливров — налог на жилища, а также процент со своих доходов. Евреи должны были выплачивать по 20 тыс. франков князю де Бранка и графине де Фонтэн, а также большие суммы городу, госпиталю Святого Николая, викарию Сегалинского прихода. Ограничения в профессиональных занятиях в сочетании с большими налогами ставили их на грань нищеты. И. Бер-Бинг отмечал: «Две трети евреев чахнут, не имея никаких средств к существованию, и занимаются торговлей старым хламом».

В поисках источников дохода евреи Эльзаса были вынуждены заниматься ростовщичеством, что увеличивало ненависть к ним со стороны местного населения. В конце 1770 г. в Верховном совете Эльзаса проходил процесс о поддельных расписках, которые некий Гелл, знавший еврейский язык, давал крестьянам. Из расписок явствовало, что их хозяева заплатили долги евреям. Гелл сфабриковал сотни подобных расписок, за что его выслали из Эльзаса, но евреи своих денег обратно не получили.

Даже в середине 18 в. некоторые города Эльзаса ревностно сохраняли свои привилегии (см. выше) и не впускали евреев. Так, власти Страсбура взимали с евреев специальный налог за пребывание в городе в течение нескольких часов — так называемый лейбцол (его также взимали за провоз в город скота). Когда крупный военный поставщик Н. Серфбёр (1726-94) решил поселиться в городе сначала только на зимнее время, потребовалось вмешательство королевских министров, чтобы он мог стать жителем Страсбура.

В Меце около 1760 г. была открыта еврейская типография.

Евреи Франции накануне Великой французской революции

Правительственная политика в еврейском вопросе, различные законы, часто противоречившие друг другу, в отношении разных групп еврейского населения вызывали критику широких слоев французского общества, многих писателей, философов (см. ниже). Правительство решило пойти на незначительные уступки.

В 1776 г. «португальским купцам» было предоставлено право жительства на всей территории Франции. В 1784 г. был отменен лейбцол, в июне того же года был опубликован королевский регламент для евреев Эльзаса; им было разрешено заниматься земледелием, виноградарством, однако только на арендованной земле. (Одна из статей регламента запрещала евреям приобретать земельную собственность, они могли покупать только дома и огороды ограниченных размеров.)

Еврейским арендаторам запрещалось использовать наемный труд христиан. В то же время были ограничены права духовных и светских феодалов в отношении евреев, проживавших на их территории. Феодал не мог изгнать еврея, если он платит налоги; правда, существовала оговорка, что он мог изгнать его за дурной поступок. Некоторые статьи регламента ужесточали законодательство о евреях. Так, одна из статей запрещала евреям вступать в брак без согласия короля. Феодалам и городам не разрешали предоставлять право жительства иностранным евреям без разрешения королевской власти.

Королевский указ 1787 г., предоставивший широкие права представителям различных вероисповеданий, не распространялся на евреев. В 1788 г. была создана правительственная комиссия под руководством министра двора К. Г. Мальзерба для выработки нового, более либерального законодательства о евреях. В работе комиссии принимали участие еврейские представители: Х. Серфбёр (Эльзас), И. Бер-Бинг (Лотарингия); А. Фуртадо (1756—1817), Д. Градис (1742—1811; Бордо).

Комиссия не приняла никакого решения, отчасти из-за разногласий между еврейскими делегатами. Так, в меморандуме, представленном «португальскими купцами», говорилось о необходимости предоставления евреям равноправия, в то время как в записке евреев Эльзаса и Лотарингии содержался призыв к сохранению элементов еврейской автономии. Представители различных групп еврейского населения не смогли договориться между собой и выработать единый документ.

Широкие слои французского общества, требовавшие отмены антиеврейских законов, были последователями философов эпохи Просвещения, отношение которых к евреям и иудаизму было довольно противоречивым. Ряд мыслителей: Ш. Л. де Монтескье, Ж. Ж. Руссо и другие, подвергавшие беспрецедентной критике религию и религиозные преследования, писали о религиозной терпимости, защищали евреев от многочисленных обвинений, положительно отзывались об иудаизме.

Их последователи, представители младшего поколения просветителей, — граф Г. О. де Мирабо, аббат А. Грегуар — решительно требовали уравнять евреев в правах с остальными жителями Франции. Так, Мирабо писал в 1788 г.: «Вы хотите, чтобы евреи стали лучшими людьми, полезными гражданами. Так изгоняйте из общественной жизни всякие унизительные различия, откройте евреям все пути к триумфу… старайтесь, чтобы евреи, не пренебрегая святым учением своих отцов, лучше понимали принципы порядка и интересы того великого народа, часть которого они составляют. Пусть они пользуются всеми гражданскими правами. Это простое улучшение возведет их в степень полезных граждан».

А. Грегуар в ответ на высказывания противников еврейского равноправия писал: «Его [еврея] презирали, и он стал презренным. Мы на их месте были бы, вероятно, еще хуже». В 1785 г. Королевское общество наук и искусств в городе Меце провело конкурс на тему «Есть ли способ сделать евреев более полезными и более счастливыми во Франции?». В семи из девяти поданных работ высказывалась мысль о необходимости предоставления равноправия. Трем сочинениям были присуждены премии: «Мысли о физическом, моральном и политическом возрождении евреев» А. Грегуара, «Пришло время покончить с позорным рабством евреев» юриста А. Тьери, «Апология евреев» З. Гурвица (1740?-1812), единственного еврея из авторов представленных работ.

Французские философы, стоявшие на материалистических, деистских позициях, — Вольтер, К. А. Гельвеций, П. А. Гольбах — подвергали иудаизм и евреев злобным нападкам. Некоторые из них были крайними атеистами и на основании этого пытались утверждать, что Священное Писание представляет собой всего лишь сборник «сомнительных историй и эпизодов», что евреи сыграли крайне вредную роль в истории человечества.

Так, Вольтер писал: «Герои избранного народа только и делают, что совершают насилия и преступления». Основной целью этих философов была борьба с христианством, но прямо нападать на господствующую церковь было в 18 в. опасно, поэтому они обрушивали нападки на иудаизм, поскольку были убеждены, что все недостатки христианства вытекают из иудаизма. Труды Вольтера, К. А. Гельвеция, П. А. Гольбаха оказали огромное влияние на развитие антисемитизма во Франции в 19-20 вв.

От начала Великой французской революции до Наполеона

Тяжелый кризис вынудил короля согласиться в 1788 г. на созыв в скором времени сословно-представительного органа — Генеральных штатов, не созывавшихся с 1614 г. В королевском указе население призывали «довести до сведения короля свои желания и свои жалобы». Королю и Генеральным штатам были посланы тысячи наказов с пожеланиями от жителей различных городов, провинций и даже деревень королевства.

Во многих из этих наказов затрагивался еврейский вопрос, причем в подавляющем большинстве речь в них шла об улучшении положения евреев. Так, в наказе дворянства одного из парижских округов говорилось о необходимости немедленно предоставить евреям равноправие.

В отличие от всех других областей Франции, в наказах из Эльзаса и Лотарингии евреев обвиняли в разорении края, в ростовщичестве и требовали принять против них самые жесткие меры. Так, духовенство городов Кольмара и Шлетштадта (Селеста) требовало введения правила, чтобы в каждой еврейской семье разрешалось жениться только старшему сыну, чтобы «избежать чрезмерного размножения этого племени», а дворянство этих городов заявляло, что само существование евреев есть общественное бедствие.

Третье сословие Бузонвиля просило запретить евреям торговлю хлебом и зерном для скота, ограничить число евреев, проживающих в городе, оставшимся разрешить жить только в отведенном для них квартале. Третье сословие Кагенау (Агно) предлагало ввести новые налоги для евреев, запретить им вступать в брак без согласия провинциальных штатов, ликвидировать все еврейские общинные учреждения.

Город Страсбур настаивал на восстановлении своей старинной привилегии — запрете евреям селиться в городе и изгнании евреев, поселившихся в нем. Хотя в Эльзасе и Лотарингии противоречия между различными группами населения достигли необычайной остроты, и эти группы выражали диаметрально противоположные требования, почти все они сходились в пожеланиях относительно евреев.

Это происходило как в результате юдофобского настроения большинства населения восточных провинций, особенно Эльзаса, так и в результате того, что эти требования были заимствованы из регламента, составленного комиссией из представителей дворянства, в котором указывалось, о чем нужно писать в местных наказах. В регламенте утверждалось, что основным занятием евреев является ростовщичество, и короля призывали избавить местное население от ростовщиков.

В ряде наказов от жителей Эльзаса и Лотарингии, однако, также шла речь о необходимости улучшить положение евреев. Так, в наказе дворянства Меца высказывалось пожелание, чтобы все жители Франции, без различия вероисповедания, получили гражданские права. Третье сословие Меца просило принять меры, которые сделали бы евреев «полезными гражданами». В наказе дворянства Тура было выражено требование предоставить евреям право заниматься всеми профессиями.

Единственной группой местного населения, имевшей право участвовать в выборах, были евреи, проживавшие в Бордо и Байонне. Несмотря на хорошие отношения, существовавшие между ними и христианским населением, многие выступили против разрешения евреям участвовать в выборах. Так, интендант провинции писал в Париж: «Другие корпорации обнаруживают большое нежелание допустить евреев и требуют, чтобы приглашение, посланное этой корпорации [то есть евреям], было отменено».

В конце концов было принято решение, что португальско-испанские евреи Бордо изберут четырех представителей не на общем собрании, а на собрании евреев, имеющих право голоса. На общем собрании выборщиков, где избирались депутаты Генеральных штатов, большим успехом пользовались выступления кораблестроителя Д. Градиса, которому не хватило нескольких голосов для того, чтобы быть избранным. Не были допущены на общее собрание и португальско-испанские евреи, жившие в Байонне, которые избрали представителей на отдельном собрании.

Еврейские представители не попали в Генеральные штаты. Хотя евреям Эльзаса и Лотарингии не были предоставлены избирательные права, они хотели, чтобы их пожелания были услышаны. 1 апреля 1789 г. Х. Серфбёр направил послание Ж. Неккеру, генеральному директору финансов, ответственному за созыв Генеральных штатов.

Указав на то, что цель созыва депутатов — погашение государственного долга, Х. Серфбёр отметил, что евреи восточных провинций — хорошие налогоплательщики и что разница в вероисповедании не должна быть препятствием для обсуждения столь важных для страны вопросов. Он просил, чтобы некоторым избранным депутатам было предоставлено право защищать интересы евреев. А для того, чтобы эти депутаты могли иметь представление о желаниях евреев, он просил разрешения избрать шесть представителей евреев восточных провинций, которые выработают требования. В ответ на письмо Людовик XVI разрешил представителям евреев собраться «без всяких формальностей».

Они собрались в мае и выработали наказ от евреев Эльзаса, Лотарингии и трех епископств, состоявший из четырех разделов.

Евреи требовали, чтобы их уравняли в вопросах налоговой политики с остальными французскими гражданами; чтобы евреям было разрешено заниматься ремеслами, сельским хозяйством, приобретать недвижимость, жить по всей Франции без ограничений.

Первый раздел содержал общие пожелания евреев, а остальные — пожелания евреев Эльзаса, Лотарингии и трех епископств. В первую очередь евреи требовали, чтобы отменили все специальные налоги и уравняли их в вопросах налоговой политики с остальными французскими гражданами. Выдвигались требования, чтобы евреям было разрешено заниматься ремёслами, сельским хозяйством, приобретать недвижимость, жить по всей Франции без ограничений.

В наказе говорилось о запрете для евреев заниматься ремеслами: «Когда-нибудь в будущем потомство с трудом поймет, что можно запретить целому клану людей посвятить себя работе на пользу общества». Еврейские депутаты жаловались на оскорбительное отношение к евреям, на то, что вместо имен в официальных актах фигурируют оскорбительные прозвища. Еврейские представители просили сохранить существующие учреждения общинной автономии.

Некоторые пожелания евреев различных городов показывают, в каком тяжелом положении они находились. Так, евреи Лотарингии ходатайствовали, чтобы в религиозных вопросах они были приравнены к евреям Эльзаса, то есть чтобы им было официально разрешено строить синагоги. Некоторые пожелания выглядели анахронизмом на фоне революционных событий, происходивших во Франции.

Например, депутаты от Лотарингии высказывали пожелания, чтобы евреям разрешали селиться в Нанси только при условии обладания капиталом в 10,000 ливров, в других городах Лотарингии — в 3000 ливров, в селах — 1200 ливров. Депутаты не хотели, чтобы общины Лотарингии платили налоги за неимущих евреев, которые могут поселиться в крае.

Начало революции

Вооруженное восстание в Париже 13-14 июля 1789 г., завершившееся взятием Бастилии, означало начало революции. В конце июля в различных районах Франции происходили массовые выступления крестьян, громивших замки дворян. В Эльзасе и Лотарингии крестьяне громили также жилища евреев, многие из которых бежали в Швейцарию.

Сохранились свидетельства, что дворяне стремились натравить крестьян на евреев. В брошюре «Письмо эльзасца о евреях Эльзаса» говорилось: «Чтобы спасти свои замки от поднявшегося во Франции урагана, сеньоры натравили народ на евреев и принесли их в жертву народным страстям». Аббат А. Грегуар выступил 3 августа в Национальном собрании с требованием защиты «этого гонимого и несчастного народа».

Выступление А. Грегуара вызвало недовольство португальско-испанских евреев из Бордо, не желавших, чтобы их смешивали с ашкеназскими евреями Эльзаса и Лотарингии. Аббату А. Грегуару было отправлено из Бордо письмо, в котором авторы писали, что также скорбят о евреях Эльзаса, но утверждали, что нельзя устанавливать общий для всех евреев закон: «Если поведение или несчастная судьба евреев Эльзаса… побудит Национальное собрание установить некоторые правила, которые должны стать общими для евреев, то евреи Бордо усматривают в этом с должным основанием несправедливость, столь же ненужную, сколь и жестокую».

В принятой Учредительным собранием 26 августа 1789 г. «Декларации прав человека и гражданина» провозглашалась свобода совести, но этим заявлением не отменялось обширное антиеврейское законодательство, о чем говорилось в письме Учредительному собранию от представителей евреев Парижа. Авторы письма просили Собрание в своих постановлениях специально упомянуть евреев: «Чтобы… в отношении нас не было никаких недоразумений, чтобы продолжительный гнет, жертвами которого мы были, не стал для некоторых лишь предлогом для дальнейшего притеснения евреев».

Желая показать себя хорошими французскими гражданами, авторы письма отказывались от элементов общинной автономии: «Мы настолько убеждены, что все жители великой страны должны быть подчинены единому порядку управления и суда… что отказываемся в интересах государства и в наших собственных от присвоенной нам привилегии иметь свои собственные власти, выбранные из нашей среды». Был представлен и адрес евреев восточных провинций (см. выше). Учредительное собрание передало эти обращения в одну из своих комиссий.

О положении евреев говорили в Национальном собрании при обсуждении «Декларации прав человека и гражданина» 22 августа 1789 г. Ряд реакционно настроенных депутатов (преимущественно из Эльзаса и Лотарингии) при обсуждении положения о веротерпимости требовал признания католицизма в качестве господствующей религии. Со страстным протестом против такого подхода выступил Г. О. де Мирабо.

Предоставления равноправия евреям потребовал пастор Р. Сент-Этьен: «Я этого требую для… народа, оторванного от почвы Азии, блуждавшего, гонимого и преследуемого восемнадцать веков… Мы не вправе упрекать его за нравственные недостатки, ибо они плод нашего собственного варварства, плод того унизительного состояния, на которое мы его несправедливо обрекли».

В сентябре 1789 г. в Эльзасе вновь произошли антиеврейские беспорядки, вызванные, с одной стороны, нападками на евреев клерикально-монархической прессы, а с другой — возвращением многих евреев, бежавших из Эльзаса в августе 1789 г. Депутаты от Эльзаса во всем обвиняли евреев и выступали в Учредительном собрании с резкими антиеврейскими нападками. Так, Ж. Ф. Ребель говорил о своих «несчастных, обливающихся кровавым потом соотечественниках, закабаленных в самую жестокую кабалу ордой жестоких африканцев, налетевших на страну».

28 сентября депутаты А. Грегуар и граф С. М. де Клермон-Тоннер выступили с решительным осуждением выступлений депутатов-юдофобов. С. М. де Клермон-Тоннер говорил: «Я желаю лишь одного: чтобы было признано, что человека, даже в том случае, если он не гражданин, нельзя убивать. Приближается еврейский праздник искупления Йом-Кипур, а собрания в синагогах остаются беззащитными против народной ярости. Место молитвы евреев может сделаться местом их смерти». Учредительное собрание поручило председателю направить письмо властям Эльзаса с требованием «принятия чрезвычайных мер к защите евреев».

В октябре 1789 г. была опубликована брошюра А. Грегуара «Предложение в защиту евреев» с призывом к Учредительному собранию предоставить евреям равноправие: «Пятьдесят тысяч французов проснулись сегодня рабами, от вас вполне зависит, чтобы они легли спать свободными людьми».

14 октября 1789 г. Учредительное собрание приняло делегацию евреев Эльзаса, в течение двух месяцев добивавшуюся этого. Глава делегации Б. И. Берр обратился к Собранию со страстным призывом: «Пусть последует коренная реформа всех тех позорных учреждений, которые нас порабощают… пусть она будет вашим благодеянием, делом ваших рук». Хотя Собрание благосклонно выслушало делегацию и председатель Собрания обещал делегации удовлетворение ее требований, никаких постановлений принято не было.

2 ноября 1789 г. Учредительное собрание приняло декрет о конфискации всего имущества и земельной собственности церкви. Клерикально-монархические круги начали борьбу за его отмену, но из-за популярности декрета они не могли прямо нападать на него и вместо этого в газетах и брошюрах писали, что «Учредительное собрание хочет уничтожить католическую религию и оказать всякие милости протестантам и евреям», что церковные земли будут проданы, чтобы вернуть долги еврейским кредиторам, а крестьяне земли не получат.

Предоставление равноправия евреям рассматривалось Учредительным собранием 21-23 декабря 1789 г. при обсуждении вопроса о предоставлении активного и пассивного избирательного права. Реакционно настроенные депутаты хотели лишить избирательных прав палачей, актеров и евреев.

Сторонник предоставления евреям равноправия граф С. М. де Клермон-Тоннер предложил свой проект закона: «Никакой активный гражданин, удовлетворяющий условиям избирательного ценза, не может быть исключен из списка избираемых, у него не может быть отнято право занимать общественные должности».

С. М. де Клермон-Тоннер писал, что религия не может служить препятствием для предоставления гражданских прав: «Еврейские законы вообще не предписывают евреям заниматься ростовщичеством. … Совершенно правильно порицаемое ростовщичество есть следствие наших законов. Дайте им возможность владеть землей, дайте отечество, и они забросят ростовщичество, вот вам и лекарство».

Он защищал евреев от обвинений в сепаратизме: «Разве есть закон, который предписывает мне жениться… на вашей дочери? Разве есть закон, в силу которого я обязан есть зайца и обедать с вами за одним столом?». Он подчеркивал, что евреи являются частью французской нации: «Как нации евреям нужно во всем отказывать и все дозволять как отдельным личностям».

Ему возражал представитель религиозного лагеря аббат Ж. С. Мори: «…я должен сказать, что слово „еврей“ есть название не секты, а нации, которая имеет свои законы и которая постоянно следовала этим законам семнадцать веков, не смешиваясь с другими народами». Ж. С. Мори и аббат А. Л. де ля Фер говорили о еврейском ростовщичестве и запугивали Собрание народными волнениями. Ж. Ф. Ребель заявил: «Если Собрание в слишком резкой форме пойдет против предрассудков наших крестьян, то я не ручаюсь за спокойствие Эльзаса».

С решительной критикой утверждений правых выступило несколько руководящих деятелей революции. М. Робеспьер сказал: «Каким образом можно ставить в вину евреям те преследования, жертвами которых они были? Напротив — это наше преступление, которое мы должны искупить, даруя им… священные права человека».

Но представителям клерикально-монархического лагеря удалось внушить большинству Собрания, что евреям нельзя предоставить равноправие из-за опасности беспорядков в Эльзасе, поэтому в отношении них была принята следующая формулировка: «…не вводите ничего нового в отношении евреев, о положении которых Учредительное собрание предоставляет себе право высказаться в отдельности».

В конце 1789 года евреи оказались единственной группой населения, не получившей избирательных прав. По поводу этого газета «Курьер де Пари» под редакцией Г. О. де Мирабо писала: «…избранному народу отказывают в том, чем отныне будут пользоваться самые отвратительные существа».

Французские евреи понимали, что им нанесен тяжелый удар. Больше других его почувствовали португальско-испанские евреи. 31 декабря 1789 г. евреи Бордо, а 1 января 1790 г. — Байонны представили в Собрание петиции, под которыми были собраны сотни подписей. Они требовали, чтобы им были предоставлены гражданские права независимо от того, как вообще будет решен вопрос с евреями, так как они «никогда не смешивались и не объединялись с толпой прочих потомков Яакова».

Они были оскорблены тем, что их уравняли в правах с «евреями иного происхождения». Португальско-испанских евреев удивляло, что евреи восточных провинций «желают жить во Франции под особым режимом и образовать особый клан граждан». Они опасались того, что «несправедливые требования… восточных единоверцев» могут повредить их «вековым правам». Они утверждали, что были гражданами и раньше, следовательно, новый конституционный строй должен дать им то, в чем им не отказывал старый режим.

От имени конституционного комитета Учредительного собрания Ш. М. де Талейран-Перигор решительно поддержал авторов петиций и, несмотря на решительное сопротивление представителей клерикально-монархического лагеря, Собрание 28 января 1790 г. большинством в 373 против 225 голосов постановило: «Все евреи, известные во Франции под именем португальских, испанских, авиньонских, продолжают пользоваться правами, какие им предоставлялись королевскими патентами, а потому они могут пользоваться всеми правами активных граждан».

Принятие этого декрета вызвало недовольство определенной части населения Бордо. В театре и около биржи раздавались выкрики: «Долой жидов». Власти немедленно приняли меры по защите еврейского населения города, но большинство местных жителей выступило с решительным осуждением юдофобских нападок. В этот день в Собрание была представлена петиция евреев Эльзаса и Лотарингии с требованием немедленно предоставить им равноправие, но петиция осталась без ответа.

Борьбу за предоставление равноправия возглавили евреи Парижа, которые принимали активное участие в революции, более 100 из них вступили в Национальную гвардию. Многие были членами различных революционных клубов и обществ, их выбирали в органы городского самоуправления. Парижские евреи решили воздействовать на Учредительное собрание через Парижскую коммуну.

28 января 1790 г. в здание Коммуны явилась делегация евреев Парижа, среди которых было 50 национальных гвардейцев. Они обратились к властям Коммуны с просьбой потребовать от Учредительного собрания предоставить евреям равноправие. В различных округах Парижа велась активная пропаганда в поддержку этого требования, собрания округов принимали резолюции. Из 60 парижских округов 59 высказались за немедленное предоставление евреям равноправия.

25 февраля 1790 г. делегация Коммуны передала это требование Учредительному собранию. Хотя оно было благосклонно встречено, было решено отложить его рассмотрение, так как Собрание должно было решить в ближайшее время ряд вопросов, имевших большее значение для жизни страны. Борьба между сторонниками и противниками равноправия евреев велась в Эльзасе.

На страницах клерикальных газет известных депутатов — сторонников равноправия (аббата А. Грегуара, Ш. М. де Талейрана-Перигора, Г. О. де Мирабо) называли «еврейскими агентами», велась погромная агитация. Когда Общество друзей конституции в Страсбуре приняло в свои члены еврея М. Берра и утвердило петицию с требованием предоставить евреям равноправие (февраль 1790 г.), это вызвало бурное недовольство в Эльзасе.

8 апреля 1790 г. в Учредительное собрание был представлен адрес, подписанный всеми главами городского управления и большинством избирателей Страсбура, в котором высказывался решительный протест против предоставления евреям гражданских прав. Такие же адреса поступали и из других городов Эльзаса.

30 апреля 1790 г. в Учредительном собрании обсуждался вопрос о предоставлении прав активных граждан иностранцам, проживающим во Франции не менее пяти лет. По требованию Ж. Ф. Ребеля в законопроект был внесен пункт о том, что «вопрос о гражданском равноправии евреев… считается отсроченным». 20 июля 1790 г. в связи с общей налоговой реформой были отменены все специальные налоги, которые взимались с евреев различных городов Эльзаса и Лотарингии за право жительства.

7 мая 1791 г. Учредительное собрание приняло закон о свободе иудейского богослужения. В Париже, Нанси и других городах, где раньше это было запрещено; евреи начали официально регистрировать синагоги. Представитель евреев в Коммуне М. Годар потребовал, чтобы вслед за свободой религии евреям была предоставлена гражданская свобода: «Полусвободы не может быть, как не может быть полусправедливости». Коммуна приняла постановление о равноправии евреев и отправила его в Учредительное собрание.

В Эльзасе антиеврейские настроения усиливались. Так, в департаменте Верхний Рейн власти не позволяли евреям вступать в различные общины. Евреи боялись за свою безопасность, поэтому некоторые общины просили власти департамента прислать войска, которые они были готовы содержать за свой счет. Жители многих городов и деревень Эльзаса придерживались в отношении евреев обычаев далекого прошлого. Так, мэр Иссенгейма заключил в тюрьму трех евреев, которые не прислали ему языки зарезанных быков. В декабре 1790 г. мэр Оберне пытался насильственно крестить ребенка незамужней еврейки.

14 сентября 1791 г. король утвердил предоставленный ему Учредительным собранием проект конституции. Бесправное положение большинства еврейского населения Франции противоречило основным положениям проекта. 27 сентября 1791 г. А. Ж. де Дюпор заявил с трибуны Учредительного собрания: «Я полагаю, что установленная конституцией свобода вероисповедания не позволяет более делать различий между людьми различных вероисповеданий в отношении политических прав», — и требовал немедленно предоставить евреям политические права.

Попытки правых депутатов (Ж. Ф. Ребеля и других) сорвать утверждение этого закона вызвали гневную отповедь депутата М. Л. Реньо де Сен-Жан д’Анжели: «…нападая на это предложение, они нападают на конституцию». 28 сентября 1791 г. Учредительное собрание приняло закон о предоставлении евреям гражданских прав. Выступления депутатов Эльзаса, угрожавших погромами, если не будет принят одновременно декрет, улучшающий положение христианского населения, вынудили Собрание принять постановление о сокращении на одну треть долгов христианского населения евреям.

Евреи Франции в 1793-99 гг.

Предоставление равноправия французским евреям способствовало тому, что они стали принимать еще более активное участие в политической жизни революционной Франции. Многие евреи заняли различные выборные общественные должности.

Например, в Париже были избраны: Хазан — секретарем Комитета общественной безопасности; Азур — секретарем Народного общества друзей равенства; Вейссвелер — одним из руководителей Центрального комитета одного из округов, Лазар Иелер — секретарем революционного комитета четвертого округа.

В Южной Франции появились еврейские революционные организации. Так, в Байонне в 1793-94 гг. группа якобинцев-евреев создала революционный клуб имени Ж.-Ж. Руссо. Евреи жертвовали большие суммы денег на различные общественные нужды. Например, парижская секция санкюлотов опубликовала список жертвователей, в котором было много еврейских имен. В Эльзасе самые большие суммы жертвовали евреи. Большое количество евреев шло по мобилизации или добровольно во французскую армию. В 1793 г. в армии служило около двух тысяч евреев, многие из них получили офицерские чины.

В ноябре 1793 гг. Конвент принял законопроект о введении «культа Разума», который должен был заменить католицизм; его стали навязывать и представителям других вероисповеданий. В обстановке разнузданной антикатолической пропаганды многие еврейские общественные деятели и раввины стали отказываться от иудаизма в целом или от важнейших религиозных атрибутов.

Так, один из парижских раввинов, С. Гессе, называвший себя «еврейским священником», заявил, выступая перед членами общества «Друзья отечества», что «не имеет другого Бога, кроме бога свободы, и другой религии, кроме религии равенства», и передал в дар секции свой расшитый серебром талит.

В Авиньоне евреи, в том числе служители синагоги, передали в дар властям департамента «все предметы из серебра и золота», которые использовались во время богослужений. В Меце закрывались католические церкви и синагоги, уничтожались предметы религиозных культов. В газете «Республиканский курьер» писали об этом: «Законы Моисея постигла та же судьба. Кожа, на которой записаны законы этого ловкого лжеца, будет служить для барабанов, чтобы звать в бой и разрушать стены нового Иерихона». В городе Карпантра евреи под нажимом революционных агитаторов передали здание синагоги властям.

Большинство синагог якобы добровольно, а на самом деле под сильным нажимом отдали властям все предметы из серебра и золота. Депутация, состоящая из служителей и глав общины одной из парижских синагог, передавая свои дары Конвенту, заявила: «Наши предки дали нам законы, провозглашенные с вершины горы Синай; те, которые вы даете Франции, провозглашены с вершины горы, не менее нами почитаемой» (обыгрывалось название революционной партии, стоявшей у власти, — монтаньяры, от французского montagne — гора).

Атеистическая кампания сопровождалась принуждением и насилием. Так, в некоторых местах евреев заставляли открывать принадлежащие им лавки и магазины в субботу, вообще запрещали субботу в качестве дня отдыха, объясняя это тем, что введена новая единица времени — декада — и выходные дни в основном не приходятся на субботу.

Особенно сильным преследованиям подвергался иудаизм в Эльзасе и Лотарингии. Так, в Меце надгробия с еврейских кладбищ были употреблены на строительство. В июне 1794 г. власти города Саверна постановили разрушить все еврейские надгробные памятники, объявив их «проявлением фанатизма».

22 ноября 1793 г. совет Страсбурского округа постановил запретить обрезание и ношение бороды; было также издано постановление сжечь все еврейские книги. В июле 1794 г. в двух округах Эльзаса были арестованы все служители культа — евреи и христиане. Бывали случаи, когда толпы врывались в синагоги и сжигали религиозные книги (в официальных отчетах писали: «Предавали их лживые книги огню патриотических костров»).

После того, как весной 1794 г. с резкой критикой атеистической кампании выступил М. Робеспьер, предложивший вместо «культа Разума» ввести в качестве государственной религии «культ Верховного существа», нападки на различные вероисповедания, особенно на иудаизм, резко сократились по всей Франции за исключением Эльзаса.

Были казнены наиболее активные атеисты, среди них Ж. Перейра (1743-94), табачный фабрикант из Парижа, который среди прочих преступлений обвинялся в том, что вместе с известным революционером А. Клоотсом заставил парижского архиепископа Гебеля сложить с себя сан, а также в том, что явился в синагогу в Йом-Кипур в кожаной обуви, чем оскорбил религиозные чувства верующих.

Обострение внутренних противоречий во Франции, война со странами — участниками антифранцузской коалиции создали сложную ситуацию в стране; издавались декреты и распоряжения властей, от которых евреи иногда страдали больше других слоев населения. Так, 16 октября 1793 г. был принят закон, предписывавший арестовывать всех лиц, родившихся на территории стран, с которыми Франция находилась в состоянии войны. В начале 1794 г. власти Парижа распорядились, чтобы все иностранцы и дворяне покинули город. Некоторые евреи на основании новых законов были отправлены в тюрьму или высланы из Парижа.

Закон о максимуме, принятый в 1793 г., частые реквизиции у представителей крупной буржуазии и вообще вся эгалитарная политика якобинского правительства М. Робеспьера в 1793-94 гг. имели тяжелые последствия для многих евреев. Некоторые революционные деятели обвиняли евреев в спекуляциях. Так, представитель Конвента в Рейнской и Мозельской армиях Бодо писал, что «евреи предпочитают деньги любви к отечеству и жалкие предрассудки указаниям разума». Л. Карно, глава революционного правительства, ответственный за оборону страны, утверждал, что евреи занимаются спекуляцией на поле битвы и обогащаются за счет казны. Народный представитель при Северной армии Лоран запрещал евреям следовать за армией.

В Эльзасе евреев обвиняли в незаконных операциях с государственными займами, махинациях при продаже и покупке имений эмигрантов, в запрещенном законом вывозе золотых и серебряных монет. Там антиеврейские настроения были всеобщими. Так, 17 октября 1793 г. якобинский клуб Страсбура потребовал изгнания всех евреев из города.

После прихода к власти якобинцев в начале июня 1793 г. богатых евреев Бордо и Байонны обвинили в связях с жирондистами, в сношениях с эмигрантами, в недостаточном революционном рвении. Некоторые из них были оштрафованы на большие суммы. Так, банкир Печёто должен был заплатить штраф 2 млн. 120 тыс. ливров, торговцы братья Раба — 500 тыс. ливров; известный еврейский общественный деятель А. Фуртадо, тесно связанный с жирондистами, был вынужден бежать из Бордо, опасаясь ареста.

Несколько евреев было казнено. Были отправлены на гильотину два сына барона Л. Калмера (?-1784), еврея из Ганновера, разбогатевшего во Франции на поставках в армию и купившего себе баронский титул; один из них, роялист Л. Б. Калмер (1750-94), лейтенант гренадерского батальона Национальной гвардии, был казнен в июне 1794 г. по обвинению в «поддержке крайних роялистов и сторонников контрреволюции»; другой, И. Б. Калмер (1746-94), якобинец, «санкюлот с двумястами тысячами ливров годового дохода, председатель революционного комитета в Клиши», был казнен также в июне 1794 г. по обвинению в оскорбительном обращении с муниципальным чиновником и терроризировании граждан Клиши.

Но в целом Конвент и революционное правительство были далеки от юдофобии; доля евреев, пострадавших от террора в годы революции, в сравнении с христианами была крайне незначительной.

Во многих европейских странах, которые были заняты французскими войсками, провозглашалось равноправие евреев: в Нидерландах — в 1796 г., на западном берегу Рейна (Германия) — в 1797 г., в Италии — в 1796-98 гг. по мере завоевания различных районов страны французскими войсками. Подавляющее большинство евреев в Западной и Центральной Европе было сторонниками французской революции.

После падения якобинской диктатуры в июле 1794 г. прекратились нападки на еврейскую буржуазию, перестал подвергаться преследованиям иудаизм; так, 4 августа 1794 г., вскоре после падения М. Робеспьера, евреи Фонтенбло попросили разрешения открыть в городе синагогу.

Иногда евреи подвергались нападкам клерикально-монархических кругов, активизировавших свою деятельность во Франции. Так, правая газета «Ами де Луа» требовала, чтобы евреи платили специальные налоги. Один из членов Совета пятисот выступил в 1797 г. с юдофобской речью, но был призван к порядку председателем Совета, который заявил, что выступавший «совершил политическое богохульство, упорно считая евреев евреями, в то время, когда на них должно смотреть как на французов».

Евреи ФРАНЦИИ В 19 в. — НАЧАЛЕ 20 в

Правление Наполеона

Основные статьи: Наполеон, Консистория

Предоставление равноправия французским евреям способствовало иммиграции во Францию евреев из других стран, в основном из Германии. В 1806 г. еврейское население Франции составляло около 70 тыс. человек, из них в Страсбуре проживало около восьми тысяч, в Париже — три тысячи. Хотя занятиями многих евреев, особенно в Эльзасе и Лотарингии, продолжали оставаться ростовщичество, торговля скотом и старыми вещами, многие евреи стали заниматься другими видами деятельности.

Так, в Париже в 1809 г. насчитывалось 419 евреев, занимавшихся торговлей и посреднической деятельностью; 227 были заняты ручным трудом. Среди евреев-ремесленников были перчаточники, сапожники, пекари, портные, швеи, модистки и даже истребитель крыс. Особенно распространена была профессия военного.

Марк Франсуа Жером, барон Вольф (Marc François Jérôme, baron Wolff, 1776, Страсбург — 1848, Париж) — французский генерал, первый еврей, достигший генеральского звания во французской армии.

В 1809 г. консистория Парижа представила неполные списки евреев — своих членов, служащих в армии, в их числе было 22 офицера, из которых один — в чине полковника (Ж. Леман, командир Первого стрелкового полка). Министр внутренних дел М. Кретэ в 1808 г. в докладе Наполеону утверждал, что более 150 евреев Парижа служат в армии.

Среди евреев появились и журналисты, адвокаты, инженеры. В 1809 г. несколько евреев окончили престижную Политехническую школу. Появились евреи, занимающиеся сельским хозяйством. Префект департамента Мерты сообщал, что из 3065 евреев, проживавших в департаменте, 215 — землевладельцы. Возникла прослойка богатых евреев — банкиров, торговцев, разбогатевших во время революции.

Происходила ассимиляция части еврейского населения Франции, особенно быстро этот процесс шел на юге и в Париже; обучение детей во французских школах, служба в армии ускоряли этот процесс. Заключались первые смешанные браки между евреями и христианами.

Антиеврейские настроения были по-прежнему распространены во французском обществе. Так, И. Берр писал в 1806 г.: «…предубеждение, связанное с именем „еврей“, является одним из главнейших препятствий к нашему возрождению». Продолжались и нападки на евреев со стороны клерикально-монархических кругов. Один из идеологов монархистов, виконт де Бональд писал в 1806 г. об угнетении евреями французов, требовал ввести против евреев ряд жестких ограничений, в том числе ограничения на вступление в брак, и утверждал, что евреи должны жить в христианских странах только после того, как станут христианами.

Юдофобская пропаганда оказала воздействие и на Наполеона. Несмотря на большое количество евреев во французской армии, Наполеон утверждал, что евреи не желают «проливать кровь ради славы нации». Возвращаясь в ноябре 1805 г. во Францию после разгрома русско-австрийской армии в битве при Аустерлице, Наполеон был возмущен многочисленными жалобами жителей Эльзаса на евреев.

Генерал Ф. Н. де Келлерман в докладе на имя Наполеона обвинял евреев в том, что они «только и занимаются ростовщичеством, чем и разоряют крестьян», и указывал на большие проценты, которые они берут под предоставленные крестьянам ссуды. На самом деле крестьяне, скупившие большое количество земель при помощи ссуд, предоставленных евреями, не хотели возвращать взятые взаймы деньги.

По приказанию Наполеона Государственный совет в апреле 1806 г. обсуждал вопрос о евреях Эльзаса. Докладчик Л. М. Молле предложил подчинить евреев ограничительным законам. Большинство членов Совета решительно высказалось против ограничения прав евреев, но Наполеон поддержал Л. М. Молле и осудил тех «идеологов», которые «жертвуют действительностью ради абстракции».

Он заявил: «Правительство не может видеть, как нация, униженная, опустившаяся, способная на всякие подлости, овладевает двумя прекрасными департаментами старого Эльзаса. Евреев нужно рассматривать как нацию, а не секту; это нация в нации… Их нельзя поставить в один ряд с протестантами или католиками; к ним нужно применять не гражданское право, а политическое, ибо они не граждане… Я хочу отнять у евреев, по крайней мере, на известный срок, право брать в залог недвижимость».

Наполеон, однако, не собирался становиться последовательным гонителем евреев, он хотел войти в историю как человек, который сможет решить все проблемы, стоявшие перед человечеством, в том числе и еврейскую. На следующем заседании Государственного совета 7 мая 1806 г. он решительно отверг ряд антиеврейских мер, в том числе изгнание из Франции странствующих евреев-торговцев: «Я далек от мысли сделать что-нибудь в ущерб моей славе, что могло бы вызвать осуждение потомства. Было бы слабостью гнать евреев, но проявлением силы будет исправить их».

30 мая 1806 г. был опубликован императорский декрет, объявлявший, что исполнение судебных постановлений о взыскании долгов в пользу евреев в восьми восточных департаментах откладывается на год. В другой своей части декрет провозглашал, что в Париже созывается Собрание представителей еврейского населения Франции, Италии, различных частей Германии и других зависимых от Франции стран.

Собрание еврейских нотаблей открылось в Париже 26 июля 1806 г., председателем был А. Фуртадо. Уполномоченный французского правительства Л. М. Молле предложил депутатам ответить на 12 вопросов, в том числе: «Разрешены ли евреям смешанные браки с христианами?.. Являются ли французские христиане в их глазах братьями или чужаками?.. Какое отношение к французским христианам предписывает еврейская религия?.. Считают ли евреи Францию своим отечеством, если они родились в этой стране и являются по закону ее гражданами?.. Обязаны ли они ее защищать и подчиняться всем ее законам, включая гражданский кодекс?»

Отвечающие подчеркивали патриотизм французских евреев, преданность Франции и утверждали, что преданность иудаизму ни в коем случае не означает неповиновения законам Франции, отрицательного отношения к французским крестьянам. Ответы Собрания еврейских нотаблей были санкционированы французским Синедрионом. Несмотря на то, что Собрание еврейских нотаблей и Синедрион в своих решениях проявили патриотизм, Наполеон решил проводить антиеврейский курс.

17 марта 1808 г. были опубликованы два императорских декрета. Один из них запрещал евреям заниматься торговлей без разрешения префекта департамента и селиться в департаментах Верхнего и Нижнего Рейна; в других департаментах евреям разрешалось селиться только в том случае, если они собирались заниматься земледелием. Запрещалось также выставлять вместо себя заместителей при рекрутских наборах.

Декрет отменял отсрочку при взимании долгов в пользу евреев, однако в ряде случаев ссуды не подлежали возврату (например, ссуды, предоставленные женщинам без разрешения мужей или нижним чинам без разрешения командира роты). Декрет должен был действовать в течение десяти лет при условии, что «по истечении этого времени и в силу других мер по отношению к евреям не будет больше разницы между ними и прочими гражданами… империи». Действие декрета не распространялось на евреев, живших в департаментах Жиронда и Ланд, так как «они не подавали повода к каким-либо жалобам и не занимались запрещенными промыслами».

Декрет вызвал протесты как со стороны евреев, так и со стороны французской общественности. Так, министр внутренних дел М. Кретэ писал императору о примерном поведении евреев Парижа, о том, что из 2543 евреев, проживающих в городе, только четверо занимаются ростовщичеством. Некоторые другие префекты также благосклонно отозвались о евреях. Называли большое число евреев, служивших в армии. 26 апреля 1808 г. евреи Парижа были освобождены от действия декрета.

К 1808 г. декрет фактически выполнялся только в восьми восточных департаментах. В 1812 г. была отменена статья декрета, запрещавшая евреям выставлять вместо себя заместителя при рекрутских наборах.

Другой декрет, принятый 18 марта, создавал новую систему общинной организации французских евреев. Во всех департаментах, в которых проживало не менее тысячи евреев, создавались консистории, а в Париже — Центральная консистория. Согласно указу, еврейское население Франции было разделено на семь консисторий, к которым относились 46,160 человек. Из этого числа 16,155 относились к департаменту Нижнего Рейна, 10,000 — к департаменту Верхнего Рейна и 20 005 — к остальной части Франции. Центрами консисторий были: Париж, Страсбур, Винценхайм (позже Кольмар), Мец, Нанси, Бордо и Марсель.[8]

После Наполеона

В синагоге (вероятно, в Нанси). Картина 1816 г.

Евреи не восприняли Реставрацию Людовика XVIII враждебно. Она не внесло никаких изменений в политическое положение евреев. Со времени эмансипации французские евреи достигли такого прогресса, что самый клерикальный монарх не мог найти никакого предлога для ограничения их прав как граждан. Многие из них уже занимали высокие должности в армии и магистратуре, а также в искусстве и науке.

Мишель Леви, генерал медицинской службы.

Были созданы еврейские учебные заведения. В 1818 году школы открылись в Меце, Страсбуре и Кольмаре. Другие еврейские школы были открыты в Бордо и Париже.

Консисториальная система, созданная Наполеоном I, продолжала существовать во Франции и после свержения императора. В 1829 г. Йешива Меца, которая была закрыта во время революции, была вновь открыта как центральная раввинская семинария и получила субсидию. С 1831 г. Центральная консистория запретила произнесение проповедей на любом языке, кроме французского.

Постановление французского правительства в 1844 г. придало консистории более светский характер. В состав Центральной консистории теперь входили главный раввин Франции и по одному представителю региональных консисторий, а в региональные консистории — главный раввин региона и пять светских лиц. После революции 1848 г. выборы в руководящие органы консисторий стали более демократичными. Право голоса было предоставлено всем членам еврейской общины, без имущественного ценза. В 1815-46 гг. во Франции функционировало семь региональных консисторий (в Париже, Страсбуре, Кольмаре, Меце, Нанси, Бордо, Марселе). В 1846 г. была основана консистория в Сент-Эспри (Байонне), в 1857 г. — в Лионе.

Из конфессий, признанных государством, только иудеи должны были поддерживать своих священнослужителей, в то время как католическая и протестантская церкви поддерживались государством. Эта юридическая неполноценность была устранена в 1831 году благодаря вмешательству герцога Орлеанского, генерал-лейтенанта королевства, и кампании, которую возглавили в парламенте депутаты Рамбуто и Веннет.

В результате этой кампании, министр образования 13 ноября 1830 г. предложил поставить иудаизм в один ряд с католицизмом и протестантизмом в том, что касается поддержки синагог и раввинов из государственной казны. После короткого обсуждения предложение было принято подавляющим большинством голосов. В январе 1831 года он прошел в Палате пэров 89 голосами против 57, а 8 февраля он был ратифицирован королем Луи-Филиппом. Раввины стали получать жалованье от государства. Правительство аналогичным образом погасило долги, образовавшиеся у различных еврейских общин до революции.

Изак Адольф Кремьё.

Последнее ограничение прав евреев Франции — клятва «More Judaico» по-прежнему применялась к ним, несмотря на неоднократные протесты раввинов и консистории. И только в 1846 году благодаря речи еврейского адвоката Адольфа Кремьё, произнесенной в суде Нима в защиту раввина, отказавшегося принять эту присягу, и эссе по этому поводу видного христианского адвоката из Страсбура по имени Мартин, верховный суд удалил этот последний остаток законодательства средневековья.[9]

С увеличением еврейского населения новые консистории были созданы в Лионе (1857 г.) и в Байонне (1859 г.). В 1845 году в Алжире были основаны три консистории. Во время франко-прусской войны 1870 года французский иудаизм потерял три самых густонаселенных консистории Эльзаса и Лотарингии; но из-за большого числа евреев, которые сохранили французское гражданство и эмигрировали из этих провинций во Францию, они были заменены тремя новыми консисториями, обосновавшимися в Везуле, Лилле и Безансоне. Руководство консисторий, вначале назначавшееся гражданскими властями, в середине века стало выборным. Право голоса имели все совершеннолетние евреи-мужчины.

Реформистское движение нашло лишь слабый отклик во Франции. Попытки реформирования, предпринятые О. Теркемом, не дали никакого эффекта. Но еврейские ритуальные обряды и молитвы получили более современную форму.

Еще в 1831 году Центральная консистория запретила читать проповеди на любом другом языке, кроме французского. В 1856 году Ульманн созвал в Париж всех раввинов консисторий, чтобы обсудить реорганизацию ритуала во французском иудаизме. Среди нововведений, внесенных этим собранием, наиболее примечательными являются:

  • разрешение использовать орган в синагоге;
  • принесение новорожденных детей в синагогу для получения благословения раввина;
  • религиозное посвящение;
  • покрывание гробов цветами, завесы у входа в морг и использование более роскошных катафалков;
  • принятие официальной одежды для раввинов, напоминающей одежду католического священника, с той небольшой разницей, что повязка белая.

Помимо этих нововведений, собрание внесло изменения в молитвенник и запретило некоторые молитвы.[8]

Вторая половина 19 — начало 20 века

Демография и профессиональный состав французского еврейства

В 19 в. — начале 20 в. происходил рост еврейского населения Франции (исключением были 1870-е гг., когда в результате франко-прусской войны 1870-71 гг. Эльзас и Лотарингия отошли к Германской империи по мирному договору).

Так, в 1808 г. еврейское население Франции составляло 46 663 человека, в 1831 г. — 63 142 человека, в 1851 г. — 73 965 человек, в 1866 г. — 89 047 человек, в 1872 г. — 49 439 человек, в 1891 г. — 67 770 человек, в 1897 г. — 71 249 человек, к 1914 г. — около 100 тыс. человек.

Еврейское население Франции увеличивалось благодаря иммиграции во Францию евреев из других европейских стран. До 1881 г. эмиграция шла в основном из Германии и Нидерландов. Большое число евреев после потери Францией Эльзаса и Лотарингии переехало оттуда во Францию. Выходцами из Эльзаса и Лотарингии были созданы еврейские общины в Бельфоре, Безансоне, Лилле, Реймсе, Дижоне.

После 1881 г. во Францию прибывали сотни тысяч эмигрантов из России, Австро-Венгрии, Румынии, но для большинства из них Франция была перевалочным пунктом: только около 25 тыс. из них осталось в стране. Особенно быстро росло еврейское население Парижа, которое составляло в 1808 г. 2773 человека, в 1861 г. — 14 867 человек, в 1897 г. — 42 тыс. человек. Во второй по численности населения еврейской общине Франции — в Марселе — еврейское население увеличилось с 440 человек в 1808 г. до 2500 человек в 1897 г. В Бордо еврейское население сократилось с 2131 человека в 1808 г. до 2110 человек в 1897 г.

В 19 в. шел стремительный процесс урбанизации еврейского населения Франции. Если в 1851 г. в городах проживало 46% еврейского населения, то в 1872 г. — 94%. В первую очередь такие изменения произошли в результате потери Францией Эльзаса и Лотарингии, где большинство еврейского населения проживало в сельской местности, но также вследствие изменений в профессиональном составе французского еврейства.

В 18 в. основной профессией, которой занимались французские евреи, была торговля подержанными вещами, а в 1853 г. в Париже среди еврейского самодеятельного населения насчитывалось только 5% евреев-старьевщиков. Большая часть евреев, особенно коренных евреев Франции, получала высшее образование и занималась свободными профессиями, наукой, искусством, политической деятельностью, работала в банковской сфере. Так, в 1912 г. в высших учебных заведениях Франции насчитывалось 202 преподавателя-еврея.

Евреи Франции в науке и искусстве

В 19 в. — начале 20 в. во Франции работали многие выдающиеся ученые-евреи, в том числе лауреаты Нобелевской премии физик Г. Липпман, философ А-Л. Бергсон. Выдающимися учеными были: историк Э. Халеви; социологи-философы Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль; один из создателей функционального анализа, математик Ж. Адарар (1865—1963); основатель серодиагностики, медик Ф. Видаль (1862—1929) и многие другие.

К. Писсарро

Евреи, как французские, так и приехавшие во Францию из разных стран, сыграли выдающуюся роль в искусствах пластических. К. Писсарро, уроженец острова Сент-Томас, был одним из создателей импрессионизма и постимпрессионизма. Под влиянием этих художественных течений находились художники Ж. Адлер (1830—1903), Э. Брандон (1831-97), А. Леви (1843—1904), Л. Леви-Дюрмер (1865—1943), А. Коро-Дельвай (1876—1928).

Джакомо Мейербер

В художественных течениях начала 20 в. — фовизме, кубизме — огромную роль сыграли евреи-художники, приехавшие в Париж в основном из Восточной Европы и принадлежавшие к так называемой парижской школе. Крупнейшие из них — А. Модильяни, М. Кислинг, М. Шагал, Х. Сутин, Ханна Орлова, О. Цадкин, Ж. Липшиц.

Евреи Франции внесли значительный вклад в музыку. Во Франции работали выдающиеся композиторы: Дж. Мейербер, Ж. Ф. Халеви, К. Сен-Санс (1835—1921, сын еврейки; написал ряд произведений на библейские темы, в том числе оперу «Самсон и Далила»), Ж. Оффенбах и другие; дирижеры Ж. Э. Колонн (1838—1910), П. Монте (1875—1964).

Евреи сыграли выдающуюся роль в развитии французского театра. Крупнейшими актрисами были Рашель, Сара Бернар, Жюдит (Жюли Бернат; 1827—1912).

Еврейские финансисты и «панама»

Ряд еврейских семей сыграл большую роль в экономической жизни Франции, в развитии банковского дела, железнодорожного строительства. Наиболее известной из таких семей были Ротшильды. Основатель французской ветви семейства Ротшильд — Д. Я. Ротшильд (1792—1868) — поселился в Париже в 1812 г. и открыл банковскую контору, ставшую впоследствии крупнейшим банком Франции. Представители знаменитой семьи оказывали государству колоссальные услуги. Так, Д. Я. М. Ротшильд, который активно поддерживал короля Луи-Филиппа (1830-48), предоставил в 1830 и 1834 гг. Франции большие займы на выгодных для страны условиях.

В 1871 г., после поражения Франции в войне, барон А. де Ротшильд (1827—1905) был председателем синдиката французских банков, который уплатил контрибуцию в пять млрд. франков, наложенную Германией на Францию. В конце 1850-х — начале 1860-х гг. Ротшильды вложили большие суммы денег в строительство Суэцкого канала. Барон Д. Я. Ротшильд сыграл основную роль в строительстве первой железной дороги во Франции: Париж — Сен-Жермен. Барон Г. де Ротшильд (1829—1911) возглавлял общество железных дорог Северной Франции, был директором общества железной дороги Париж — Марсель.

Другим крупнейшим банкирским домом был банк семейства Фульд, сыгравший большую роль в железнодорожном строительстве; многие представители этой семьи сыграли значительную роль в политической жизни страны (см. ниже). Известной семьей банкиров и общественных деятелей были Перейра. Основатели банкирского дома братья И. Перейра (1806-80) и Э. Ж. Перейра (1800-75) были уроженцами Бордо. Э. Ж. Перейра, один из ближайших учеников французского социалиста-утописта К. А. Сен-Симона, активно пропагандировал идеи своего учителя о необходимости развития промышленности и торговли для подъема благосостояния страны и улучшения положения рабочего класса.

В 1835 г. братья Перейра предложили Ротшильдам и другим крупнейшим финансистам страны организовать общество по строительству железной дороги Париж—Сен-Жермен и стали активными его членами. В 1845 г. братья Перейра создали общество, построившее большое количество железных дорог, в 1852 г. они при активной поддержке министра финансов А. Фульда (1800-67) основали банк «Креди мобильё», сыгравший колоссальную роль в экономической жизни страны в годы Второй империи. Несмотря на то, что банкирский дом Ротшильдов и Перейра активно поддерживали императора Наполеона III, между ними велась напряженная борьба, закончившаяся поражением братьев Перейра. В 1867 г. «Креди мобильё» полностью прекратил платежи.

Крупным французским банкиром был барон Ж. Рейнак (?-1892); в отличие от Ротшильдов, Перейра, Фульдов, бывших монархистами и, как правило, не участвовавших в различных финансовых авантюрах, он в 1870-90-е гг., во время Третьей республики (1870—1940), стал главой банковского синдиката, финансировавшего строительство Панамского канала. Другие руководители синдиката также были евреями.

В 1891 г. стало ясно, что смета работ по строительству канала сильно занижена, компания по строительству запуталась в колоссальных долгах, и ее ждет неминуемый крах, если не будут приняты чрезвычайные меры. Ж. Рейнак решил, что единственный способ спасти положение компании — это заручиться поддержкой государства и получить разрешение на выпуск займа компании. Для того, чтобы получить такое разрешение, и для успешной реализации займа банковский синдикат стал тратить огромные средства на подготовку общественного мнения. Были подкуплены редакторы, журналисты многих периодических изданий, которые повели в прессе рекламную кампанию в пользу выпуска займа.

Один из юристов, принимавший участие после краха компании в ликвидации ее дел, писал об этом периоде: «…в какой-то момент достаточно было явиться в помещение компании с визитной карточкой редактора газеты, чтобы получить деньги». Колоссальные суммы тратились на подкуп депутатов (компания подкупила около 100—150 депутатов).

В марте 1891 г. комиссия палаты депутатов занялась обсуждением вопроса о займе, и большинство членов комиссии высказалось против его выпуска; тогда за 200 тыс. франков был подкуплен один из противников займа, и в марте комиссия проголосовала за разрешение займа с перевесом в один голос, а в апреле 1891 г. такое же решение приняла палата депутатов. Заем дал компании 300 млн франков, но даже такая большая сумма не могла спасти положение. 11 декабря 1891 г. компания прекратила платежи.

Из собранных 1434 млн франков непосредственно на работы по строительству канала было истрачено всего 597 млн. Около 500 тыс. держателей акций, принадлежавших к средним классам, потеряли свои вклады. Монархисты и социалисты во всем обвиняли буржуазных республиканцев, но эти обвинения носили не столько политический, сколько антисемитский характер (см. ниже).

Известным банкиром, строителем железных дорог был уроженец Бордо М. П. Милльо (1813-71), владелец целого ряда известных газет, в том числе «Ля Пресс», «Ле Пети журналь». В 1849 г. М. П. Милльо создал преуспевающую компанию железнодорожных перевозок, приносившую в течение первых двух лет своей деятельности 90 % прибыли.

Евреи в политике

Начиная с середины 19 в., французские евреи играли заметную роль в политической жизни страны. Первым депутатом-евреем был Б. Фульд (1792—1858), заседавший в палате депутатов в 1834—1842 гг. В 1834—1910 гг. в парламенте было 29 депутатов-евреев. В 1842 г. в палату депутатов было избрано три еврея: А. Фульд, И. А. Кремье, М. Г. Серфбер (1792—1876), подполковник французской армии. За исключением республиканца И. А. Кремье, все остальные депутаты-евреи были монархистами.

После революции 1848 г. во временном правительстве, образованном в конце февраля, министром юстиции стал И. А. Кремьё, министром финансов М. Гудшо (1797—1862), который происходил из банкирской семьи и был активным участником революций 1830 г. и 1848 г. В Учредительное собрание в 1848 г. были избраны И. А. Кремьё, М. Гудшо, М. Алкан (1801-77; инженер). В 1849-52 гг. министром финансов был А. Фульд; в 1852-60 гг. он был министром императорского двора, в 1861-67 гг. — снова министром финансов.

В 1842—1910 гг. во всех парламентах было от двух до пяти депутатов-евреев. Депутатами парламента были:

  • Э. М. Фульд (1834-81) в 1863-70 гг.;
  • Г. Э. Фульд (1836-84) в 1869-70 гг.;
  • И. Перейра в 1863-69 гг.;
  • Э. Перейра (1831—1908), сын банкира И. Перейра, в 1863-69 гг.;
  • И. А. Кремьё в 1849-52 гг. и 1869-80 гг.;
  • Ж. Рейнак во время кабинета Л. Гамбетты (1881-82) — секретарь премьер-министра, директор канцелярии кабинета в 1889-98 гг., в 1906-14 гг. — депутат парламента;
  • Т. Рейнак в 1906-14 гг. — депутат парламента;
  • Д. Рейналь в 1881-82 гг., в 1883-85 гг., в 1893-94 гг. занимал поочередно посты министра общественных работ, министра внутренних дел;
  • Э. Милльо (1834-19?) в 1871-82 гг. — член палаты депутатов, с 1882 г. — Сената, в 1886-87 гг. — министр общественных работ;
  • Л. А. Клотц (1868—1930), один из лидеров Республиканской партии радикалов и радикал-социалистов, член палаты депутатов в 1898—1928 гг., в 1910-20 гг. неоднократно занимал посты министра финансов, министра внутренних дел;
  • А. Ж. Наке (1834—1916), ученый-химик, борец с режимом Второй империи, член палаты депутатов в 1871-82 гг., член Сената в 1882-92 гг. (в 1884 г. парламент принял разработанный им законопроект, разрешающий разводы), единственный из депутатов-евреев, обвиненный в получении взяток во время Панамского скандала, но его вина не была доказана.

После революции 1870 г. евреи в парламенте принадлежали к различным фракциям буржуазных республиканцев или радикалов; депутатов — евреев-монархистов не было, до 1919 г. не было также ни одного депутата — еврея-социалиста, несмотря на наличие определенного числа евреев в Социалистической партии Франции.

Первые депутаты-евреи считали себя представителями своего народа и часто выступали с требованием отмены последних антиеврейских ограничений во Франции, защищали евреев в других странах. Так, в 1840 г., во время Дамасского дела, Б. Фульд неоднократно обращался с запросами к правительству о роли французского консула в этом деле. И. А. Кремьё своими настойчивыми выступлениями добился отмены в 1846 г. так называемой еврейской присяги (см. выше). В 1870 г., будучи министром юстиции, он добился издания правительственного декрета, предоставлявшего французское гражданство евреям Алжира.

В годы Второй республики, однако, позиция депутатов-евреев изменилась. Так, в 1897 г., в разгар дела Дрейфуса, еврейская газета в редакционной статье утверждала: «Если верно, что якобинец-министр не является министром-якобинцем, то еще вернее, что еврей-депутат никогда не бывает еврейским депутатом; не может быть и речи о еврейском депутате, как нет и еврейского избирательного округа. Недопустимо, в самом деле, чтобы депутат-еврей считал себя специальным представителем религиозного меньшинства».

Депутаты-евреи хранили молчание как во время дебатов в парламенте о Панамском скандале, так и во время дела Дрейфуса. В разгар дела Дрейфуса в 1898 г. в парламент было избрано наименьшее с 1842 г. число депутатов-евреев — всего два человека; новые депутаты еще во время избирательной кампании выступили против пересмотра дела. Так, Л. А. Клотц говорил во время предвыборной кампании: «Патриот прежде всего, с самого начала порицал отвратительную кампанию против армии республики и заявляю теперь, что я всегда буду против пересмотра дела Дрейфуса».

Много евреев было в числе армейских офицеров. Доля офицеров-евреев, соответственно численности населения, была выше доли офицеров-христиан. Особенно часто офицерами становились евреи — уроженцы Эльзаса и Лотарингии, отличавшиеся ультрапатриотизмом. В 1912 г. в армии насчитывалось: три дивизионных и пять бригадных генералов евреев, 14 полковников, 21 подполковник, 60 майоров, 107 капитанов, 36 военных врачей, 20 офицеров-интендантов.

Среди офицеров-евреев наиболее известны:

  • М. Ж. Валабрег (1852—1930), бригадный генерал, во время правления радикального кабинета Э. Комба (1902—1905) — начальник штаба военного министерства;
  • Альбер Франк (1868-1936), первый еврей, достигший во Франции звания корпусного генерала.[10][11]
  • дивизионные генералы Л. Се, А. Ламбер (1825-96), Г. Г. Бризак (1817-90),
  • подполковник М. Г. Серфбер, начальник кабинета военного министерства.

Тысячи евреев сражались в рядах французской армии во время различных войн и колониальных кампаний в 19 в. — начале 20 в. В рядах армии евреи, проявлявшие искреннюю преданность Франции, тем не менее часто становились жертвами антисемитизма (см. Дело Дрейфуса).

Отношение французского общества к евреям. Французский антисемитизм в 19 в. — начале 20 в.

Короли из династии Бурбонов правили во Франции в 1814-30 гг. (Людовик XVIII /1814-23), / Карл X /1823-30/). Католическая религия была объявлена государственной, однако была предоставлена религиозная свобода всем французским гражданам, и права евреев не ущемлялись.

В 1818 г. истек срок действия антиеврейского декрета Наполеона. Администрация ряда населенных пунктов Эльзаса требовала его продления и даже предлагала ввести новые антиеврейские ограничения: запретить евреям торговать землей, ограничить место проживания евреев тем населенным пунктом, в котором они жили до революции; запретить еврейкам, не достигшим 25 лет, выходить замуж за единоверцев.

В палату пэров и в палату депутатов было подано несколько петиций о продлении срока действия декрета. Несмотря на то, что палата депутатов поддержала доклад представителя петиционной комиссии, который рекомендовал продлить срок действия декрета, палата пэров высказалась за его отмену, и декрет 1808 г. потерял силу закона.

Конституционна хартия Луи-Филиппа не рассматривала католицизм в качестве государственной религии, но в хартии говорилось, что содержание от государства получают только служители христианских культов. Тем не менее, 13 ноября 1830 г. правительство просило палату депутатов ассигновать 15 тыс. франков на помощь «еврейскому культу». Несмотря на сопротивление депутатов, правительство одобрило выделение этой суммы. После бурных дебатов палата пэров также постановила, что с 1 января 1831 г. «служители иудейского культа будут получать содержание от государственной казны» (см. выше).

В годы правления Луи-Филиппа Франция защищала своих граждан-евреев и в других странах. Так, в 1835 г. правительство Франции объявило недействительным договор с Базельским кантоном (Швейцария), так как местные власти запретили евреям города Мюльгаузен (ныне Мюлуз, Эльзас) покупать земли на территории Швейцарии. Луи-Филипп заявил по поводу этого решения, что он «счастлив преподать Европе урок справедливого отношения к евреям».

Нападки на евреев резко усилились с начала 1840-х гг. Широкое недовольство различных слоев населения — мелкой, средней и даже части крупной буржуазии, интеллигенции, рабочего класса — правлением «короля банкиров» Луи-Филиппа привело к резкой критике короля и его окружения, в котором еврейские банкиры играли заметную роль. Больше всего ненависти вызывал Д. Я. Ротшильд.

Злобную кампанию вели как правые католическо-легитимистские круги, так и левые республиканцы и социалисты. И те, и другие прибегали к антиеврейским аргументам. Так, французский социалист-утопист Ш. Фурье относился к евреям крайне враждебно и практически ставил знак равенства между капиталистами и евреями.

Один из его учеников, А. Туссенель, написал книгу «Евреи — короли эпохи»; в ней он доказывал, что евреи управляют Францией, что они виновны во всех современных проблемах страны, что «денежная аристократия», которую, с точки зрения автора, следует назвать еврейской аристократией, «все глубже врастает в почву Франции, давя одной ногой королевскую власть, а другой ногой народ».

В 1846 г. анонимный автор опубликовал брошюру «Странная и поучительная история Ротшильда I, короля Франции», пользовавшуюся колоссальной популярностью, в которой еврейские банкиры были объявлены виновными в новой «язве» Франции — строительстве железных дорог (брошюра была написана после крупной железнодорожной катастрофы в Северной Франции). Автор написал, что критика направлена против «главы системы, не против Луи-Филиппа, а против Ротшильда, короля евреев». Революцию 1848 г. крупнейший теоретик анархизма П. Ж. Прудон определил как смену власти одной группы еврейских эксплуататоров другой.

В первые годы Второй империи (1852-70) на государственном уровне присутствовали некоторые элементы антиеврейской политики. Резко усилившиеся ультракатолические круги вели антиеврейскую пропаганду, евреев стали ограничивать в продвижении по службе, профессорам не предоставляли кафедр. Но с 1855 г. влияние католических кругов на Наполеона III стало ослабевать, и с этим явлением было покончено. Императорское правительство вело решительную борьбу против ограничения прав французских евреев за границей: так, правительство Франции отказалось заключить торговый договор со Швейцарией из-за ограничений, которым подвергались в этой стране французские евреи.

Во время дела Мортары французское правительство осуждало католическую церковь. Хотя в 1860-80-х гг. во Франции не было никаких публичных проявлений антисемитизма и права евреев ни в чем не подвергались ограничениям, в стране зарождались идеи, оказавшие в будущем большое воздействие на антисемитизм 19 в.- начала 20 в.

Так, в 1853-55 гг. было опубликовано эссе «О неравенстве человеческих рас» Ж. А. де Гобино, который утверждал, что северная белокурая раса — избранная, более одаренная. Выдающийся французский историк, мыслитель Ж. Э. Ренан писал, что, в отличие от талантливой индоевропейской расы, семитская раса является низшим представителем человечества, ибо ей не хватает воображения и созидательной силы, а ее монотеизм — «скучная религия».

В конце 1880-х гг. французский антрополог Ваше де Лапуж утверждал, что существует особая белокурая и длинноголовая арийская европейская раса. Представители этой расы больше преуспевают, платят больше налогов, живут главным образом в городах, более образованны и предпочитают ездить на велосипедах. Ниже по отношению к арийцам стоит альпийская раса, а еще ниже — средиземноморская. Ваше де Лапуж считал, что вследствие смешения рас число людей с широкими черепами увеличивается, но верил, что расовое самосознание остановит эту тенденцию. Он писал: «Я убежден в том, что в следующем столетии миллионы человеческих существ будут уничтожать друг друга из-за разницы в один или два градуса в черепном индексе». Расовая теория способствовала распространению антисемитских настроений в широких кругах французского общества.

Антиеврейскую позицию продолжала занимать католическая церковь. В 1878 г. при поддержке религиозных кругов был основан банк «Юнион женераль»; президент банка Э. Бонту объявил, что спасает таким образом Францию от влияния евреев и масонов. После того, как в 1882 г. банк потерпел банкротство, правые круги утверждали, что это доказательство «заговора мирового еврейства» против христиан.

В целом, однако, в 1870-х гг. антисемитизм не был широко распространен во Франции. В 1880 г. известный публицист Шебронье писал: «Во Франции трудно понять, что в Германии существует еврейский вопрос и что этот вопрос может возбуждать наиболее здравые умы и давать повод к ядовитым полемикам. К счастью, во Франции есть много вещей, которые были решены раз и навсегда. С давних пор мы знаем, что законы одинаково существуют для всех, что не обязательно молиться в католических храмах для того, чтобы пользоваться покровительством закона».

В 1881 г. католически-монархические круги стали вести активную антисемитскую пропаганду, надеясь завоевать симпатии широких слоев населения. В 1881-82 гг. стали выходить еженедельник «Антижюиф» и газета «Антисемитик». Целью этих печатных органов была объявлена «социальная защита» угнетенного «горсткой евреев» французского народа. Девизом стал лозунг: «Еврей — вот враг» (перефразированный лозунг лидера французских радикалов Л. Гамбетты: «Клерикализм — вот враг»). Авторы утверждали, что «акционерный еврейский кагал забрал в свои стальные когти панургово стадо, то есть весь крестьянский и рабочий класс Франции». Эти издания не пользовались никакой популярностью и после выхода нескольких номеров были прекращены.

В 1886 г. талантливый публицист Э. Дрюмон опубликовал памфлет «Еврейская Франция». По мнению автора, в современной ему Франции господствовали евреи, они распоряжались судьбами страны и отвечали за все ее катастрофы и беды — за франко-прусскую войну, Парижскую коммуну, упадок общественной нравственности и т. д. «Все идет от еврея», — считал Дрюмон, «страшная» сила евреев объясняется их расовыми свойствами. Большое число французов познакомилось с историей еврейского народа в дрюмоновской интерпретации. Наряду с евреями в книге были подвергнуты злобным нападкам республиканцы. Так, Э. Дрюмон утверждал, что «от революции, кроме евреев, никто не выиграл».

В разных городах Франции стали открываться отделения Антисемитской лиги. Попытка Э. Дрюмона и его сторонников попасть в парижский муниципалитет закончилась полным провалом, на выборах 1890 г. они не получили ни одного мандата. В 1891 г. после ряда совещаний между представителями различных правых движений было принято решение объявить антисемитизм основной идеологической базой правого лагеря.

В 1891 г. депутат Лор внес в парламенте предложение об изгнании евреев из Франции. За него проголосовало 32 депутата. В 1892 г. под редакцией Э. Дрюмона была основана газета «Либр пароль». Газета осыпала грубыми нападками евреев и обещала, что «перед взорами Израиля поднимется Париж, о котором он не имеет понятия, Париж святой Варфоломеевской ночи». Особенно грубым нападкам на страницах газеты подвергались офицеры-евреи, про которых писали, что они готовят «будущие измены и национальные бедствия».

В ответ на нападки драгунский капитан А. Кремье-Фуа (1857-92) вызвал на дуэль Э. Дрюмона, который заявил, что «французские шпаги» готовы сражаться с евреями до тех пор, пока Франция не увидит «свежий еврейский труп». В результате произошла серия дуэлей между офицерами-евреями и антисемитами, во время одной из них член Антисемитской лиги, маркиз Морес смертельно ранил капитана А. Майера (?-1892). Известие о смерти А. Майера вызвало взрыв возмущения во Франции.

Военный министр Ш. Л. де Фрейсине выступил в парламенте с заявлением по поводу убийства А. Майера: «… армия знает французов, а не католиков, протестантов, евреев, ей чужды кастовые предрассудки и страсти прошлых веков… Если призывы к взаимной ненависти — дело отнюдь не похвальное, то натравливание одних офицеров на других, сеяние вражды между одной частью армии и другой следует назвать национальным преступлением, преступлением против самого отечества». Единогласное принятие парламентом резолюции, одобрявшей заявление военного министра, пышные похороны с участием всех родов войск убедили французских евреев, что антисемитская компания идет на спад.

Однако вскоре, сразу же после похорон А. Майера, новая антисемитская истерия охватила Францию. В антисемитских нападках на «капиталистически-жидовский» дух Третьей республики социалисты соревновались с монархистами. Э. Дрюмон на страницах «Либр пароль», которая стала одной из самых популярных газет с тиражом в 300 тысяч экземпляров, утверждал: «Евреи владеют половиной богатства, находящегося в обращении во всем мире… Конфискация еврейского имущества принесет 10-15 миллиардов… с пятью или шестью миллиардами наличными можно будет, несомненно, приобрести достаточное количество фабрик, чтобы рабочие могли испытать в них свои социалистические теории, никому не нанося ущерба». В это же время социалист Р. Вивиани произносил в парламенте антисемитские речи.

Дрейфус в 1894 г.

Дело Дрейфуса и его влияние

Основная статья: Дело Дрейфуса

Дело Дрейфуса вызвало невиданный в новой французской истории взрыв антисемитизма. После осуждения А. Дрейфуса вся Франция, от социалистов до монархистов, соревновалась в злобных антисемитских нападках. Лидер социалистов Ж. Жорес говорил в парламенте: «Почему мы не казнили этого изменника? К богатому офицеру-биржевику правительство относится иначе, чем к простым солдатам, оскорбляющим свое начальство. Правительство просто защищает шайку биржевиков». Монархист Э. Герне утверждал: «…Дрейфус — человек без отечества, это человек особой расы, не француз». «Свободомыслящий» республиканец Дени предостерегал французов «от жидовского нашествия». Страшной антисемитской истерией сопровождалось разжалование А. Дрейфуса 5 января 1895 г., когда офицеры кричали ему: «Иуда Искариот, предатель».

На последующих этапах дела Дрейфуса правые, чтобы сорвать пересмотр дела, стали разжигать антисемитскую истерию. В конце 1897 г. в Алжире толпы французов и арабов громили еврейские магазины, синагоги, дома. Мэр города Алжир М. Режи призывал «окропить дерево свободы кровью евреев».

Следующая волна антиеврейских беспорядков прошла по Франции в январе 1898 г., после публикации письма Э. Золя «Я обвиняю». Погромы начались в Париже, Нанте, Бордо, Марселе, Ла-Рошели, Ангулеме и других городах. В Париже после бурного митинга в Латинском квартале толпа, в большинстве состоявшая из студентов, стала громить лавки и магазины, принадлежавшие евреям, и избивать прохожих евреев. В Нанте в погроме приняли участие солдаты местного гарнизона.

В это время в парламенте Дени потребовал изгнать евреев из Франции для того, чтобы «защитить французское общество от вторжения чужой расы». Большая группа офицеров обратилась к командованию с предложением испытать новые артиллерийские орудия на ста тысячах французских евреев. Антисемитская лига превратилась в массовую организацию с железной дисциплиной, спаянную культом вождей, с ударными военизированными отрядами, состоявшими из мясников.

По мере того, как под прикрытием антисемитской пропаганды правые готовили государственный переворот, за пересмотр дела Дрейфуса и обуздание правых стали выступать радикалы во главе с Ж. Клемансо, часть социалистов во главе с Ж. Жоресом, некоторые фракции буржуазных республиканцев, но основная часть Рабочей партии во главе с Ж. Гедом продолжала оставаться на нейтральной позиции.

24 июля 1898 г. национальный совет Рабочей партии, несмотря на сопротивление Ж. Жореса, опубликовал манифест, в котором о деле Дрейфуса говорилось: «…в конвульсивной борьбе двух соперничающих фракций буржуазии все лицемерно и лживо». Манифест предупреждал, что клерикалы и монархисты хотят сделать антисемитизм орудием установления военной власти в стране. О еврейских банкирских домах говорилось следующее: «…еврейские капиталисты после всех скандалов, которые их дискредитировали, чтобы сохранить свою часть добычи, нуждаются в некоторой реабилитации. В связи с осуждением одного из их представителей они хотят доказать, что была совершена ошибка и грубое нарушение общественного права. Они стремятся таким образом… добиться косвенной реабилитации всей еврейской Панамской группы. Они хотели бы в этом фонтане смыть всю грязь Израиля».

Даже в 1899 г., когда невиновность А. Дрейфуса была совершенно очевидной для любого непредубежденного наблюдателя, Ж. Гед был решительно против выступлений партии на стороне дрейфусаров. Он заявлял: «Будет время, когда вспомнят, что социализм имел своей целью освобождение некоего капитана Генерального штаба, а не освобождение пролетариата».

Окончание дела Дрейфуса привело к ослаблению антисемитизма. На выборах в парламент в 1902 г. и в 1906 г. ни один из антисемитов не был избран ни во Франции, ни в Алжире.

Внутриобщинная жизнь и борьба евреев Франции против антисемитизма в конце 19 века

Среди евреев Франции шла борьба между сторонниками реформ в иудаизме, жившими в основном на юге страны и в Париже, и широкими слоями еврейского населения, проживавшего в основном в Эльзасе, которые ничего не хотели менять. 13-21 мая 1856 г. в Париже проходила конференция главных раввинов Франции, во время которой был достигнут компромисс между сторонниками и противниками реформ.

Было решено ограничить число пиютов в литургии, организовать специальную службу для благословения младенцев, более торжественно проводить похороны, обязать раввинов и синагогальных служителей носить одежду, похожую на одеяние служителей католического культа; во время службы в синагоге чаще использовать проповедь, сократить продолжительность различных церемоний в синагоге и проводить их более торжественно; уделять больше внимания проведению бар-мицвы и подобного обряда для девочек.

После длительных споров было разрешено использование органа в синагоге в субботу и в праздничные дни, но играть на органе должны были неевреи. Было также решено перенести раввинскую семинарию из Меца в Париж. Участники конференции старались всячески избежать раскола, поэтому вопросы, связанные с практическим выполнением большинства принятых решений, должны были решать главные раввины региональных консисторий.

В 1859 году раввинская семинария из Меца была переведена в Париж, где она действует и по сей день.

Противоречия между сторонниками и противниками реформ оставались, но реформисты утратили свое влияние после франко-прусской войны 1870-71 гг., когда всё идущее из Германии встречалось во Франции крайне отрицательно. К началу 20 в. еврейские общины Франции отличались большой гибкостью и терпимостью.

Еврейские общины стремились поднять общеобразовательный уровень беднейших слоев еврейского населения, особенно новых эмигрантов, обучить их различным профессиям. Так, в 1818 г. еврейские начальные школы были открыты в Меце, Страсбуре и Кольмаре. В 1817 г. в Бордо была открыта мужская средняя школа, а в 1837 г. — женская; в 1819 г. была открыта мужская средняя школа в Париже, в 1821 г. — женская. Открывались профессиональные школы: в Страсбуре — в 1825 г., в Париже — в 1865 г.

Французские евреи выпускали несколько периодических изданий. Так, в 1840 г. стал выходить ежемесячник «Аршив исраэлит де Франс» под редакцией С. Каена (1796—1862), на страницах которого печатались статьи сторонников реформ. С 1844 г. под редакцией Ж. Блока издавался ежемесячник «Юнивер исраэлит», который поддерживал традиционное течение в иудаизме. Французское еврейство и его лидеры считали Францию самой передовой страной в мире, а себя — самой свободной частью мирового еврейства, поэтому представители французских евреев в 1830-80-е гг. активно протестовали против преследований евреев в других странах мира и требовали от французского правительства активно выступать в защиту преследуемых.

Для оказания помощи тем, которые «терпят преследования за то, что они евреи», а также для того, чтобы содействовать эмансипации и «духовному прогрессу евреев», в 1860 г. в Париже был основан Альянс, энергично выступавший с протестами по поводу преследований евреев в России, Румынии и других странах мира. Альянс, однако, как и другие органы французских евреев, оказался совершенно неспособным вести борьбу против антисемитизма во Франции.

До конца 1880-х гг. евреи Франции, первыми в Европе добившиеся равноправия, находились в более благоприятном положении, чем евреи других европейских стран. Такая ситуация усиливала ассимиляционные процессы среди них. К концу 19 в. во Франции было много семей, в которых насчитывалось уже несколько поколений полностью ассимилированных евреев, не знавших еврейского языка и традиций. Ассимиляция приводила к большому количеству смешанных браков.

У французских евреев появилось определенное чувство высокомерия по отношению к евреям из других стран. Они считали себя прежде всего французами. Так, И. А. Кремьё в одной из своих речей выдвинул лозунг: «Во Франции евреи должны быть французами, в Германии — немцами, в России — русскими».

Б. Лазар, один из лидеров дрейфусаров, в своем раннем эссе «Евреи и исраэлиты» в резкой форме противопоставлял французских евреев евреям Германии и Восточной Европы. Он утверждал, что французские евреи — носители лучших человеческих качеств — полностью эмансипированы во французском обществе и не имеют ничего общего с евреями из Восточной Европы и Германии, которых он обвинял в том, что они занимаются ростовщичеством. Обращаясь к французским евреям, он писал: «Исраэлиты должны отречься от своей связи с этими менялами из Франкфурта, с польскими торговцами, с которыми они ничего общего не имеют». Евреев из Восточной Европы Б. Лазар характеризовал следующим образом: «Эти грубые и грязные татары… что у них общего с исраэлитами?» В книге «Антисемитизм, его история и причины» (1894) Б. Лазар призвал французских евреев «окончательно ассимилироваться, навсегда исчезнуть в массе французского народа».

Дело Дрейфуса, сопровождавшееся увольнением евреев с государственной службы, с кафедр в университетах, избиениями на улицах, вызвало настоящий шок у французских евреев, которые не были готовы к борьбе с антисемитизмом. Так, Альянс в отчете о деятельности в 1897 г. с удивлением отмечал, что во Франции не соблюдаются права евреев. В этом же отчете содержится оговорка, что Франция остается примером для всего мира, и подчеркивается невозможность того, что в отношении евреев страна вернется к практике средних веков.

Когда в 1898 г. антиеврейские беспорядки усилились, в отчете Альянса за этот год об этом не говорилось ни слова. Центральная консистория под председательством барона А. Ротшильда не предпринимала никаких действий для осуждения антисемитизма. В рядах дрейфусаров было несколько евреев, но они всячески подчеркивали, что защищают Дрейфуса не как соплеменника, а как жертву несправедливости. Еврейская печать Франции с удовлетворением отмечала, что среди дрейфусаров мало евреев. Так, писалось, что среди 34 членов Лиги прав человека всего три еврея, то есть «дело Дрейфуса абсолютно ни в коей мере не является еврейским, а только чисто гуманным».

Тем не менее дело Дрейфуса показало широким слоям французских евреев, что антисемитизм существует и во Франции. Если раньше сторонниками палестинофильских идей были в основном немногочисленные эмигранты из Восточной Европы, то после дела Дрейфуса многие представители коренных еврейских французских семей перешли на позиции сионизма. Во главе сионистского движения во Франции, а с октября 1901 г. — Сионистской федерации Франции стояли М. Нордау, А. Марморек, Б. Лазар. В работе 1-го Сионистского конгресса участвовали 12 представителей евреев Франции.

После отделения церкви от государства в 1905 г. французские еврейские общины создали Союз культурных объединений Франции и Алжира, который в 1911 г. насчитывал 60 отделений в стране.

Сионистское движение во Франции

Начиная с 1860-х гг., во Франции распространялись идеи еврейского национального возрождения в Эрец-Исраэль, пропагандистами которых были главным образом христиане (секретарь Наполеона III Э. Лааран, основатель Международного Красного Креста Ж.-А. Дюнан, позднее — писатель Э. Золя и другие). Однако подавляющее большинство французского еврейства, среди которого в это время преобладали ассимиляционные тенденции, не поддержало эти идеи, считая, что положение евреев во всем мире может улучшиться лишь в результате социального и нравственного прогресса человечества.

Тем не менее уже на рубеже 1860-70-х гг. крупнейшая еврейская организация страны — Альянс — приступила к созданию в Эрец-Исраэль сети учебных заведений, крупнейшим из которых стала сельскохозяйственная школа Микве Исраэль, основанная по инициативе И. Неттера и И. А. Кремьё. В 1880-90-х гг. член французской ветви семейства Ротшильд, барон Э. де Ротшильд оказал пионерам первой алии широкую материальную, техническую и организационную поддержку, ставшую решающим фактором становления первых сельскохозяйственных поселений (см. выше).

Зачинателями сионистского движения во Франции стали выходцы из России и стран Восточной Европы, прежде всего студенты. В 1881 г. они создали палестинофильский кружок «Вечный жид», в 1886 г. — группу Бней Цион, члены которой приобрели в 1890 г. участок земли в Эрец-Исраэль. Позднее в Париже, Монпелье и ряде других городов возникло еще несколько таких объединений.

Эдмон де Ротшильд.

После выхода в свет книги Т. Герцля «Еврейское государство» (которая была написана в Париже, во многом под впечатлением дела Дрейфуса) почти все члены этих палестинофильских групп перешли на позиции политического сионизма. Во главе движения встали М. Нордау (живший во Франции с 1880 г.), А. Марморек, Б. Лазар, скульптор Ш. Ф. Бэр (1846—1912). С другой стороны, Э. де Ротшильд, руководители еврейских общин страны, лидеры Альянса и базировавшегося в Париже Еврейского колонизационного общества отвергли концепцию Т. Герцля.

Симпатизировавший ему главный раввин Франции Ц. Кан в своих публичных выступлениях осуждал планы создания еврейского государства. В работе 1-го Сионистского конгресса участвовали 12 делегатов из Франции. В октябре 1901 г. образовалась Сионистская федерация Франции, председателем которой был избран А. Марморек (занимал этот пост до своей смерти в 1923 г.; в 1898—1907 гг. входил также в состав Малого исполнительного комитета всемирной Сионистской организации), вице-председателем — В. Якобсон. Официальным органом федерации стал основанный А. Мармореком журнал «Л’эко сионист», который выходил в 1899—1905 гг., 1912-14 гг. и 1916-21 гг. (в последний раз — под названием «Ле Пёпль жюиф»). В 1901 г. в стране начало работать отделение Еврейского национального фонда.

К началу Первой мировой войны в Сионистскую федерацию Франции входили восемь организаций (пять из них действовали в Париже, одна в Ницце, две — в Тунисе); большинство участников движения по-прежнему составляли уроженцы стран Восточной Европы. В то же время сионизм пользовался во Франции значительной поддержкой со стороны неевреев, прежде всего политических деятелей и представителей интеллигенции. В 1915 г. при их участии в Париже была создана Франко-сионистская лига.

В 1917 г. убежденный сторонник сионизма, поэт А. Спир (1868—1966) основал Лигу друзей сионизма, которая начала выпускать бюллетень «Ла Палестин нувель». Будучи одним из советников А. Тардье, представителя Франции на Парижской мирной конференции, А. Спир энергично отстаивал выдвинутую в Декларации Бальфура идею создания еврейского национального очага в Эрец-Исраэль; с этих позиций он выступил 27 февраля 1919 г. на заседании Совета десяти (руководящего органа конференции), куда был приглашен наряду с руководителями всемирной Сионистской организации — Х. Вейцманом, Н. Соколовым и М. Усышкиным.

В 1920-х гг. центр сионистской деятельности во Франции переместился в северо-восточные районы страны — Эльзас, Лотарингию и Бельфор, где в ноябре 1925 г. возник Региональный союз сионистов Восточной Франции с центром в Страсбуре, действовавший до 1941 г. независимо от Сионистской федерации Франции, которую он опережал и по размаху деятельности, и по числу членов. Печатным органом союза был еженедельник «Жюиф» (позднее «Ла Трибюн жюив»).

С 1917 г. в Страсбуре находилась штаб-квартира молодежного сионистского движения hа-Тиква, к которому принадлежали почти все халуцим, переселившиеся в межвоенный период из Франции в Эрец-Исраэль. В 1919-26 гг. страсбурская комиссия Еврейского национального фонда выполняла функции его центрального представительства в стране и выпускала бюллетень «Ла терр промиз».

В 1920-30-х гг. во Франции были созданы отделения большинства сионистских политических партий: Мизрахи (1921), «левой» Поалей Цион (1922), союза сионистов-ревизионистов (основан в Париже в 1925 г. как всемирная организация), Поалей Цион — Ѓит’ахадут (1932), Еврейская государственная партии (1936). В 1933 г. общие сионисты образовали Сионистскую организацию Франции.

Существовала также небольшая сефардская сионистская организация; в 1930-х гг. беженцы из нацистской Германии создали собственный сионистский кружок. Значительным влиянием пользовались молодежные движения, как беспартийные (Ѓа-шомер hа-цаир, Ѓе-Халуц, под эгидой которого к 1939 г. работали три учебные фермы), так и примыкавшие к различным партиям.

В 1922 г. была основана просионистская организация Еврейские бойскауты Франции, в 1935 г. начала работать французская секция ВИЦО, с которой слилось возникшее ранее женское объединение Галей (Гдуд овдот ле-Эрец-Исраэль). В 1937 г. все сионистские организации Франции, за исключением Союза сионистов-ревизионистов, сформировали совместное руководство — Координационный комитет; в том же году 47 молодежных ассоциаций объединились в Федерацию сионистской и пропалестинской молодежи.

В межвоенный период авторитет сионистского движения страны значительно возрос. В его поддержку выступила Ассоциация французских раввинов: в 1923 г. на ее собрании в Страсбуре была принята декларация, в которой подчеркивалось, что заселение Эрец-Исраэль имеет для еврейского народа жизненно важное значение. В 1929 г. некоторые видные представители французского еврейства — в их числе Л. Блюм и Ц. Кан — приняли участие в создании «расширенного» Еврейского агентства (см. выше); Л. Блюм входил на протяжении ряда лет в состав его руководства.

После вторжения германских войск во Францию в мае-июне 1940 г. руководящие органы почти всех сионистских организаций были переведены из Парижа и Страсбура в южную, не оккупированную часть страны. Координационным центром движения стало представительство Еврейского национального фонда, открывшееся в Лионе в сентябре 1940 г. В 1941 г. на тайном совещании в Лионе было избрано единое руководство, которому подчинялись все без исключения сионистские организации страны; в декабре 1941 г. в Виши молодежные сионистские ассоциации всех направлений образовали Объединенное движение сионистской молодежи.

Сионистские группы, как общие, так и молодежные, подпольно выпускали и распространяли информационные бюллетени, вели нелегальные курсы иврита, истории и культуры еврейского народа; в не оккупированной части Франции работали три учебные фермы Ѓе-Халуца. Молодые сионисты сыграли заметную роль во французском движении Сопротивления.

Еврейская армия, созданная ими в Тулузе в 1942 г., первоначально занималась главным образом спасением евреев, которым угрожала депортация, и их переправкой в нейтральные страны; позднее она превратилась в крупное партизанское соединение и, приняв название Еврейская боевая организация, осуществила ряд вооруженных антинацистских акций. В августе 1944 г. партизанские отряды сионистов заняли на юге Франции города Кастр и Мазаме.

После освобождения страны от нацистской оккупации Сионистская федерация была воссоздана; в 1952 г. в нее влился Региональный союз сионистов Восточной Франции. В 1947-65 гг. существовал также сефардский Сионистский союз, в который входили евреи собственно Франции и ее североафриканских колоний. Число участников движения в 1950 г. превысило 63 тыс. человек. В первые послевоенные годы в Париже располагались европейские штаб-квартиры Ѓистадрута, Ѓа-шомер hа-цаир, Ѓе-Халуц, Мизрахи, Поалей Цион; Франция стала одним из центров деятельности Ѓаганы и Иргун цваи леуми в Западной Европе.

Совместно с французскими сионистами эмиссары Брихи проложили через страну несколько маршрутов «нелегальной» иммиграции, по которым в 1946-49 гг. в Эрец-Исраэль были переправлены десятки тысяч человек. В конце 1947 — начале 1948 гг. сионистское движение Франции развернуло сбор пожертвований в пользу будущего еврейского государства; только для Ѓаганы было собрано свыше двух млн. франков.

В 1950-60-х гг. во Франции функционировало более 30 общих, женских и молодежных сионистских ассоциаций. Публиковалось свыше десяти сионистских периодических изданий на идиш и французском языке; среди них выделялись еженедельник «Ла трибюн сионист» и «Унзер ворт» — единственная ежедневная газета, издававшаяся в Европе партией Мапай. Число сторонников некоторых сионистских организаций (например, Бней-Акива и Ѓа-шомер hа-цаир) в этот период несколько возросло в результате присоединения к ним евреев, эмигрировавших из Марокко, Алжира и Туниса; в то же время численность и влияние движения в целом значительно уменьшилось, главным образом из-за внутренних разногласий.

С другой стороны, к началу 1960-х гг. все ведущие еврейские объединения страны — Центральная консистория, Альянс, Представительный совет евреев Франции и другие — перешли на произраильские позиции; кампании по сбору средств для Израиля проходили с 1950 г. под эгидой общинной организации Объединенный еврейский социальный фонд, сотрудничавшей с Еврейским агентством.

Накануне Шестидневной войны был образован Координационный комитет еврейских организаций Франции, который организовал в Париже и в других городах страны митинги и демонстрации в поддержку еврейского государства и создал Фонд солидарности с Израилем, в который за несколько недель было пожертвовано 20 млн франков. В 1967-72 гг. свыше 30 тыс. французских евреев переселились в Израиль, но это было следствием впечатляющей победы вооруженных сил еврейского государства в Шестидневной войне, а не результатом деятельности сионистов в самой Франции.

В 1971 г. Сионистская федерация Франции была преобразована в Сионистское движение, однако это не способствовало ее укреплению: в состоявшихся в декабре 1971 г. выборах делегатов 28-го Сионистского конгресса приняли участие менее десяти тыс. человек (из 38 тыс., заявивших ранее о своей поддержке Иерусалимской программы). Образование Федерации сионистской молодежи (октябрь 1972 г.) и попытки создания новых по структуре и по методам работы сионистских и произраильских организаций («Иудаизм и перспектива», «Совет еврейских интеллектуалов за Израиль», «Еврейское возрождение») также не помогли движению преодолеть длительный спад.

В 1987 г. общее число членов сионистских объединений Франции составило, по официальным данным, 35 тыс. человек, но лишь девять тысяч из них приняли участие в выборах делегатов 31-го Сионистского конгресса. В ноябре 1988 г. во Франции был торжественно отмечен отъезд в Израиль 50-тысячного репатрианта, однако именно к этому времени темпы алии из страны резко снизились (в 1988-89 гг. — около 650 человек в год).

В начале 20 века во Франции существовало свыше 30 сионистских ассоциаций, но число их сторонников не превышало, как правило, нескольких сотен человек. Почти все эти ассоциации входили в созданную в 1984 г. Федерацию сионистских организаций; вне ее рамок действует сефардское объединение Сиона. Делегаты Федерации сионистских организаций и объединения Сиона являются вице-председателями Представительного совета евреев Франции.

ЕВРЕИ ФРАНЦИИ В 1914-39 гг

Первая мировая война

Евреи Франции принимали активное участие в Первой мировой войне 1914–18 гг. Около 35 тыс. евреев — французских граждан, проживавших во Франции и в Алжире, то есть более 20% всего еврейского населения, были мобилизованы или добровольно вступили в армию; в их числе были даже участники франко-прусской войны 1870–71 гг., как, например, капитаны Ш. Леманн и Р. Франк.

Мардохай Жорж Валабрег.

Во время войны в рядах армии насчитывалось 12 генералов-евреев, в том числе:

  • М. Ж. Валабрег (1852–1930), генерал-лейтенант, командовавший группой из двух дивизий во время битвы на Марне в 1914 г., член Высшего военного совета в 1915–16 гг., в 1917–18 гг. генеральный инспектор французской армии;
  • генерал-майоры: Ж. Деннери (1847–1928), К. Б. Леви (1860–1933), Ж. Нейман (1850–1928);
  • бригадные генералы: Р. Александр (1864–1931), Л. Леви (1859–1932), П. Е. Грумбе (1861–1931), Г. Гейзмар (1863–1931), А. Векслер (1865–1940);
  • полковник Белль (?–1917), начальник отдела личного состава главного командования французской армии в 1914–16 гг., командир бригады, отправленной в Италию в 1917 г.

Во французской армии служило также около 4000 евреев — эмигрантов из России, не имевших французского гражданства. С самого начала войны эти люди, среди которых было много политических эмигрантов, стремились попасть на фронт. Они были направлены во французский Иностранный легион, в котором царила жесткая дисциплина, но который во время войны показал себя лучшей частью французской армии.

Среди русских евреев, сражавшихся во время войны в составе Иностранного легиона, больше всего отличились З. Пешков и капитан Рехтзаммер. Многие евреи погибли в боях. Так, из 39 летчиков-евреев — 35 были убиты. Всего погибло около восьми тыс. французских евреев.

Межвоенный период

После окончания войны и присоединения к Франции Эльзаса и Лотарингии еврейское население составляло около 150 тыс. человек. В 1920–30-х гг. происходил быстрый рост еврейского населения Франции, в первую очередь за счет иммиграции. В начале 1920 г. была большая волна иммиграции из районов, прежде составлявших Российскую империю, а в конце 1920–30-х гг. — из Польши, Литвы, Румынии.

Тысячи евреев бежали из-за погромов, которые происходили во время гражданской войны в России, из-за диктатуры большевиков, из-за преследований и безработицы в Польше и Румынии. Многие приезжали во Францию, так как в 1924 г. в США была введена ограничительная квота для иммиграции. Всего в 1920–30-х гг. в Париже поселилось около 70 тыс. евреев из России, Польши, Румынии, Литвы и Венгрии.

В 1930-х гг. основная волна иммиграции шла из Центральной Европы: Германии, Австрии и Чехии. Тысячи евреев бежали после прихода Гитлера к власти в Германии в 1933 г., аншлюса Австрии в 1938 г., захвата Чехословакии в 1938–39 гг. В 1933–39-х гг. во Францию приехало около 50 тыс. немецких евреев, часть из которых затем уехала в США, Палестину и другие страны.

В 1920–30-х гг. во Францию приезжали евреи из стран Северной Африки, в основном из Алжира, Марокко, Туниса. В этот период в Париже поселилось 15 тыс. евреев — уроженцев этих стран. Некоторое число евреев из Северной Африки поселились в Марселе, Ницце, Лионе, Бордо.

Еврейское население Франции увеличивалось за счет роста рождаемости. Так, в 1932–36 гг. среднее количество детей, рожденных еврейской матерью, составляло 1.67, а в 1937–40-х гг. 2.8. Количество детей, рожденных матерью-француженкой в этот период, составило 2.7. Это был единственный период во Франции 20 в., когда коэффициент рождаемости у еврейских женщин был выше, чем у французских.

Увеличение рождаемости среди евреев происходило частично благодаря иммиграции во Францию евреев из Северной Африки. Так, в 1932–36-х гг. коэффициент рождаемости у еврейских женщин — эмигранток из Северной Африки — составил 4.58, а у еврейских женщин европейского происхождения 1.54; в 1937–40-х гг. соответственно 4.52 и 1.97.

Накануне Второй мировой войны во Франции проживало около 250–320 тыс. евреев, более двух третей из них были рождены за пределами Франции или являлись детьми иммигрантов. Большинство евреев жило в Париже и в его окрестностях; особенно среди евреев — жителей Парижа был высок процент иммигрантов из Восточной и Центральной Европы; непосредственно в Париже проживало около 150 тыс. евреев, в районе Большого Парижа — около 180 тыс.; в Страсбуре проживало около6000, в Лионе — около 2000, в Марселе — немногим более 2000, в Бордо — около двух тысяч; в Тулузе, Ницце, Гренобле, Дижоне, Нанте, Лилле, Монпелье — несколько сотен еврейских семей.

В 1920–30-х гг. среди французских евреев — уроженцев страны — резко возросло число директоров предприятий, руководителей компаний, представителей администрации, лиц свободных профессий, инженеров. Стремительно сокращалось количество торговцев, лавочников, ремесленников и рабочих. Среди иммигрантов из стран Центральной Европы была велика доля лиц с высоким образовательным уровнем, много представителей свободных профессий, в то время как среди приезжавших из Восточной Европы было много мелких торговцев, ремесленников, рабочих.

Много мелких торговцев и ремесленников было и среди иммигрантов из Марокко и Туниса. Более высоким образовательным уровнем отличались прибывшие из Алжира, среди которых был высока доля лиц с высшим образованием.

Многие евреи сыграли заметную роль в политической жизни Франции. Наиболее известны среди них:

  • Л. Блюм, один из лидеров социалистической партии, депутат парламента в 1919–40-х гг., глава правительства Народного фронта в 1936–37-х гг., заместитель премьер-министра в 1939–40-х гг.;
  • Ж. Мандель, глава канцелярии в военном кабинете Ж. Клемансо (1918–19), в 1919–20 гг. — независимый депутат Национального собрания, в 1934–36 гг. — министр почты, в 1936–38 гг. — министр по делам колоний, в 1939–40 гг. — министр внутренних дел;
  • Ж. С. Мок, в 1928–40 гг. — депутат Национального собрания, в 1937 г. — генеральный секретарь правительства, в 1938 г. — министр общественных работ;
  • П. Мендес-Франс, в 1932–40-х гг. — депутат Национального собрания, в 1938 г. — заместитель министра финансов;
  • Ж. Зай (1904–44), министр национального образования в правительстве Народного фронта Л. Блюма;
  • Ш. Раппопорт — один из создателей коммунистической партии Франции, депутат парламента;
  • Б. Суварин (1895–1984) — также один из основателей коммунистической партии Франции, в дальнейшем известный критик коммунизма.

По-прежнему много евреев насчитывалось в рядах офицерского корпуса французской армии. В 1920–30-х гг. генералами стали: П. Борис, Р. Ларок — оба генерал-майоры; А. Бауман — бригадный генерал, Д. П. Дассо.

Евреи играли выдающуюся роль в экономической жизни Франции. Одним из крупнейших банкирских домов оставался банк Ротшильдов. Члены семьи занимали посты ресептов (управляющих) Французского банка, директоров правлений страховых обществ, железнодорожных компаний, предприятий по добыче золота, никеля, меди. Но в целом семья утратила свои лидирующие позиции в экономической жизни страны. Ротшильды продолжали по традиции вкладывать огромные средства в железнодорожное строительство, не уделяя внимания новым отраслям промышленности.

Андре Гюстав Ситроен.
Марсель Блох (Дассо) в 1914 г.

В отличие от Ротшильдов семейство Лазаров, которое в 20 в. владело крупными банками во Франции, Англии, США, открывало металлургические и химические заводы, финансировало авиакомпании, вообще уделяло огромное внимание новейшим отраслям промышленности. В отличие от 19 в., в 20 в. ряд французских евреев заняли выдающееся положение в промышленности.

Так, одним из крупнейших французских предпринимателей в первой половине 20 в. стал А. Г. Ситроен (1878–1935), талантливый инженер и организатор производства, построивший во время Первой мировой войны заводы, выпускавшие артиллерийские снаряды для французской и русской армий. После окончания войны он одним из первых в мире стал выпускать так называемый народный автомобиль. Другим крупнейшим промышленником был Марсель Дассо, авиаконструктор, владелец заводов, выпускавших самолеты, которыми была вооружена французская армия.

В 1920–30-х гг. во Франции было много выдающихся ученых-евреев, в том числе лауреаты Нобелевской премии: по литературе за 1927 г. — философ А-Л. Бергсон; по медицине за 1965 г. — микробиолог А. М. Львов. Известными учеными были: философ, социолог Л. Леви-Брюль, историк-мидиевист М. Блок, один из крупнейших в мире специалистов по истории Англии; Э. Халеви (1870–1937; см. Э. Х. Халеви); историк ислама Э. Леви-Провансаль; выдающийся математик П. Леви (1886–1971) и другие.

Евреи сыграли значительную роль в развитии французской музыки: композитор и дирижер Д. Мийо; композиторы П. Дюка, А. Руссель (1869–1973). Между двумя мировыми войнами в Париже продолжали творить многие выдающиеся художники, принадлежащие к так называемой Парижской школе: Ж. Паскен, М. Шагал, Х. Сутин, М. Кислинг, Мане-Кац; скульпторы Ханна Орлова, О. Цадкин, Ж. Липшиц.

Евреи внесли большой вклад в развитие французского кинематографа: это актер и режиссер М. Линдер; режиссер, сыгравший большую роль в развитии киноискусства, А. Ганс (1889–1981); крупнейший теоретик современного кино Ж. Эпштейн; режиссер Ж. Бенуа-Леви (1888–1959); художник кино, эмигрант из России Л. Меерсон (1900–1938). О роли евреев в развитии литературы во Франции см. Французская литература.

В результате переворота в октябре 1917 г. и гражданской войны в России во Францию приехало несколько сотен тыс. русских эмигрантов, среди которых было много евреев. Париж стал своеобразным русским культурным и политическим центром, и евреи играли выдающуюся роль в культурной и общественно-политической жизни русской эмиграции.

В Париже выходили периодические издания на русском языке, журналы «Еврейская трибуна» под редакцией М. Винавера, «Рассвет» (1924–34), одним из редакторов которого был В. Жаботинский.

В городе жили и работали многие писатели и поэты: Д. Кнут, В. Парнах, А. Гингер (1897–1965), создавшие объединение «Палата поэтов», М. Алданов, А. Седых, М. Цетлин, Саша Чёрный, Ю. Мандельштам (1908–43; погиб в нацистском концлагере), Раиса Блох (1899–1943; погибла в нацистском концлагере), М. Горлин (1904?-1942).

В Париже работали многие художники-эмигранты: Л. Бакст, О. Браз (1873–1936), И. Б. Рыбак, Р. Фальк, который жил в Париже в 1928–38 гг.

После прихода А. Гитлера к власти в Германии в Париже находилась штаб-квартира «Союза русских евреев», который возглавил Я. Тейтель. В Париже проживали известные общественные деятели И. Гессен, Г. Слиозберг, И. Фондаминский и другие.

Антисемитизм в предвоенной Франции

До начала 1930-х гг. антисемитские идеи разделяли во Франции в основном сторонники ультраправого лагеря, многие из которых в результате революции в России потеряли все свое состояние, вложенное в русские займы, и во всех своих бедах обвиняли «евреев-большевиков». В 1932–34 гг. Францию, позднее, чем другие страны, охватил мировой экономический кризис. Резкое падение производства, массовая безработица, разорение большого числа представителей среднего класса, все возрастающая угроза со стороны Германии, влияние нацистских идей привели к широкому распространению антисемитизма во Франции, который в 1930-х гг. стал одной из идеологических основ правого лагеря.

Одной из крупнейших антисемитских организаций была созданная еще в конце 19 в. «Аксьон франсез». Идеология организации базировалась на взглядах одного из ее руководителей, крупнейшего мыслителя ультраправого лагеря М. Барреса, который был сторонником «интегрального национализма». Евреи не входили в это понятие. Они были, с точки зрения М. Барреса, «чужаками», главными виновниками национального обезличивания, падения нравов, усиливающейся коррупции французского общества.

Согласно М. Барресу, евреи входили в заговор, ставящий целью «разрушение Франции», который готовил «Союз четырех сословий», включавший, кроме евреев, протестантов, франкмасонов и вообще иностранцев. Но «Аксьон франсез» как французская ультраправая организация осуждала идеи и политику А. Гитлера. М. Баррес называл идеи расового антисемитизма «абсурдом». К 1934 г. в организацию входило около 60 тыс. человек, в основном представители мелкой и средней буржуазии, интеллигенции, студенчества.

К организации примыкали два военизированных молодежных союза: студенческий и так называемые «Королевские молодчики». Другой организацией, разделявшей антисемитские и антиреспубликанские взгляды «Аксьон франсез», были «Огненные кресты» под руководством полковника в отставке, графа К.де Ла Рока. Организация состояла из бывших фронтовиков, насчитывала около 200 тыс. человек и имела ударные военизированные отряды.

Были во Франции и организации, разделявшие идеи немецких нацистов, например, крайне немногочисленная организация французских национал-социалистов во главе с редактором газеты «Виктуар» Г. Эрве.

Реакционные организации устраивали массовые демонстрации под антиреспубликанскими и антисемитскими лозунгами, используя любой повод для пропаганды своих взглядов. Так, подобная акция была проведена в Париже в 1931 г., во время премьеры в одном из парижских театров спектакля «Дело Дрейфуса». «Королевские молодчики» бросали бомбы со слезоточивым газом и зверски избивали каждого, кто говорил о невиновности Дрейфуса.

С конца 1933 г. правые организации стали готовиться к государственному перевороту, используя в качестве предлога «дело Стависского». А. Стависский (1886–1934), уроженец Одессы, международный авантюрист, основал в начале 1930-х гг. в Байонне общество «Муниципальный кредит» и выпустил через ссудо-закладной банк Байонны облигации на сумму более 150 млн. франков, для обеспечения которых передал банку драгоценности, частично краденые, частично фальшивые. Облигации по рекомендации министерства труда были приняты страховыми компаниями. Когда выяснилось, что облигации ничем не обеспечены, ссудо-закладной банк города Байонна и несколько страховых компаний разорились.

Афера раскрылась в конце 1933 г. Правая пресса и антисемитские организации использовали еврейское происхождение А. Стависского, его широкие связи с крупными политиками для бешеной антисемитской и антиреспубликанской кампании. Первая крупная демонстрация фашистов состоялась в столице 9 января 1934 г. Демонстрации продолжались целый месяц. 6 февраля 1934 г., когда парламент утвердил полномочия нового кабинета радикала Э. Даладье, несколько десятков тысяч фашистов во главе с графом К. де Ла Роком пытались прорваться к Бурбонскому дворцу — резиденции парламента. Во время боя с полицией 14 демонстрантов были убиты, а 236 тяжело ранены. Эти события способствовали сплочению левых сил Франции, и в мае 1936 г. к власти пришло правительство Народного фронта во главе с Л. Блюмом.

Интеграция еврейских иммигрантов

Массовый приезд во Францию эмигрантов из Восточной Европы, в основном говорящих на идише, изменил традиционный облик французского еврейства. Отношения между эмигрантами и французскими евреями и созданными ими общинными структурами были довольно сложными. Во многом в противовес Консистории вновь приехавшие стали создавать собственные общины и благотворительные организации: так, в 1930-х гг. в Париже функционировало более 150 землячеств и различных благотворительных обществ с десятками тысяч членов.

Еврейские эмигранты из Восточной Европы создали сеть образовательных заведений: открылось много школ и училищ талмуд-тора, часть из которых придерживалась национального направления (больше внимания уделялось ивриту, который часто являлся основным языком обучения). Многие школы и училища талмуд-тора были созданы различными течениями в иудаизме, в первую очередь движением Хабад для того, чтобы детям эмигрантов было проще войти в жизнь Франции. Консистория открыла четыре дневные еврейские школы для детей эмигрантов. В 1923 г. была создана Федерация еврейских общин Франции — ведущая организация французского еврейства.

1920–30-е гг. были годами расцвета еврейской прессы во Франции. В 1924–40 гг. во Франции выходило 203 периодических издания, большинство из них выпускались на идише. Многие из новых изданий придерживались коммунистической (28, все на языке идиш) или сионистской ориентации (56, из них 21 на идише).

В 1920–30-х гг. наблюдался подъем сионистского движения во Франции, что во многом объясняется переселением во Францию большого числа евреев из Восточной Европы, а также переходом к Франции Эльзаса и Лотарингии. Новые жители Франции были более национально ориентированы, чем ассимилированное французское еврейство. Основным районом сионистской деятельности стал район Эльзаса, Лотарингии, Бельфора, где в ноябре 1925 г. возник Региональный союз сионистов Франции с центром в Страсбуре, действовавший до 1941 г. независимо от Сионистской федерации Франции, которую он опережал по размаху деятельности и числу членов.

Подробнее о деятельности французских сионистов см. в статье Сионизм.

Перед Второй мировой войной процесс сближения между новыми иммигрантами и французскими евреями шел быстрыми темпами. Вновь приехавшие евреи быстро входили в различные сферы деятельности во Франции.

МИРОВАЯ ВОЙНА И КАТАСТРОФА

Еврей за кулисами антигитлеровской коалиции. Вишистский режим во Франции.

Преследование евреев немецкими оккупационными властями и режимом маршала Петена

3 сентября 1939 г., через два дня после начала Второй мировой войны, Франция и Англия объявили войну Германии. 10 мая 1940 г. немецкие войска перешли в наступление на западном фронте; вооруженные силы Франции и Англии потерпели сокрушительное поражение. 14 июня 1940 г. в Париж вошли немецкие войска.

16 июня 1940 г. премьер-министром Франции стал маршал Франции Петен, правительство которого 22 июня 1940 г. подписало перемирие с Германией, фактически капитуляцию. Две трети территории Франции, включая Париж и побережье Атлантического океана, были оккупированы немцами. Часть территории Франции — Эльзас и Лотарингия — были присоединены к Германии. Немцы пытались осуществить «окончательное решение» еврейского вопроса на всей территории Франции, однако в «свободной зоне» у евреев было больше шансов на спасение.

Накануне Второй мировой войны во Франции проживало от 250 до 320 тыс. евреев, большинство из них были беженцами из Германии и оккупированных немецкими войсками стран Центральной и Восточной Европы.

В июне 1940 г. немцы выслали всех евреев из Эльзаса и Лотарингии. Они поселились в «свободной зоне». В октябре 1940 г. во Францию из Германии были высланы евреи, проживавшие в районах Рейнской области, Саарского угольного бассейна, Пфальцского наместничества. Режим маршала Петена (власти «Виши») интернировал этих людей вместе с другими иностранными евреями и помещал их в концентрационные лагеря (многих еврейских беженцев как германских подданных отправили в лагеря еще французские власти вскоре после начала войны).

Преследование евреев началось сразу же после подписания перемирия на всей территории Франции, как в оккупированной части страны, так и в «свободной зоне». 27 сентября 1940 г. было опубликовано постановление оккупационных властей о проведении переписи еврейского населения. Согласно этому постановлению, евреев рассматривали скорее как религиозную группу чем как нацию: «Евреями считаются те, кто принадлежал или принадлежит к еврейской религии или у кого из числа бабушек и дедушек больше двух — евреи».

3 октября 1940 г. правительство «Виши» опубликовало свой первый еврейский статут, в котором при определении понятия «еврей» учитывалось и происхождение супруга: «Рассматривается в качестве еврея человек, принадлежащий или не принадлежащий к какой-либо конфессии, если у него к еврейской расе относятся трое дедов и бабок, или двое, если он состоит в браке с лицом, также имеющим бабок и дедов евреев».

Большинство евреев, особенно проживавших на оккупированной территории, в страхе перед наказанием не решились уклониться от участия в переписи. Всего было зарегистрировано 287,962 еврея, из которых 53.8% проживали в районе Парижа, 6% — на других оккупированных территориях, 40.2% (по данным переписи) в «свободной зоне». На оккупированные территории они не хотели и не могли возвращаться, так как немецкие власти 27 сентября 1940 г. опубликовали распоряжение, запрещавшее возвращение.

18 октября 1940 г. было издано распоряжение немецких властей, требовавшее обязательной регистрации всех предприятий, принадлежавших евреям. На эти предприятия назначалась так называемая временная администрация. 26 апреля 1941 г. оккупационные власти запретили евреям все виды предпринимательства (евреями признавали и лиц, у которых была половина еврейской крови); постановление 13 августа 1941 г. запрещало евреям иметь радиоприемники; постановление 28 августа 1941 г. требовало обязательной продажи принадлежавшей евреям собственности, причем деньгами, полученными в результате продажи, бывшие владельцы собственности не могли распоряжаться.

Ужесточая преследования евреев в оккупированной зоне, немцы в то же время резко усилили давление на правительство «Виши» с целью заставить его проводить более жесткую антиеврейскую политику и теснее сотрудничать с ними. Осуществляя эту политику, оккупационные власти хотели, чтобы правительство Ф. Петена создало учреждение, которое занималось бы тем же, чем занимался четвертый специальный отдел гестапо по еврейским делам А. Эйхмана (его французским отделением руководил Т. Даннеккер); немцы хотели, чтобы деятельность такого учреждения распространялась на всю территорию Франции.

Правительство «Виши» частично уступило этому воздействию. В апреле 1941 г. был создан Главный комиссариат по еврейским делам под руководством К. Валла, ультраправого французского националиста, ненавидевшего евреев, но в то же время настроенного антигермански. Деятельность комиссариата осуществлялась почти исключительно на оккупированной территории и в основном была направлена на переход еврейской собственности в руки арийцев.

К. Валла был сторонником ограничения гражданских прав евреев, но противником нацистских планов «окончательного решения» еврейского вопроса. Немцы добились его отставки, и в мае 1942 г. комиссариат возглавил Л. Даркье де Пеллепуа, полностью сотрудничавший с немцами. Под его руководством комиссариат резко расширил свою деятельность в «свободной зоне». Немцы и комиссариат совместно оказывали давление на правительство «Виши». Так, они требовали от Ф. Петена отменить все акты о натурализации иностранных евреев, изданные после 1927 г., но правительство «Виши» отказалось пойти на этот шаг.

Под напором немцев правительство «Виши» 29 ноября 1941 г. создало марионеточную организацию — всеобщий Союз исраэлитов во Франции; это решение вызвало сильный протест еврейских организаций и еврейских лидеров, опасавшихся, что Союз будет сотрудничать с немцами в преследовании евреев, что впоследствии и произошло: Союз сотрудничал с немцами и властями «Виши» в преследовании евреев на всей территории Франции.

Решением немецких военных властей от 14 декабря 1941 г. на еврейское население был наложен штраф размером в один млрд. франков, были расстреляны 53 еврея — участника Сопротивления и объявлено о депортации тысячи евреев; 27 марта 1942 г. были депортированы в лагеря смерти 1100 человек. Распоряжение немецких властей от 7 февраля 1942 г. ввело для евреев комендантский час от восьми часов вечера до шести часов утра и запрещало им менять место жительства.

29 мая 1942 г. немцы ввели для евреев отличительный знак, 8 июля 1942 г. евреям было запрещено посещать публичные места, скверы, спортивные площадки. Было объявлено, что они могут бывать в магазинах только в течение одного определенного часа в день. Все эти распоряжения действовали только на оккупированной территории.

В январе 1942 г. Ванзейская конференция приняла постановление об «окончательном решении» еврейского вопроса. Нацистские власти, в первую очередь гестапо, СС и СД, начали готовиться к осуществлению грандиозной программы уничтожения европейского еврейства.

В конце апреля 1942 г. под давлением оккупационных властей премьер-министром правительства «Виши» был назначен П. Лаваль, наиболее тесно связанный с немцами французский политик; тогда же произошла смена руководства Главного комиссариата по еврейским делам (см. выше). Даже в оккупированной части страны французской полиции была предоставлена большая автономия, но при условии тесного сотрудничества с немцами. В целом французская полиция и французские власти по всей территории Франции воздерживались от участия в акциях, направленных против евреев — французских граждан, но в то же время преследовали иностранных евреев. Даже П. Лаваль в 1943 г. выступал против депортации евреев — французских граждан.

Концлагерь Дранси.

11–17 июля 1942 г. гестапо провело в Париже массовые облавы, во время которых было арестовано 12,884 еврея без различия возраста, пола, гражданства. Многих из них содержали несколько дней на одном из парижских стадионов в чудовищных условиях, без еды и воды, а затем отправили в концентрационный лагерь Дранси.

15 августа 1942 г. власти «Виши» выдали немцам около 7000 иностранных евреев, многие из которых содержались до этого в концентрационных лагерях. Массовые облавы во Франции и на территории «свободной зоны» продолжались в течение 1942 г. Подавляющее большинство арестованных заключали в концентрационный лагерь Дранси, откуда евреев депортировали в Восточную Европу, в основном в Освенцим. Так, в 1942 г. было депортировано 42,500 человек.

8 ноября 1942 г. англо-американские войска высадились в Алжире и Тунисе. Вооруженные силы режима «Виши» оказали слабое сопротивление. В связи с этим 11 ноября 1942 г. немецкие и итальянские войска заняли не оккупированную зону. Преследования ужесточились, немцы арестовывали всех евреев без различия гражданства, тем не менее многим удалось спастись.

Часть нашла убежище в итальянской зоне оккупации, где военные власти отказывались сотрудничать с немцами в преследовании евреев, другие переходили границу Испании и Швейцарии. Так, в 1940–42 гг. из Франции в Испанию бежало 20–30 тыс. евреев, в 1943–44 гг. — 11 тыс.; в Швейцарию — 11 тыс. Многие евреи нашли убежище во Франции.

Преследования евреев осуждали представители различных кругов французского общества, особенно в 1942–43 гг., когда стали ясны планы немцев по «окончательному решению» еврейского вопроса и стало понятно, что Германия потерпит поражение в войне.

Большую роль в спасении евреев сыграли бойцы Сопротивления, как общего, так и еврейского. Так, около семи тысяч детей были спасены Организацией помощи еврейским детям, которой помогали еврейские скауты, сионистская молодежь и евреи-коммунисты (подробнее см. ниже).

Большую роль в спасении евреев сыграла протестантская церковь Франции, главы которой всегда осуждали преследование евреев в нацистской Германии. В местах, где большинство населения составляли протестанты, многие укрывали евреев. Например, жители протестантской деревни Ла-Шамбо-Сир-Линион спасли тысячи евреев, спрятав их в своей деревне или переправив в другие населенные пункты.

Определенную роль в спасении евреев сыграла католическая церковь Франции; некоторые прелаты публично осуждали преследования евреев, а отдельные из них, например, архиепископ Тулузский Сальеж, епископ Марсельский Деге, священник Гласберг в Лионе и другие участвовали в спасении евреев, укрывая их в монастырях.

В сентябре 1943 г. после капитуляции Италии немецкие войска заняли департаменты Франции, входившие в итальянскую зону оккупации, и приступили к депортации евреев в лагеря смерти. Немцы продолжали депортацию евреев вплоть до освобождения Франции союзниками в июне–августе 1944 г. Последние эшелоны были отправлены в лагеря смерти в августе 1944 г. Правительство «Виши» продолжало сотрудничать с немцами в преследовании евреев вплоть до бегства маршала Ф. Петена и его министров в Германию летом 1944 г.

До сих пор точно не установлено, сколько французских евреев погибло в годы Катастрофы. В феврале 1979 г. правительство Франции предоставило официальные данные, согласно которым 120 тыс. человек, проживавших во время войны во Франции, были депортированы в лагеря уничтожения по расовым признакам, из них спаслось около трех тысяч человек. Французское правительство в число лиц, которых депортировали по расовым признакам, включило цыган, а также людей, которые, не будучи евреями, были отправлены в лагеря смерти как евреи.

Французский исследователь Г. Веллер в статье «Окончательное решение еврейского вопроса и нацистская мифомания» (журнал «Ле Монд жюиф»; апрель–март 1977 г., Париж) утверждал, что было депортировано 86 тыс. евреев. С. Кларсфельд после изучения списков депортированных утверждал, что в лагеря смерти было отправлено 75,721 человек.

Большинство исследователей считает, что цифры, приведенные С. Кларсфельдом, наиболее достоверны; в то же время он не учитывал евреев, арестованных и депортированных как участников движения Сопротивления.

Многие французские евреи погибли на территории самой Франции. Так, около трех тысяч иностранных евреев, заключенных режимом «Виши» в концентрационные лагеря, умерли от тяжелых условий содержания. Тысячи были казнены во Франции как евреи или как участники Сопротивления. Видимо, около 90–100 тыс. евреев, проживавших во Франции, погибли в годы Катастрофы.

Последние исследования показывают, что евреи — граждане Франции и иностранные евреи пострадали в равной степени. Согласно данным, приведенным С. Кларсфельдом, немцы депортировали 24,000 французских евреев (27% всех евреев — французских граждан) и 51,721 иностранных евреев (26% евреев — иностранных граждан).

Менее всего пострадали от нацистских преследований евреи — уроженцы Северной Африки. В конце 1970-х – начале 1980-х гг. среди евреев Парижского района был проведен опрос: какова судьба их родственников во время Катастрофы. По данным опроса, было депортировано 15% алжирских евреев, проживавших тогда в Париже, 7.3% марокканских и тунисских евреев. Больше всего пострадали евреи, бежавшие из Восточной Европы, значительно меньше — беженцы из Центральной и Западной Европы.

Мемориальная доска депортированным через парижский велодром 16-17 июля 1942 года

71.4% депортированных составляли мелкие торговцы и ремесленники, сравнительно немного было представителей свободных профессий и руководителей среднего и высшего звена. Среди ремесленников и торговцев подавляющее большинство составляли беженцы из Восточной и Центральной Европы, многие из которых вели традиционный образ жизни, недостаточно хорошо знали французский язык, не имели прочных связей с французским обществом, поэтому им было трудно укрыться от преследований. Французским евреям, беженцам из Центральной и Западной Европы, владевшим французским языком, внешне не отличавшимся от французов, укорененным во французском обществе, было легче уцелеть во время Катастрофы.

Большинство французских евреев пережило войну (к концу 1944 г. на территории Франции проживало около 180–200 тыс. евреев). Это объясняется рядом причин. В отличие от других оккупированных немцами стран Западной Европы, Франция занимала большую территорию, и евреи, укрывавшиеся от нацистов, были рассредоточены в тысячах населенных пунктов.

Крайне незначительным полицейским силам Германии во Франции было трудно осуществлять облавы на евреев на такой большой территории. Кроме того, большое число французов участвовало в спасении евреев. В «свободной зоне» власти отказывались выдавать немцам евреев — французских граждан; некоторые пограничные с Францией государства (Испания, Швейцария) не были оккупированы Германией (см. выше).

Пережили Катастрофу также десятки тысяч французских евреев, которые находились в эмиграции; тысячи евреев — французских граждан были в немецком плену в качестве военнопленных, в отношении которых Германия соблюдала Женевскую конвенцию; они находились также под защитой Международного Красного Креста.

Участие евреев в движении Сопротивления. Евреи во французской армии

Жозеф Эпштейн («полковник Жиль»), командир партизан центра Франции.
Марк Блок, герой Сопротивления.

Немецкое наступление в мае–июне 1940 г., подписание перемирия между Францией и Германией 22 июня 1940 г. вызвало панику среди еврейского населения Франции. Более ста тысяч евреев бежали в мае–июне 1940 г. на юг от наступавших частей вермахта (см. выше).

Общинные организации в неоккупированной зоне

Приход к власти маршала Ф. Петена внушил части евреев Франции определенные иллюзии, поэтому более тридцати тысяч евреев откликнулись на призыв Ф. Петена и вернулись в оккупированные немцами департаменты. Многие, однако, прекрасно понимали, какую угрозу несет евреям немецкая оккупация, и около тридцати тысяч евреев в июне–августе 1940 г. покинули Францию.

Осенью 1940 г., когда оккупационные власти и правительство «Виши», которое тогда поддерживало большинство населения Франции, ввели антиеврейское законодательство, евреи Франции приступили к воссозданию еврейской общины, которая должна была существовать в новых условиях.

Тому, чтобы такая организация могла оказать реальную помощь еврейскому населению, мешали иллюзии, которые существовали как у руководителей еврейских организаций, так и среди широких кругов евреев Франции, за исключением крайне левых групп, в отношении маршала Ф. Петена. Кроме того, многие французские евреи были предубеждены против беженцев из других стран и считали, что антиеврейские преследования затронут только евреев-беженцев, а не евреев — граждан Франции.

Организации самопомощи в оккупированной зоне

Те немногие еврейские общественные деятели, которые не разделяли этих иллюзий, создали в Париже в конце июня 1940 г. организацию «Амело», которая должна была помогать евреям в новых условиях. Организацию возглавил известный еврейский общественный деятель Д. Рапопорт (?–1943).

В оккупированной зоне в обстановке ужесточения преследований еврейские деятели уже к концу 1940 г. поняли, что необходимо объединение всего еврейского населения для выживания в условиях оккупации. В январе 1941 г., после долгих переговоров между представителями еврейских беженцев во Франции и руководителями организаций французских евреев, был создан Координационный комитет благотворительных обществ Парижского района, объединивший деятельность всех обществ и групп, за исключением коммунистов.

Ухудшение положения евреев Франции к концу 1941 г. – началу 1942 г. побудило еврейские организации заняться в основном подпольной деятельностью. Получив большие суммы денег от Джойнта и поддержку французского движения Сопротивления, протестантской церкви Франции, отдельных прелатов католической церкви и просто многих французов, еврейские организации активно искали убежища для евреев (евреи скрывались в 6000 населенных пунктов, во многих из которых до войны вообще не было еврейского населения), подделывали документы, переправляли евреев за границу в Швейцарию и Испанию. Особенно активно действовал «Амело».

На юге Франции евреи — французские граждане и беженцы — в 1942 г. так и не смогли объединиться. В начале 1942 г. французские евреи создали Федерацию еврейских обществ, а беженцы из Германии — Комитет поддержки немецких беженцев, которые, хотя они и пытались координировать свои усилия, в целом действовали изолированно друг от друга. Еврейские беженцы не питали никаких иллюзий в отношении судьбы, уготованной евреям немцами и их французскими пособниками, поэтому в борьбе с оккупантами они были значительно более решительны.

«Красная афиша»

В 1940 г. была организована группа сопротивления под руководством левонастроенного поэта армянина Мисака Манушяна. Она занималась помощью скрывавшимся от нацистов людям, прежде всего евреям, а также, с 1942 года, боевыми операциями.[12] Среди её членов было много евреев - в основном, эмигрантов из Восточной Европы,[13] находившихся на нелегальном положении. Военными операциями группы руководил Йосеф Эпштейн, имевший боевой опыт с войны в Испании.[14]

Среди тех, кто сотрудничал с группой в деле помощи евреям, была семья Азнавурян, в том числе впоследствии знаменитый певец и актёр Шарль Азнавур.[15][16][17][18]

Группа была раскрыта гестапо в 1943 г., большая часть её членов были схвачены и расстреляны в 1944 г. Напечатанный тиражом 15,000 экземпляров, нацистский пропагандистский плакат с изображением лиц десяти членов группы был расклеен, чтобы осудить их действия и подчеркнуть, что сопротивляются нацистам евреи и иностранцы. Этот «Красный плакат» стал для Сопротивления символом мученичества.

«Солидарность»

Левые группы как среди евреев Франции, так и среди беженцев с самого начала оккупации категорически возражали против каких бы то ни было форм сотрудничества с немцами и режимом маршала Ф. Петена. В августе 1940 г. представители еврейских коммунистических групп создали в Париже подпольную организацию «Солидарность» (Союз евреев по организации сопротивления и взаимопомощи). Эта организация, как и подавляющее большинство еврейских коммунистов, противилась политической линии Французской коммунистической партии, которая до начала советско-германской войны (22 июня 1941 г.) отказывалась от любых форм борьбы с оккупантами.[19]

Члены «Солидарности» сформировали несколько боевых подразделений, которые в 1942–43 гг. провели ряд вооруженных операций в районе Парижа, во время которых было убито много офицеров вермахта и гестапо, представителей немецкой администрации. После того, как оккупационные власти, напуганные размахом вооруженных операций в самом центре Парижа, предприняли энергичные действия и арестовали многих членов подпольных подразделений, организация создала новые подразделения в провинции, которые продолжили борьбу с оккупантами.

В лесах создавались отряды еврейских партизан под общим названием Второй партизанский полк. «Солидарность» сыграла выдающуюся роль в поиске убежищ для преследуемых евреев, в переправке их за границу. В январе 1942 г. по инициативе организации было создано Национальное движение против расизма, в котором основную роль играли французы. Движение было создано для того, чтобы привлечь широкие слои французского общества к оказанию помощи евреям. «Солидарность» выпускала несколько периодических изданий, которые первыми во Франции сообщили об уничтожении евреев газами в лагерях смерти.

После того, как в 1943 г. гестапо разгромило основную структуру «Солидарности», оставшиеся на свободе члены организации создали Еврейский союз сопротивления и взаимопомощи, который организовал ряд боевых подразделений в основном на юге Франции; эти подразделения, как и Второй партизанский полк, сыграли большую роль в боях за освобождение Франции после высадки союзников в Нормандии в июне 1944 г. и на юге Франции в августе 1944 г. В боях с немцами погибло 120 бойцов из групп и партизанских отрядов «Солидарности», около 400 было арестовано и уничтожено немцами и французскими коллаборационистами.

«Еврейский бастион»

Авраам Полонский. Фото с сайта французского Мемориала Шоа.
Робер Гамзон.

Созданная последователями В. Жаботинского Авраамом Полонским (родился в 1903 г. в Польше), Аhароном-Люсьеном Люблиным (родился в 1909 г.) и Д. Кнутом в июне 1940 г. подпольная организация Еврейский бастион была самой первой группой как еврейского, так и французского Сопротивления. Руководители организации планировали вести вооруженную борьбу с оккупантами, а также отправлять тысячи людей в Эрец-Исраэль для участия в борьбе за ее освобождение от английского мандата.

Еврейский бастион выступал против какого бы то ни было сотрудничества с оккупантами и режимом маршала Ф. Петена и уже в конце 1940 г. приступил к созданию боевых подразделений. Политическая линия Еврейского бастиона вызывала резкую критику со стороны традиционного руководства большинства еврейских организаций, в том числе сионистов, сохранявших определенные иллюзии в отношении сотрудничества с режимом «Виши».

В январе 1942 г. руководители Еврейского бастиона совместно с еврейскими скаутами, сионистскими молодежными организациями и группой членов Ѓе-Халуц из Нидерландов создали организацию Еврейская армия, преобразованную впоследствии в Еврейскую боевую организацию. Одной из операций Еврейской боевой организации была переброска из Франции в Испанию 300 молодых людей, которые затем смогли добраться до Эрец-Исраэль и вступили в еврейские части английской армии.[20][21][22]

Были созданы еврейские партизанские отряды под руководством Робера Гамзона, действовавшие в лесах. Были организованы боевые группы в Париже, Лионе, Гренобле, Марселе, Шомброне, Ниме.

Партизанские отряды и боевые группы осуществляли различные вооруженные операции. Они уничтожали агентов гестапо: так, в Ниме были уничтожены агенты, которые на улицах опознавали евреев и выдавали их немцам. Организация осуществила 1925 боевых операций. Особый размах действия членов организации приобрели после высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 г. Боевики осуществили 750 актов саботажа и диверсий на железных дорогах, разрушили 32 фабрики, поставлявшие продукцию Германии, взорвали 25 мостов, убили 150 предателей и агентов гестапо.

Они осуществили 175 нападений на немецких военнослужащих, во время которых было убито 1085 солдат и офицеров противника. Было уничтожено на земле семь немецких самолетов, взорвано 286 грузовиков. В июле 1944 г. в Париже гестапо арестовало группу членов Еврейской боевой организации, они были заключены в концентрационный лагерь в Дранси, а 17 августа 1944 г. депортированы в лагеря смерти в последнем эшелоне, отправленном немецкими властями из Дранси. 14 из 25 бойцов еврейского Сопротивления удалось бежать из этого эшелона. Боевые группы организации сыграли активную роль в боях за освобождение Парижа, Лиона и Тулузы.

Эвакуация в безопасные места

В 1942 г. различные еврейские организации пришли к выводу, что режим «Виши» не спасет евреев от преследований оккупационных властей. Поэтому в ноябре 1942 г. еврейские организации самых различных направлений создали сеть, которая осуществляла переправку евреев в итальянскую зону оккупации до сентября 1943 г. (капитуляции Италии): туда было переправлено 30 тыс. евреев. Основное внимание уделялось поискам убежищ для евреев, производству фальшивых документов, переправке евреев за границу и снабжению деньгами преследуемых евреев и боевых групп. Огромную роль в финансировании еврейского подполья сыграл Джойнт.

В начале 1944 г. различные организации как французских евреев, так и беженцев из Центральной и Восточной Европы создали Совет представителей евреев Франции — организацию, которая должна была координировать все акции. Совет активно поддерживал Еврейскую боевую организацию. В Париже и на юге действовали боевые группы, которые были сформированы Комитетом обороны, созданным в 1940 г. при активном участии «Амело»; эти группы принимали активное участие в восстании в Париже в августе 1944 г.

На юге Франции воевала поэтесса Ариадна Скрябина, жена поэта Довида Кнута. Именно она настояла на организации отдельных еврейских отрядов.[23]

Во французском Сопротивлении

Жан-Пьер Леви.

Евреи сыграли выдающуюся роль во французском движении Сопротивления (около 15–20% всех участников движения). Уже в первой акции французского Сопротивления — марше протеста к площади Звезды в Париже учащихся средних школ и студентов в ноябре 1940 г. — участвовало много евреев. По числу участников-евреев выделялись организации коммунистического и троцкистского толка (последние придерживались последовательно интернационалистских взглядов, решительно отрицая любые национальные аспекты в своей борьбе).

В других организациях была также большая доля евреев; так, среди шести основателей организации «Либерасьон» трое были евреями. Ж. П. Леви был основателем организации Франтирер; командиром вооруженных отрядов Франтирер и других партизанских отрядов в районе Парижа был Ж. Эпштейн (полковник Жиль); отрядом в районе Тулузы командовал З. Готесман (капитан Филипп).

Ж. Бинген, один из помощников генерала Ш. де Голля, возглавлявшего движение Свободная Франция и правительство Франции в изгнании, в 1943 г. по приказанию де Голля вернулся во Францию и возглавил делегацию Свободной Франции в северной зоне. Среди 16 членов Национального комитета — высшего органа движения Сопротивления — трое были евреями. Много евреев погибло, сражаясь в рядах движения Сопротивления в боях за освобождение Франции.

Среди прочих, в движении Свободная Франция воевал знаменитый шахматист Савелий Тартаковер («лейтенант Ксавье»).[24]

В 1939–45 гг. в рядах французской армии воевали десятки тысяч евреев, в том числе полк, почти исключительно состоявший из польских евреев. В армии служило много генералов-евреев: генерал-майор Р. Борис, назначенный в 1939 г. на пост генерального инспектора артиллерии, генерал-майор Р. Ларок, бригадный генерал А. Бауман (1869–1945) и многие другие. Генерал-майоры Ш. Хютцингер и П. Бризак остались на службе в небольшой по численности армии, которую было разрешено сохранить режиму «Виши» по условиям перемирия.

Многие евреи сыграли выдающуюся роль в создании вооруженных сил движения Свободная Франция и в боях за освобождение страны, в том числе Л. Канн (1895–1967), генерал и морской офицер, возглавлявший в 1940 г. в Лондоне отдел морского судостроения Свободной Франции; Д. П. Дассо, получивший в 1944 г. чин генерала армии, ставший первым военным губернатором Парижа после освобождения столицы.

Евреи Франции в 1945—2004 гг.

Расселение и демография

В 1945 г. во Франции насчитывалось около 180 тыс. евреев. Во второй половине 1940-х гг. в страну вернулись десятки тысяч еврейских беженцев военного периода.

В 1945–51 гг. во Франции поселились десятки тысяч евреев из стран Восточной и Центральной Европы, а также из арабских стран Северной Африки. В 1951 г. еврейское население Франции составляло около 250 тыс. человек.

В 1950–60-х гг. во Францию иммигрировало большое число евреев Марокко, Туниса и Алжира. В эти годы Франция была основной страной еврейской иммиграции после Государства Израиля.

Резкое ухудшение положения евреев в арабских странах, связанное с провозглашением независимости Туниса (1956), Алжира (1962), Синайской кампанией и Шестидневной войной, привело к массовому выезду евреев из арабских стран Северной Африки, в том числе во Францию (около 240 тыс.).

Так, подавляющее большинство еврейской общины Алжира, составлявшей перед получением страной независимости около 110 тыс. человек, уехало во Францию. Во Францию иммигрировало около 50 тыс. марокканских евреев, около 40 тыс. евреев Туниса.

Численный состав еврейского населения Франции с середины 1970-х гг. значительно не менялся — около 535 тыс. человек; небольшое число евреев приехало во Францию из арабских и других стран в середине 1970–90-х гг.

Некоторое число евреев Франции в эти годы репатриировалось в Израиль. На численность евреев Франции влияют процессы ассимиляции (см. ниже).

В Париже и Парижском районе в целом проживает около половины всего еврейского населения страны. Рост еврейского населения Парижского района происходил в 1960–80-х гг. за счет иммиграции из Северной Африки. Так, в 1957 г. в Парижском районе насчитывалось 45 еврейских общин, а в 1966 г. — 149.

Резко увеличилось число больших еврейских общин. В 1957 г. было всего две общины, в которых насчитывалось от одной тысячи до десяти тысяч человек, а в 1971 г. — уже 29 общин. В середине 1980-х гг. еврейское население Парижа составляло около 147 тыс. человек, а Парижского района, включая Париж, – 267 тыс.

Большие группы евреев живут также в Марселе — около 65 тыс. человек, в Лионе — около 20 тыс., в Ницце — около 20 тыс., в Тулузе — 18 тыс., Страсбуре — 12 тыс.

Стремительный рост еврейского населения на юге Франции произошел также благодаря иммиграции евреев из стран Северной Африки. В 1980-х гг. уроженцы стран Северной Африки и их потомки составляли 54% еврейского населения Парижского района и около 60% еврейского населения провинции.

Границы между общинами ашкеназов и сефардов постепенно стираются, это проявляется в росте числа браков между представителями двух групп еврейского населения. В 1966–75 гг. 42% браков между евреями были браки ашкеназов и сефардов.

Одна из главных проблем еврейской общины Франции — ассимиляция. В 1935 г. из всех женатых евреев каждый восьмой состоял в смешанном браке, в 1950-х гг. — каждый шестой, в 1956–66 гг. — каждый третий, в 1966–75 гг. — каждый второй. В 1980-х гг. количество смешанных браков составляло 55–60% от числа всех браков, заключенных евреями.

Евреи — уроженцы Франции или других стран Европы более подвержены ассимиляции, чем уроженцы арабских стран Северной Африки. В 1966–75 гг. только 28% браков, заключенных представителями этой группы еврейского населения, были смешанными, а у евреев — уроженцев Франции доля смешанных браков в эти годы достигала 62% (у уроженцев других европейских стран — 64%).

Но в целом тенденция к заключению смешанных браков усиливается и у евреев — уроженцев Северной Африки, особенно у эмигрантов из Алжира. Еврейские мужчины чаще вступают в смешанные браки, чем женщины, но мужчины чаще дают своим детям еврейское воспитание.

В 1960–70-х гг. 49% мальчиков, рожденных в смешанных браках, где отец — еврей, прошли обряд обрезания, а при еврейской матери и отце-нееврее — только 17.5%. В парах, где оба партнера евреи, обряд обрезания был произведен у 92% мальчиков.

Согласно французскому законодательству, гражданский брак должен предшествовать религиозной церемонии. В 1970–80-х гг. 91% вступивших в смешанный брак регистрировались только в мэрии. В те же годы в Парижском районе 12% пар, где оба партнера — евреи, прошли только гражданскую регистрацию. С начала 1970-х гг. во Франции и особенно в еврейской среде усилилась тенденция к созданию фактической семьи без заключения гражданского или религиозного браков.

Во Франции отчетливо наблюдается тенденция к сокращению рождаемости у еврейских женщин, которая отражает общие демографические процессы во Франции, но у еврейского населения проявляется сильнее. В 1947–51 гг. в среднем у каждой еврейской женщины было 2.65 детей, а по Франции этот коэффициент составлял 2.94; в 1952–56 гг. соответственно — 2.37 и 2.7; в 1957–61 гг. — 2.44 и 2.73; в 1962–66 гг. — 2.15 и 2.83; в 1967–71 гг. — 1.43 и 2.54.

Еврейки, родившиеся во Франции или в других европейских странах, рожают значительно меньше детей, чем еврейские женщины, родившиеся в арабских странах Северной Африки. В Парижском районе у еврейских женщин, родившихся во Франции или в Европе в 1947–51 гг., в среднем насчитывалось 2.54 детей, а у родившихся в Северной Африке — 3.97; в 1952–56 гг. — соответственно 2.02 и 3.66; в 1957–61 гг. — 2.15 и 3.52; в 1962–66 гг. — 1.68 и 2.58; в 1967–71 гг. — 1.18 и 1.65.

Среди еврейского населения Франции преобладают люди среднего и пожилого возраста. В середине 1980-х гг. 45% еврейского населения Франции было в возрасте 30–45 лет, 37% — старше 45. У евреев — уроженцев Северной Африки — 41% моложе 25 лет.

Среди широких слоев французского еврейства усиливается индифферентное отношение к религии. В 1970-х гг. в Парижском районе регулярно ходили в синагогу 10.5% мужчин и 6.4% женщин, никогда не посещали синагогу 30.9% мужчин и 29.4% женщин.

Бо́льшую традиционность проявляет еврейское население провинции. Регулярно посещали синагогу 41% еврейского населения Ниццы старше 15 лет, 21% еврейского населения Страсбура, 20.5% еврейского населения Марселя, 17.6% еврейского населения Тулузы и только 8.9% еврейского населения Лиона. Никогда не посещали синагогу 24% еврейского населения Лиона, 19.8% — Страсбура, 17.9% — Марселя, 17.6% — Тулузы, 12.7% — Ниццы.

Наиболее религиозны уроженцы арабских стран Северного Средиземноморья, в меньшей степени — евреи, родившиеся в Европе. В Парижском районе в 1970-х гг. религиозными себя называли 54.6% уроженцев Алжира, 46% — Марокко и Туниса, 17.7% родившихся во Франции, 12.8% — в Восточной Европе и 11.7% — в Центральной и Западной Европе. В провинции регулярно посещали синагогу 15.2% уроженцев Франции, 19.3% — Марокко и Туниса, 28% — Алжира. Никогда не были в синагоге 31.4% уроженцев Франции, 11.3% — Марокко и Туниса, 9.8% — Алжира.

К числу религиозных обрядов, наиболее соблюдаемых французскими евреями, относится пост в Йом-Кипур, который в середине 1970-х гг. в Парижском районе соблюдали 62.6% мужчин и 67.3% женщин (64.8% еврейского населения Парижского района), 89.4% еврейского населения Ниццы, 85.9% — Страсбура, 82.4% — Тулузы, 81.8% — Лиона, 81% — Марселя.

В крупных еврейских общинах на юге страны — в Ницце, Марселе — соблюдение традиции объясняется большим числом евреев из арабских стран Северного Средиземноморья, которые и определяют жизнь еврейских общин, а в Парижском районе, напротив, многие выходцы из арабских стран быстрее ассимилируются, стремясь мало чем отличаться от еврейского населения Парижского района.

Смешанные браки, гражданские браки, слабая приверженность обрядам иудаизма ведут к низкой рождаемости и таким образом к сокращению численности еврейского населения Франции. Несмотря на тенденцию к ассимиляции, большинство французских евреев хочет, чтобы их дети оставались евреями.

В конце 1970-х гг. 74% всего еврейского населения Парижского района старше 15 лет прошли в прошлом обряд бар-мицва, в провинции — 87.8%. В то же время постепенно сокращается число еврейских детей, которые прошли этот обряд. В Парижском районе в возрастной группе 15–19 лет этот обряд прошли 66.3% еврейских подростков.

В середине 1970-х гг. в Парижском районе среди мужчин старше 15 лет обряд бар-мицва прошли 54.7% уроженцев Франции, 68,2% — Центральной и Западной Европы, 71.5% — Восточной Европы, 87.9% — Марокко и Туниса, 88.4% — Алжира.

Во Франции в 1950-е–70-е гг. сокращалось число детей, получавших образование в еврейских школах различных видов. В середине 1970-х гг. среди еврейского населения Парижского района старше 15 лет еврейские школы когда-либо посещали 23.3%, причем в основном за пределами Франции. В середине 1970-х гг. в еврейских школах обучалось 4.5% всех еврейских детей школьного возраста в Париже и 4.9% — в провинции.

В 1980-е–90-е гг. наблюдалась противоположная тенденция; в середине 1990-х гг. в еврейских школах, где ученики заняты полный день, обучалось около 25% еврейских детей.

Согласно переписи 1999 г., во Франции проживало 575 тыс. евреев (0.98% от всего населения). Это самая большая еврейская община в Европе. В конце 1990-х – начале 2000-х гг. еврейское население Парижского района составляло 300–350 тыс. человек, Марселя — 80 тыс., Лиона — 30 тыс., Ниццы — около 20 тыс., Тулузы — около 20 тыс., Страсбура — 12 тыс.

В начале 2000-х гг. численность еврейского населения Франции сократилась. В связи с резким увеличением числа антисемитских инцидентов (см. ниже) евреи Франции репатриируются в Израиль или уезжают в Канаду.

В 2000 г. в Израиль репатриировалось 1153 еврея из Франции, в 2001 г. — 1002, в 2002 г. — 2035, в 2003 г. — 1789, в январе–марте 2004 г. — 570 человек.

Резкое усиление антисемитизма во Франции, приведшее к многочисленным нападениям на еврейских школьников, в основном со стороны их арабских соучеников, способствовало росту числа частных еврейских школ, а также количества учеников в них. В 2000 г. около 30% еврейских детей школьного возраста учились в еврейских школах. В 2001–2004 гг. число учеников в еврейских школах увеличилось.

Многие родители, напуганные новой волной нападений в государственных школах, переводили детей в еврейские частные школы, в большинстве религиозные. Увеличилось число евреев, посещающих синагоги. В Парижском районе число синагог превышает 150.

Французское еврейство конца 20 в. – начала 21 в. отличается высоким образовательным уровнем. К концу 1970-х гг. среди еврейского населения Парижского района старше 15 лет незаконченное начальное образование было у 14.3%, законченное начальное — у 22.9%, незаконченное среднее — у 21.2%, законченное среднее — у 17.5%, высшее — у 24.1%. Образовательный уровень еврейского населения Парижского района значительно выше образовательного уровня всего населения в Парижском районе.

Среди еврейского населения Франции наиболее высокий уровень образования наблюдается у уроженцев Франции и Западной и Центральной Европы. В Парижском районе в конце 1970-х гг. 34% опрошенных евреев — уроженцев Франции — имели высшее образование, 21.9% — законченное среднее, незаконченное начальное образование было только у 4.5% опрошенных.

Среди евреев — уроженцев Западной и Центральной Европы высшим образованием обладали 39.1% опрошенных, законченным средним — 20.6%, незаконченным начальным — 15.2%. В Парижском районе 19.8% опрошенных уроженцев Восточной Европы имели высшее образование, законченное среднее — 19.8%; 30.3% имели незаконченное начальное образование. Низкий образовательный уровень евреев — уроженцев Восточной Европы — во многом объясняется трудностями, с которыми было связано для этих людей вхождение во французскую жизнь; практически все они ко времени приезда во Францию не знали французского языка.

Показатели образовательного уровня евреев — уроженцев Алжира и Марокко достаточно высокие: 23.1% — высшее образование, 17.7% — законченное среднее, 17.6% — незаконченное начальное. У уроженцев Алжира уровень образования выше, чем у уроженцев Восточной Европы, но ниже, чем у других групп еврейского населения Франции. Среди опрошенных уроженцев Алжира лиц с высшим образованием — 14.2%, обладающих законченным средним образованием — 15.6; 13.6% опрошенных имели незаконченное начальное образование. Высокий образовательный уровень уроженцев Алжира и Марокко объясняется тем, что во Францию из этих стран иммигрировали в первую очередь люди, получившие французское образование, остальные репатриировались в Израиль.

В 1970-х гг. уровень образования еврейских мужчин во Франции был выше, чем у еврейских женщин. В Парижском районе среди мужчин, рожденных во Франции, высшее образование было у 38,7%, среди женщин — у 29%; у выходцев из Восточной Европы: мужчины — 22%, женщины — 16,2%; у выходцев из Марокко и Туниса среди мужчин — 27,9%, среди женщин — 9,9%.

Очень большой разрыв в образовательном уровне между мужчинами и женщинами у уроженцев Центральной и Западной Европы: высшее образование было у 58.4% мужчин и 23.6% женщин. В середине 1970-х гг. среди еврейского населения Парижского района самодеятельное население составляло 56.4%, в том числе среди мужчин — 71.6% (такой же процент, как среди всего мужского населения Парижского района), среди женщин — 39.9% (среди всего самодеятельного женского населения — 49.6%).

Процент самодеятельного еврейского населения в провинции составлял 48.8%, среди мужчин — 63.3%, среди женщин — 27.8%. Невысокий процент самодеятельного населения среди еврейских женщин в провинции отражает общую картину во Франции, где работает значительно меньше женщин, чем в столице.

В конце 1970-х гг. было проведено широкое исследование среди еврейского населения Парижского района. Анкеты заполнили 94 166 человек.

Наиболее значительную группу среди еврейского населения составили служащие — 40 371 человек (42.9%), в том числе: сотрудники учреждений — 12 694 (13.5%); руководители среднего звена — 7495 (7.9%); сотрудники торговых заведений — 5617 (6%); техники — 2895 (3.1%); учителя начальной школы, воспитатели детских садов и другие низкооплачиваемые представители интеллигентных профессий — 4412 (4.7%); работники медицинских и социальных учреждений — 1987 (2.1%); сотрудники полиции и военнослужащие — 538 человек (0.6%; во Франции они относятся к категории служащих).

Статистика последних десятилетий показывает постоянный рост представителей свободных профессий и высших руководящих кадров среди самодеятельного еврейского населения — 23 889 (25.3%), в том числе представителей свободных профессий — 7308 (7.8%); преподавателей средних и высших учебных заведений, ученых и научных работников, писателей и журналистов — 6495 (6.9%); высших руководящих кадров — директоров различных акционерных, страховых обществ, компаний, крупных предприятий — 6006 (6.4%), инженеров — 3127 (3.3%), актеров — 873 (0.9%), духовенства — 90 человек.

В послевоенные годы сократилось число евреев — владельцев промышленных и торговых предприятий (в том числе и ремесленников); их число в конце 1970-х гг. составляло 20 130 (21.4%). Незначительно число евреев — крупных промышленников — 345 (0.4%) и коммерсантов — 1245 (1.3%).

Сокращается число ремесленников и мелких торговцев: ремесленников — 5234 (5.6%), мелких торговцев — 13 306 (14.1%). В Парижском районе проживало 9676 (10.3%) евреев-рабочих. Незначительное число евреев Парижского района занималось сельским хозяйством.

Во Франции нет сфер деятельности, в которой не участвовали бы евреи. В некоторых сферах деятельности доля евреев значительно выше, чем их доля среди всего населения Парижского района. Среди всего самодеятельного населения Парижского района владельцев промышленных и торговых заведений — 5.8%; представителей свободных профессий и высших руководящих кадров — 12.2% (ср. с вышеприведенной долей среди евреев). Но среди всего самодеятельного населения Парижского района значительно более высокую долю составляли рабочие — 29.4%.

Социально-демографический состав евреев провинции отличается от аналогичного состава в Парижском районе. В провинции среди самодеятельного еврейского населения представителей высших руководящих кадров и лиц свободных профессий — 15.8% (в Парижском районе — 25.3%), служащих — 52.7% (соответственно 42.9%). В остальных сферах деятельности данные примерно совпадали.

Общинно-религиозная жизнь

В послевоенный период во Франции была создана разветвленная система еврейских общественных, культурных, благотворительных организаций (к середине 1990-х гг. во Франции было несколько сотен еврейских организаций, некоторые из них насчитывали тысячи членов).

Основные направления деятельности еврейских организаций во Франции: укрепление солидарности с Израилем; развитие еврейского образования, еврейской культуры, еврейской жизни; борьба с антисемитизмом, ксенофобией, расизмом; защита прав евреев в различных странах.

В конце 1944 г. был создан Представительный совет французских евреев — центральная организация, которая должна была «защищать права еврейской общины во Франции и представлять интересы евреев Франции перед властями республики».

В 1968 г. в совет входили 27 основных организаций французских евреев религиозной, сионистской, бундовской и даже коммунистической ориентации; к 1980 г. число таких организаций увеличилось до 50.

В 1949 г. был создан Объединенный социальный еврейский фонд, который координирует и финансирует различные еврейские социальные, культурные и образовательные программы. В 1950–60-х гг. при фонде существовал Центр информации и профессиональной ориентации, оказавший помощь около 100 тыс. евреям из Северной Африки.

Вскоре после окончания Шестидневной войны во Франции был создан Объединенный еврейский призыв, который стал основной организацией по сбору средств для различных еврейских проектов во Франции и для Израиля. С 1982 г. президент фонда — барон Д. де Ротшильд (родился в 1942 г.).

Митинг Международной лиги против расизма и антисемитизма в Париже 24.09.1975 г. в поддержку права на выезд из СССР. Источник: 24 septembre 1975 : Liberté pour les Juifs d’URSS.

Французские еврейские организации, широкие слои евреев Франции в 1970-е–90-е гг. помогали советским евреям в их борьбе за выезд из Советского Союза. В разных городах Франции были созданы комитеты поддержки активистов алии и узников Сиона. Руководители еврейских организаций требовали от правительства Франции настаивать на либерализации эмиграционной политики советских властей и прекращении преследований в Советском Союзе.

В еврейской общественной жизни во Франции в 1980–90-х гг. возрастала роль выходцев из Северной Африки. В 1981 г. по 1988 г. главным раввином Франции был уроженец Алжира Р. С. Сира (родился в 1930 г.); в 1989–96 гг. главным раввином Франции был уроженец Туниса Ж. Ситрук (родился в 1945 г.); в 1992 г. президентом Консистории был избран уроженец Алжира Ж. П. Бонсорара (родился в 1940 г.).

В начале 21 в. ведущими еврейскими организациями Франции являлись:

  • Представительство еврейских учреждений во Франции (КРИФ; президент Р. Кукерман);
  • Центральная консистория (глава — раввин Ж. Ситрук, переизбранный в 2001 г.);
  • Объединенный социальный еврейский фонд, прилагавший большие усилия для того, чтобы побудить правительство Франции и президента Ж. Ширака вести более решительную борьбу со стремительно усиливающимся во Франции антисемитизмом.

Некоторые меры были приняты. Так, в феврале 2002 г. был принят закон, ужесточавший наказание за проявления антисемитизма. Была создана специальная министерская комиссия во главе с премьер-министром Ж. П. Раффареном, которая собирается один раз в месяц для обсуждения всех проявлений антисемитизма. Комиссия представляет свои рекомендации правительству. К началу 2004 г. число жандармов, охраняющих еврейские учреждения, школы, синагоги, кладбища, увеличилось на 1200 человек.

Процесс ассимиляции, затронувший широкие слои французского еврейства, усилил в руководстве еврейских организаций тенденции возвращения к религии и расширения еврейского образования, что наталкивалось на сопротивление светских еврейских кругов.

Такая борьба велась в Административном совете культурной организации Парижа после того, как в 1989 г. было избрано новое руководство, которое основное внимание стало уделять поддержке ортодоксальных учебных и культурных проектов. Это вызвало противодействие определенных еврейских кругов, которые настаивали на том, что их «еврейская сущность» выражается в культурной идентификации, а не в соблюдении законов иудаизма. Видные представители еврейской общины выступали против усиления религиозного влияния.

Раввин и философ Ж. Бурнхейм протестовал против распространения мессианских настроений, которые усиливаются в еврейской среде, особенно среди сторонников движения Хабад, против того, чтобы евреи «замкнулись в партикуляризме» и оказались бы изолированными от окружающего мира.

В 1993 г. группа светских и религиозных еврейских интеллектуалов создала объединение «Гешер», целью которого было преодоление разногласий в еврейской среде; объединение провело конференцию «Состояние еврейской общины».

Одной из основных сфер деятельности многих еврейских организаций было развитие еврейского образования. В 1950–60-х гг. французские евреи, особенно уроженцы Франции и других европейских стран, предпочитали давать детям французское образование. К середине 1970-х гг. в еврейских школах с полным учебным днем обучалось около 5% еврейских детей школьного возраста.

Со второй половины 1980-х гг. и в 1990-х гг. все большее число родителей стало отдавать детей в еврейские школы. С середины 1990-х гг. около 25% еврейских детей школьного возраста посещало еврейские школы с полным учебным днем. Этому способствует созданный в 1976 г. Инвестиционный образовательный фонд, который собирает большие суммы для развития еврейского образования.

Число еврейских учебных заведений всех типов — от начальных до высших — увеличилось с 1976 г. по 1988 г. в два раза (с 44 до 88); в 1992 г. насчитывалось уже 107 еврейских учебных заведений. Еще большее количество еврейских детей один раз в неделю посещали школы талмуд-тора, готовясь к обрядам бар-мицва и бат-мицва, а также различные курсы еврейских молодежных движений. В целом к середине 1990-х гг. около 75% всех еврейских детей школьного возраста посещали разнообразные еврейские учебные заведения и курсы.

В это время во Франции функционировали несколько систем еврейских школ с полным циклом занятий: Федерация автономных еврейских школ, поддерживаемая Объединенным социальным еврейским фондом; школы Альянса; школы ОРТа. Кроме того, существуют еврейские ультрарелигиозные школы: сеть «Ор Иосеф», «Оцар hа-Тора», школы «Синай», созданные хасидами Хабада.

Во Франции в 1970–90-х гг. большое внимание уделялось изучению иудаистики и иврита. Эти предметы преподавались не только в университетах, но даже во многих лицеях. ТВ Париже высшее образование в области иудаистики дают Центр имени Раши, Школа высших знаний по иудаистике (открыта в 1985 г.), факультеты иудаистики в 12-ти университетах и еще в пяти высших учебных заведениях.

В 1970–90-х гг. было опубликовано большое количество книг по еврейской тематике. В среднем каждый год во Франции печатается около 200–300 книг по различным отраслям еврейских знаний, художественные произведения на еврейские темы, мемуары и т. д. В июне 1993 г. в Париже проходила международная ярмарка еврейской книги, в которой приняло участие более 400 книгоиздателей со всего мира.

Во Франции функционирует сеть еврейских библиотек, из которых крупнейшая — библиотека Альянса в Париже. Крупная еврейская библиотека имени В. Медема основана в Париже в 1929 г. эмигрантами из Польши и преобразована в 1982 г. в Научный центр; фонд литературы на идиш в библиотеке считается одним из крупнейших в Европе.

Во Франции существует несколько еврейских музеев, в крупнейших музеях страны есть богатые коллекции иудаики. В 1948 г. в Париже был открыт Музей еврейского искусства (частный музей); в городе Кавайон находится Еврейский музей Прованса (подробнее см. Музеи).

Во Франции есть несколько музеев и исследовательских центров, занимающихся изучением Катастрофы и еврейского антинацистского Сопротивления. В 1992 г. в Лионе, в здании, в котором во время Второй мировой войны помещалось гестапо, был открыт Центр по изучению истории Сопротивления и депортации.

Одно из крупнейших учреждений по увековечиванию памяти жертв Катастрофы и изучению современной истории евреев Франции — Центр современной еврейской документации, созданный в 1943 г. в условиях подполья в Гренобле. В 1992 г. было открыто новое здание центра, который включает в себя архив, библиотеку, мемориал памяти неизвестного еврея — жертвы Катастрофы.

В 1998 г. в Париже в присутствии президента Франции Ж. Ширака и премьер-министра Л. Жоспена был открыт Еврейский музей истории и искусств в старинном еврейском квартале Маре. С 1981 г. во Франции выходят в эфир передачи еврейского радио: в Париже, Ницце, Марселе, Лионе, Тулузе, Страсбуре и других городах.

В 2004 г. в Париже функционировали четыре еврейские радиостанции и 15 радиостанций работало в провинции. В 1982 г. в Париже было создано еврейское кабельное телевидение. Производством еврейских теле- и радиопрограмм занимается созданный в 1986 г. Еврейский аудиовизуальный институт.

Во Франции снимается большое количество фильмов, посвященных еврейской тематике, в первую очередь Катастрофе, в том числе документальный фильм «Катастрофа» (1985) К. Ланцмана, художественные фильмы «Первый конвой» (1992) П. О. Леви, «Мой Иван, твой Абрам» И. Зобермана (1993; первый французский фильм, в котором часть диалогов ведется на идише).

Вопросы культурного наследия евреев Франции и их истории обсуждались на состоявшаяся в декабре 1985 г. международной конференции, посвященной Маймониду; под эгидой ЮНЕСКО в апреле–мае 1982 г. в Париже во дворце Трокадеро проходила выставка «Депортация», которую посетил президент страны Ф. Миттеран; в июле 1981 г. в Большом дворце (Париж) состоялась выставка еврейских художников Парижской школы.

В 1945 г. – начале 1980-х гг. во Франции выходили многочисленные издания на французском и идише, например, иллюстрированный ежемесячник «Л’Арш» (1957), еженедельник «Трибюн жюив» (1965). Большинство из них, особенно журналы и газеты на идише, прекратили свое существование в конце 1980-х гг.

В 1981–92 гг. выходил журнал «Комбат пур ля диаспора», который издавала группа молодых еврейских интеллектуалов, выступавших за культурные ценности еврейской диаспоры.

Рост антисемитизма

Часть населения Франции разделяет антисемитские предрассудки. Согласно опросу общественного мнения, проведенному в декабре 1966 г., около 20% интервьюируемых выражало откровенно антисемитские взгляды, в октябре 1980 г. такие взгляды разделяло 12%, в апреле 1985 г. — 9%.

Во Франции антисемитские предрассудки характерны для людей радикальных политических взглядов, как ультраправых, так и ультралевых. Представители ультраправых кругов, говоря о «еврейском засилье» во Франции, обвиняют евреев во всех проблемах страны.

В этих кругах популярно утверждение, что «евреи выдумали Катастрофу». Инженер Н. Роке написал работу по истории, в которой утверждал, что никогда не существовали газовые камеры, в которых уничтожали евреев. Работа, представленная в Нантский университет, получила положительный отзыв специальной комиссии, в которой не было ни одного историка. Это решение вызвало волну критики со стороны различных кругов французского общества, и по решению Министерства высшего образования глава комиссии профессор К. Ривьер был уволен из университета.

В последние десятилетия во Франции усиливаются ксенофобия, расизм, ненависть к иностранцам, направленные в первую очередь против арабов, что вызывает беспокойство у французских евреев. Такие настроения, особенно распространенные среди напуганных безработицей французских рабочих (во Франции уровень безработицы — 10%, один из самых высоких в Западной Европе), усиленно эксплуатирует ультраправая партия Национальный фронт под руководством Ж. М. Ле Пена, которая в последние годы 20 века неизменно получала 11–12% голосов на различных выборах во Франции, в том числе и на парламентских выборах 1997 г.

Согласно опросу, проведенному среди сторонников Национального фронта в апреле 1985 г., 67% испытывали чувство враждебности к арабам, антисемитские взгляды выражали 24.5%. Антисемитские высказывания часто позволяли себе лидеры партии, в том числе Ж. М. Ле Пен, тем не менее за Национальный фронт голосовало небольшое число евреев, разделявших антиарабские взгляды сторонников этой партии.

Представители ультраправых кругов совершают акты насилия, направленные против евреев, оскверняют еврейские кладбища и синагоги. Р. Лейкенс в августе 1984 г. убил в Каннах госпожу Серф-Барски только за то, что она — еврейка.

Одним из крупнейших актов вандализма было разрушение могил и надгробий на еврейском кладбище в городе Карпантра в мае 1990 г.

Антиизраильские взгляды, которые часто переходят в откровенный антисемитизм, выражают новые левые, несмотря на то, что среди лидеров этого движения во Франции много евреев: Д. Кон-Бендит (родился в 1945 г.), глава «Движения 22 марта» М. Краветц, А. Кривин (родился в 1941 г.) и другие.

Различные палестинские террористические группировки, используя помощь живущих во Франции арабов, а в некоторых случаях и представителей ультралевых кругов, совершили ряд террористических актов, направленных против евреев (взрыв 3 октября 1980 г. около синагоги на улице Коперника, при котором погибло три человека; 3 апреля 1982 г. был убит израильский дипломат Я. Бар-Симантов; 9 августа 1982 г. террористы ворвались в еврейский ресторан Ж. Гольдберга на Рю де Розье в Париже, убили шестерых и ранили 22 человека).

В целом правительства Франции, как левоцентристской, так и правоцентристской ориентаций, решительно осуждают любые проявления антисемитизма, а премьер-министры и президенты неоднократно демонстрировали дружеское отношение к еврейской общине, однако в послевоенный период в отношениях между властями и еврейской общиной бывали и осложнения.

Отношения осложнились после Шестидневной войны, когда Ш. де Голль, президент Франции, занял проарабскую антиизраильскую позицию (см. ниже) и сделал ряд публичных заявлений, в которых обвинил еврейское население Франции в двойной лояльности. 27 ноября 1967 г. во время пресс-конференции он назвал евреев «элитарным, высокомерным и властным народом».

Такие заявления руководителя страны усиливали антисемитизм во Франции. Поведение Ш. де Голля вызвало многочисленные выражения протеста как со стороны французов, так и со стороны евреев. Ж. Каплан, главный раввин Франции, заявил, что преданность евреев Израилю не мешает им быть лояльными французскими гражданами. В скором времени Ш. де Голль во время встречи с Ж. Капланом сказал, что он не хотел оскорбить еврейский народ, что его слова были неправильно истолкованы.

Кризис в отношениях между президентом Ф. Ф. Миттераном и еврейской общиной был связан с болезненной для Франции темой ответственности республики за преступления, совершенные режимом «Виши». Одним из поводов для кризиса было решение парижского суда 26 января 1993 г., снявшее с Р. Тувье, руководителя пронацистской милиции Лиона во время Второй мировой войны, обвинение в преступлениях против человечества, в убийстве евреев.

Суд оправдал Тувье на том основании, что власти «Виши» никогда не называли евреев врагами государства, поэтому режим нельзя обвинить в подобных преступлениях. Это решение суда было немедленно опротестовано главным прокурором Парижа П. Трюше, а высший апелляционный суд 27 ноября 1992 г. признал, что Р. Тувье следует судить за участие в убийстве семи евреев в 1944 г., однако решение парижского суда о сущности режима «Виши» так и не было пересмотрено.

В июне 1992 г., еще до решения высшего апелляционного суда, 200 интеллектуалов — евреев и неевреев, среди которых было много историков, — обратились к Ф. Миттерану с призывом признать ответственность режима «Виши» за преступления, совершенные против евреев, и публично заявить, что «французское государство несет ответственность за преступления и преследования евреев во Франции».

Обращение вызвало громкую дискуссию о роли режима «Виши» в истории, о том, был ли режим «Виши» одним из французских государственных образований или он был только порождением оккупационных властей. Президент отказался ответить на адресованное ему обращение, а выступая 14 июля 1992 г. на митинге, посвященном 50-летней годовщине массовых арестов евреев в Париже, заявил, что республика не может нести ответственность за преступления режима «Виши», так как «режим `Виши` — не республика». Это заявление было повторено Ф. Миттераном в интервью израильскому телевидению.

Полемика возобновилась после того, как 11 ноября 1992 г., в годовщину окончания Первой мировой войны, Ф. Миттеран послал венок на могилу маршала Ф. Петена.

Представительный совет евреев Франции выразил свой протест: «Этот непостижимый поступок причинил боль уцелевшим во время Катастрофы и родственникам погибших». Подчеркивалось, что Ф. Миттеран — первый президент республики, который регулярно отправляет венки на могилу Ф. Петена.

Выступая в 1993 г. на митинге в годовщину массовых арестов евреев в Париже в 1942 г., Ф. Миттеран заявил, что это «национальный день памяти жертв расистских и антисемитских преследований, совершенных под фактическим руководством властей, объявивших себя правительством французского государства». Представительный совет евреев Франции приветствовал заявление президента.

В 1990-х гг. насильственные антисемитские действия как ультраправых, так и арабских террористов случались реже; в то же время антисемитизм во Франции приобретает новые черты. В Эльзасе происходит тесное сотрудничество между немецкими неонацистами и французскими ультраправыми, которые в ряде населенных пунктов осквернили могилы на еврейских кладбищах.

Важным событием в общественной жизни Франции стало столетие дела Дрейфуса (декабрь 1994 г.). Конгрессы, выставки и другие мероприятия, посвященные этому событию, продолжались во Франции до конца 20 в.

Несмотря на то, что сегодня во Франции практически никто не сомневается в невиновности Дрейфуса, время от времени происходят инциденты, связанные с этим событием: например, в декабре 1994 г. в Париже был осквернен памятник Дрейфусу. Скандал вызвал труд руководителя отдела истории сухопутных войск Франции Министерства обороны, в котором была предпринята попытка пересмотреть некоторые обстоятельства дела. Автор работы был отправлен в отставку.

В июне 1983 г. крупнейшими еврейскими организациями в Париже был создан Центр изучения и исследования современного антисемитизма. Исследователи Центра пришли к выводу, что в антисемитизме на идеологическом уровне нет никаких противоречий между ультраправыми и ультралевыми.

С конца 1970-х гг. в результате иммиграции большого числа арабов резко обострилась обстановка на окраинах Парижа, Марселя, Ниццы. После нападений хулиганствующих представителей арабской молодежи на евреев в различных городах Франции были созданы организации еврейской самообороны.

Хотя в арабской среде во Франции чрезвычайно сильны антисемитские настроения, различные еврейские лидеры выступали с решительным осуждением роста антиарабских настроений во Франции. В середине 1980-х гг. главный раввин Франции Р. С. Сира и президент Представительного совета евреев Франции Т. Клейн (родился в 1920 г.) призвали евреев дать энергичный отпор расизму и ксенофобии.

Руководители еврейских общин и организаций вступили в диалог с мусульманскими лидерами о совместной борьбе против антисемитизма и расизма. Контакты велись и на уровне еврейских и арабских молодежных движений. В ноябре 1984 г. было создано молодежное движение «Остановить расизм» под лозунгом «Руки прочь от моего друга», организующее регулярные демонстрации против антисемитизма и расизма.

С 1999 г. во Франции наблюдается устойчивый рост антисемитских настроений, сопровождающийся участившимися нападениями на евреев и еврейские объекты.

Опрос общественного мнения во Франции, проведенный в ноябре 1999 г., показал, что 31% опрошенных считают, что у евреев слишком много власти во Франции. В 1998 г. так полагали 24% опрошенных. Резкий рост антисемитизма во Франции, в первую очередь, среди представителей арабского населения (во Франции проживают от пяти до шести миллионов арабов), в начале 2000-х гг. вызван рядом факторов: осуждением политики израильского правительства в отношении палестинцев и поддержкой интифады аль-Акса, осуждением во Франции политики США на Ближнем Востоке и мер, принимаемых администрацией президента Дж. Буша в борьбе с международным террором.

Многие французы выражают решительное недовольство докладом международной комиссии Маттеони, опубликовавшей в апреле 1999 г. доклад, в котором утверждалось, что в 1940–44 гг. немецкими властями и правительством «Виши» было конфисковано 2 млрд. 333 млн. франков, принадлежавших евреям. В специальном декрете правительства Франции, подписанном в день национального праздника 14 июля 2000 г., французское правительство заявило, что евреи получат компенсацию за конфискованные у них во время войны деньги и собственность.

В 2000 г. из 216 нападений, осуществленных на националистической почве, 145 были направлены против евреев. Подавляющее большинство нападений было совершено мусульманами; в первые три месяца после начала в конце сентября 2000 г. интифады аль-Акса были атакованы 43 синагоги и три еврейских кладбища. Много инцидентов происходило в районе Большого Парижа, где был осуществлен поджог в Большой синагоге во время Йом-Кипура.

В последующие годы число антисемитских инцидентов возросло. В 2002 г. было зарегистрировано 516 инцидентов, в 2003 г. — 503. В 2002–2003 гг. резко возросло число нападений на еврейских школьников, особенно в районе Большого Парижа. В еврейские школы и автобусы, перевозившие еврейских детей, бросали камни и бутылки с зажигательной смесью.

В государственных школах часто происходили случаи избиения еврейских учеников бандами арабских подростков. Поджог марсельской синагоги, осуществленный 31 марта 2002 г., вызвал решительное осуждение президента Ж. Ширака. Несмотря на то, что общее количество антиеврейских инцидентов в 2003 г. несколько сократилось, увеличилось число проявлений актов насилия против евреев. В 2002 г. было осуществлено 185 инцидентов с проявлением насилия против евреев, а в 2003 г. число подобных актов возросло до 233.

Согласно данным Министерства юстиции Франции, с 1 января по 20 августа 2004 г. число антисемитских нападений, по которым были поданы жалобы в полицию, составляло 298, что резко превышает число таких нападений в аналогичный период 2003 г. 22 марта 2004 г. был причинен серьезный ущерб Еврейскому общинному центру в Тулузе, в который была брошена зажигательная бомба.

В 2000–2004 гг. во многих французских городах проходили антиизраильские демонстрации, организованные левыми движениями: партией зеленых, Движением против глобализма, троцкистами, Лигой коммунистов-революционеров и Рабочей борьбой — мусульманскими организациями: партией мусульман Франции, Французским союзом мусульманских организаций, Комитетом по оказанию помощи и поддержки палестинцам — и другими группами.

В октябре 2000 г. в Париже состоялась демонстрация, устроенная французскими левыми, среди них партией зеленых, в ходе которой мусульманские экстремисты скандировали лозунги «Смерть евреям!». Во время пропалестинской демонстрации в Париже, состоявшейся осенью 2000 г., группы сторонников Хамаса и Хизбаллы выкрикивали лозунги и держали плакаты «Евреев — в печи», «Евреи — враги человечества».


На демонстрациях в Париже и Нанте в июне 2001 г. участники скандировали: «Смерть евреям!», «Смерть Израилю!». Многие участники несли плакаты: «Шарон — Гитлер», на других маген-Давид был совмещен со свастикой. Резко возросло число антисемитских сайтов в Интернете, причем на сайтах правого направления охотно публикуют статьи и выступления антисемитов из левых кругов.

Антиизраильские и антисемитские выпады позволяют себе французские средства массовой информации, в том числе государственные телеканалы. На третьем государственном канале французского телевидения в 2002 г. Раймонда Тавил, теща Я. Арафата, заявила: «Евреи должны вернуться в свое гетто».

Участие евреев в политической, экономической и культурной жизни страны

В первые послевоенные годы среди евреев Франции были очень популярны левые взгляды, многие из них поддерживали коммунистическую партию и различные ультралевые группировки.

В середине 1950–60-х гг. на большую часть еврейского населения страны повлияли разоблачения культа личности И. Сталина на 20-м съезде КПСС, антисемитская политика советских властей, антиизраильский курс руководства Советского Союза, и она отошла от коммунистов, но многие продолжали придерживаться коммунистической или ультралевой идеологии.

Часть еврейской студенческой молодежи сыграла значительную роль в событиях мая 1968 г. в Париже; евреи были и среди лидеров различных радикальных левацких группировок, принимавших активное участие в массовых волнениях 1968 г. Например, Д. Кон-Бендит (см. выше) возглавлял анархистское «Движение 22 марта», сыгравшее основную роль в волнениях; А. Кривин (см. выше) был основателем и руководителем троцкистской организации Революционной коммунистической молодежи, кандидатом от ультралевых на выборах президента республики в 1969 г. и 1974 г.

Испуганные массовыми эксцессами и актами насилия, которыми сопровождались события 1968 г., антисионистскими взглядами лидеров и активистов ультралевых группировок и их тесными связями с палестинскими террористами, французские евреи после событий 1968 г. стали поддерживать партии право- и левоцентристской ориентации.

Численность еврейства Франции относительно невелика, поэтому голосование французских евреев не слишком влияет на результаты выборов, за исключением Парижа и Марселя. На каждых выборах, однако, евреи составляют значительную часть избирателей, поскольку они более активно участвуют в выборах, чем остальное население.

Незначительное число евреев голосовало за Коммунистическую партию Франции; небольшая группа евреев, в основном живущих на юге, голосовала за ультраправый Народный фронт.

Лоран Фабиюс.

Многие евреи сыграли выдающуюся роль в политической жизни Франции. Премьер-министрами Франции были: П. Мендес-Франс в 1954–55 гг., лидер партии радикал-социалистов; Л. Фабиюс в 1984–86 гг., первый секретарь Социалистической партии Франции в 1992–93 гг.

Жюль Мок в 1950 г.

Министерские посты занимали многие евреи, в основном представители левого лагеря, в том числе

  • Д. Мейер (в 1943–46 гг. был генеральным секретарем Французской социалистической партии, в 1946–49 гг. — последовательно: министром труда, здравоохранения и социального обеспечения);
  • Ж. С. Мок, один из лидеров французских социалистов (в 1945–51 гг. был министром внутренних дел, министром обороны, а также заместителем премьер-министра; во время мятежа в Алжире в 1958 г. вновь стал министром внутренних дел);
  • Р. Бадинтер (родился в 1928 г., министр юстиции в правительстве социалистов в 1981–86 гг., с 1986 г. — был избран президентом Конституционного совета Франции);
  • Ж. Ланг (родился в 1939 г.; министр культуры в социалистическом правительстве в 1981–93 гг.);
  • Б. Кушнер (родился в 1939 г., министр здравоохранения и гуманитарной помощи в социалистическом правительстве /1992–93/, известный врач, основавший в 1971 г. организацию «Врачи без границ», а в 1980 г. — «Врачи мира», которые оказывали медицинскую и гуманитарную помощь в различных странах мира);
  • Доминика Страус-Кан (родилась в 1949 г., ведущий специалист по вопросам экономики в социалистической партии, министр промышленности и внешней торговли в правительстве социалистов в 1991–93 гг.).
Симона-Анни Вейль

В правоцентристских правительствах министерские посты занимали

  • Симона-Анни Вейль, министр здравоохранения в 1974–79 гг. в правительствах Ж. Ширака и Р. Барра, председатель европейского парламента в 1979–82 гг., министр культуры Франции в 1993–95 гг.;
  • М. Шуман (родился в 1911 г.), крестившийся в юности, один из создателей и многолетний лидер центристского Народно-республиканского движения, в 1951–54 гг. занимавший пост министра иностранных дел в различных кабинетах; после установления Пятой республики в 1958 г. занимал посты министра по делам науки в 1967–68 гг., министра социального обеспечения в 1968–69 гг., при президенте Ж. Помпиду в 1969–74 гг. — министр иностранных дел, проводивший в жизнь проарабский антиизраильский курс правительства;
  • Л. Амон, профессор юриспруденции, после прихода де Голля к власти был назначен пресс-атташе французского правительства, был вице-президентом Национального комитета телевещания.

Много евреев среди философов, социологов, социальных антропологов, некоторые из них были интеллектуальными лидерами французской молодежи в 1968 г., а в 1970-х гг. разочаровались в марксизме и подвергли марксистско-ленинскую философию, Советский Союз и коммунизм решительной критике.

А. Глюксман в книге «Кухарка и людоед» (1975) утверждал, что насилие как логическое следствие марксистской теории всегда будет играть огромную роль в коммунистическом обществе.

Б. А. Леви отвергал любые революционные действия, считая, что они ничего не могут изменить, и писал, что человечество должно вернуться к иудеохристианским традициям. Крупным мыслителем был один из идеологов новых правых Р. Арон.

К числу известных ученых принадлежат:

  • К. Леви-Строс, социальный антрополог и философ;
  • А. Финкелькраут (родился в 1949 г.), философ и историк;
  • Анни Кригель (1926–95), социолог и историк коммунизма и рабочего движения, глава департамента социологии в Университете Нантер (Париж), ведущий обозреватель правой газеты «Фигаро», издатель журнала «Коммунизм», автор книг «Евреи и современный мир» (1977), «Виноват ли Израиль?»;
  • Ш. Тригано, социолог и философ, глава Еврейского учебного центра при Альянсе, автор работ «Новый еврейский вопрос», «Республика и евреи»; Л. Гольдман, философ, социолог, создатель теории «генетического структурализма»;
  • А. Мемми, писатель и социолог;
  • А. Неер, философ, автор многих работ по еврейской философии и другим областям еврейского знания, некоторые из них переведены на русский язык, в том числе «Ключи к иудаизму» (Иер., издательство «Библиотека-Алия», 1991).

В послевоенный период евреи Франции играли большую роль в развитии телевидения, радио и других средств массовой информации.

  • П. Лазарев (1907–72) — известный издатель газет и журналов, в том числе «Франс-суар» и «Пари-суар»;
  • Ж. Даниэль (1920-2020) — член редколлегии одного из ведущих изданий Франции, а с 1964 г. — главный редактор еженедельника «Ле Нувель» (1978);
  • С. Моати (родился в 1946 г.) — директор третьего канала французского телевидения в 1982–86 гг.;
  • Э. Руло (родился в 1926 г.) — один из ведущих обозревателей газеты «Ле Монд» (1956–60), один из руководителей первой программы французского телевидения (1983–85), посол Франции в Тунисе (1985–86).

Евреи внесли значительный вклад в развитие французского кино и театра:

  • А. Мнушкин (1908–93), один из крупнейших французских продюсеров, создатель многих известных фильмов: «Фанфан-Тюльпан» (1951), «Бабетта идет на войну» (1959), «Картуш» (1961), «Стависский» (1974);
  • Ариана Мнушкин, дочь А. Мнушкина, создатель и руководитель всемирно известного «Театра Солнца» (1964);
  • Ж. Ури (Тененбаум), известный актер театра «Комеди Франсез» и режиссер кинокомедий;
  • К. Ланцман, режиссер документальных фильмов;
  • К. Лелуш, режиссер фильма «Мужчина и женщина» (1966);
  • Э. П. Ле Шануа (Дрейфус; 1909–85), режиссер фильма «Мама, папа и я» (1954);
  • актрисы

Богатые еврейские семьи продолжают играть ключевую роль в развитии французской экономики, хотя экономические реформы социалистических правительств в начале 1980-х гг. нанесли тяжелый удар по их экономическому положению (в числе наиболее пострадавших были Ротшильды).

Одна из богатейших семей Франции — Лазары, владеющие крупными инвестиционными банками во Франции и США, контрольными пакетами акций многих крупных промышленных компаний, в том числе предприятий стекольной, целлюлозно-бумажной и лесоразрабатывающей промышленности под общим названием «Сант-Гобен», общества заводов по производству изделий промышленной керамики; финансовый директор всех этих обществ — Р. Лазар (родился в 1943 г.).

Ротшильды владеют банками, в том числе банком Ротшильд в Париже, Париж-Орлеан банк, Банк Эдмонд де Ротшильд, а также контрольными пакетами акций в различных отраслях экономики, в том числе винодельческой компании баронов Эдмонда и Биньямина Ротшильдов, которой принадлежат крупнейшие виноградники во Франции, французской компании горных отелей и т. д.

О писателях-евреях см. Вклад евреев во французскую литературу; о музыкантах-евреях см. Музыка; о художниках-евреях см. Пластические искусства.

ОТНОШЕНИЯ С ИЗРАИЛЕМ

Встреча между Ш. Бен-Ами, исполняющим обязанности министра иностранных дел Израиля, и представителем Европейского союза К. Патеном (справа) во Франции. 2000 г. Фото М. Мильнера. Государственное бюро печати. Израиль.

1950-е годы

В первые послевоенные годы Франция оказывала большую поддержку легальной и «нелегальной» (см. Иммиграция «нелегальная») алие в Эрец-Исраэль, борьбе ишува против британских мандатных властей. Франция поддержала резолюцию Организации Объединенных Наций от 29 ноября 1947 г. о разделе Палестины на два государства (см. Планы раздела Палестины). В 1948 г. между Францией и Израилем были установлены дипломатические отношения; до середины 1950-х гг. отношения между странами оставались сдержанными, в первую очередь из-за французской стороны. С середины 1950-х гг. отношения Франции и Израиля начали стремительно улучшаться. Большую роль в этом процессе сыграли несколько факторов: совпадение интересов Франции и Израиля на Ближнем Востоке, так как Франция вела войну против Фронта национального освобождения Алжира, которому активную помощь оказывал Египет; тесные связи между Французской социалистической партией и партией Мапай; стремление Израиля при помощи Франции установить экономические и политические связи со странами Западной Европы, особенно после создания в марте 1957 г. Общего рынка; необходимость для Израиля заключить союз с одной из великих держав и желание Франции иметь новые рынки сбыта для предприятий оборонной промышленности.

После того, как в сентябре 1955 г. в Праге между Египтом и Чехословакией (фактически Советским Союзом, который использовал Чехословакию в качестве прикрытия) был заключен договор о сотрудничестве, по условиям которого в Египет были направлены колоссальные партии советского и чешского оружия, Израиль стал еще больше нуждаться в военных поставках. В октябре 1955 г. министр иностранных дел Израиля М. Шарет договорился в Париже с премьер-министром Ф. Э. Фором о поставках в Израиль французских самолетов «Мистер-4», но они производились во Франции по заказу НАТО, поэтому следовало получить согласие НАТО (а фактически США) на продажу самолетов; правительство США, однако, не давало окончательного ответа.

Решительный поворот во французско-израильских отношениях наступил после прихода к власти во Франции в январе 1956 г. правительства социалиста Ги Молле, который принял решение о поставках оружия в Израиль, и 11 апреля 1956 г. первые самолеты «Мистер-4» приземлились в Израиле. 23–24 июня 1956 г. в Париже в обстановке полной секретности прошли переговоры между военными делегациями двух стран, был заключен договор о поставках в Израиль оружия. С июля 1956 г. в Израиль стало поступать французское вооружение, за короткий срок было получено большое количество оружия; некоторые виды вооружения доставлялись прямо со складов французской армии. Франция и Израиль были союзниками во время Синайской кампании. Особенно дружеские отношения между двумя странами установились в 1956 г. – мае 1958 г. (последние годы существования Четвертой республики). В 1957 г. были заключены новые соглашения о поставках французского оружия, в том числе новейших самолетов «Супермистер», «Вотур» и ракет «воздух-воздух»; условия оплаты были очень выгодными для Израиля. Осуществлялись тесные контакты между армиями двух стран: обмен информацией, секретными сведениями, встречи офицеров различных рангов. Ш. де Голль описывал в своих воспоминаниях, как, придя к власти (июнь 1958 г.), он обнаружил, что «Израиль имел постоянный доступ во все французские штабы и службы».

В начале октября 1957 г. министр обороны Израиля Ш. Перес подписал французско-израильское соглашение об участии Франции в строительстве атомного реактора в Димоне. В первые годы режима Пятой республики отношения между двумя странами были по-прежнему дружескими.

В 1959 г. было заключено соглашение о культурном сотрудничестве между Францией и Израилем. По условиям соглашения в израильских университетах открывались кафедры по изучению французского языка, литературы, истории Франции, а во французских университетах — кафедры по изучению иврита и иудаистики; в средних школах Израиля учили французский язык, во Франции — иврит; происходил интенсивный обмен студентами, устраивались художественные выставки, укреплялось научное сотрудничество. В 1959 г. было подписано соглашение о поставках в Израиль новых французских самолетов «Мистер».

1960-е годы

В 1960 г. и 1961 г. премьер-министр Израиля Д. Бен-Гурион посетил Францию. Встречи Ш. де Голля и Д. Бен-Гуриона проходили в дружественной обстановке; так, Ш. де Голль провозгласил тост: «За Израиль — нашего друга и союзника». Своим приближенным Ш. де Голль говорил: «Бен-Гурион и Аденауэр — это два самых крупных лидера Запада».

С середины 1960-х гг. отношения между двумя странами начали ухудшаться. Это было связано с общим изменением внешней политики Франции, наступившим после подписания 18 марта 1962 г. Эвианских соглашений о прекращении войны в Алжире и о предоставлении этой стране независимости. Франция начала укреплять отношения со странами «третьего мира», с арабскими странами, что, в свою очередь, вело к росту напряженности в отношениях с Израилем. На этот процесс повлияла растущая зависимость Франции от поставок арабской нефти, стали ослабевать военные связи между двумя странами, резко сократились обмен военными делегациями, число наблюдателей на маневрах. Ш. де Голль писал, что он положил конец «неоправданному» военному сотрудничеству между армиями двух стран. Франция постепенно перестала оказывать поддержку Израилю в международных организациях. Кризис наступил в мае 1967 г., накануне Шестидневной войны. После закрытия 23 мая 1967 г. президентом Египта Г. А. Насером Тиранского пролива для израильского судоходства Ш. де Голль потребовал от министра иностранных дел Израиля А. Эвена не начинать первыми военные действия. После войны отношения между двумя странами заметно ухудшились. После того, как израильские коммандос 31 декабря 1968 г. в ответ на непрекращавшиеся нападения террористов совершили рейд в Бейрутский аэропорт, Ш. де Голль объявил эмбарго на поставки оружия в Израиль.

Отношения продолжали оставаться напряженными и после ухода Ш. де Голля с поста президента Франции в апреле 1969 г. Новое обострение отношений произошло после того, как в ночь с 24 на 25 декабря 1969 г. из французского порта Шербур израильским экипажам удалось увести пять катеров-ракетоносцев, построенных по израильским заказам, которые были оплачены Израилем, но оставались во Франции из-за эмбарго на поставки оружия еврейскому государству.

1980 - 1990-е годы

Отношения между двумя странами стали улучшаться после прихода к власти во Франции в мае 1981 г. социалиста Ф. Миттерана, который стал проводить более сбалансированную политику на Ближнем Востоке. Стали укрепляться политические, экономические и культурные связи, что нашло свое выражение в визитах Ф. Миттерана в Израиль в марте 1982 г. и в ноябре 1992 г.; в то же время французское правительство по-прежнему было тесно связано с ООП. В 1982 г. Франция организовала эвакуацию Я. Арафата и палестинских террористов из осажденного израильскими войсками Бейрута. Тесные франко-палестинские связи вызвали международный скандал в январе 1994 г., когда в одну из парижских больниц положили Ж. Хабаша — главу Народного фронта освобождения Палестины. Четыре чиновника высшего ранга, ответственные за это, были уволены.

После прихода к власти во Франции в начале 1995 г. Ж. Ширака, а в Израиле в мае 1996 г. Б. Нетанияху отношения между двумя странами в основном не изменились, хотя Франция стала занимать более проарабскую позицию, чем в предшествующие годы. Франция стремится играть более важную роль в урегулировании ближневосточного конфликта. 7 января 1998 г. МИД Франции заявил, что если Израиль, Сирия и Ливан попросят Францию быть гарантом соглашения между ними, то французы «готовы гарантировать выполнение подписанных ими соглашений». Французские представители неоднократно заявляли, что в случае, если к ним обратятся заинтересованные стороны, французские войска могут быть размещены на границе Ливана и Израиля.

Франция активно поддерживает план мирного урегулирования на Ближнем Востоке «Дорожная карта». Во время голосования в ООН или в Совете безопасности Франция обычно поддерживает антиизраильские резолюции, предложенные мусульманскими странами.

2000-е годы

После избрания Николя Саркози, который называл себя другом Израиля, Франция по-прежнему голосовала за антиизраильские резолюции в ООН, призывала свернуть поселенческую деятельность на контролируемых территориях и сделать Иерусалим столицей двух государств. Правда, под давлением Саркози Евросоюз отказался от одностороннего признания палестинского государства до согласования границ с Израилем. Но по большей части дружба и забота о безопасности еврейского государства укреплялась только на словах. Посольство Франции до сих пор находится в Тель-Авиве, то есть Иерусалим де-факто не признается столицей Израиля.

В августе 2013 года глава французского МИД Лоран Фабиус в ходе своего визита на Ближний Восток встретился в первую очередь с главой ПНА Махмудом Аббасом. Эта встреча стала неприятным сюрпризом для израильских руководителей, которые ожидали, что французский министр едет обсуждать ситуацию в регионе с представителями Израиля. В беседе с Аббасом Фабиус назвал главной проблемой урегулирования строительство еврейских поселений в Иудее и Самарии.

На переговорах «шестерки» с Ираном глава французского МИД нарушил приличия – он сообщил журналистам детали переговоров, заявил, что они зашли в тупик, еще до официальной пресс-конференции и предупредил, что Франция не будет играть в «дурацкие игры». «Желтые» СМИ заговорили о могущественном произраильском лобби во Франции (хотя прежде влияния этого лобби не замечалось). Группа иранских бизнесменов пригрозила свернуть торговые связи с Францией.

У французского демарша есть, разумеется, более реальные причины, чем «сионистский заговор». Не стоит забывать, что арабский мир, с которым по-прежнему заигрывает Франция, по большей части настроен против Ирана. Список «ирано-скептиков» возглавляет даже не Израиль, а Саудовская Аравия, чьи деньги играют немалую роль во французской экономике и политике. Разумеется, Париж также пользуется случаем, чтобы частично восстановить свое влияние в регионе, где когда-то он владел обширными колониями.

Есть и другое мнение: на переговорах с Ираном Франция взяла на себя роль «плохого полицейского» с целью вынудить Тегеран охотнее принять выгодные для всего Запада условия «хорошего полицейского» - США. Французские компании до введения санкций имели изрядные капиталовложения в нефтяную отрасль Ирана, а потому заинтересованы в отмене эмбарго.

В ноябре 2013 года президент Франции Франсуа Олланд посетил Израиль на фоне эйфории от поведения французских представителей на переговорах «шестерки» с Ираном. Сопротивление Парижа предотвратило подписание «промежуточной сделки», которая позволила бы отменить часть санкций против Ирана в обмен на «частичное замораживание» иранской ядерной программы. Это дало повод Нетаниягу назвать Олланда «близким другом еврейского государства», хотя прежде в палестино-израильском конфликте Олланд всегда выступал на стороне палестинцев и прислушивался к арабскому лобби во Франции[25].

Временное совпадение интересов делало Ф. Олланда другом Израиля лишь на короткое время и не помешает в другой ситуации встать на сторону арабов.[25]

Ситуация на начало 2020-х годов

По данным Еврейского агентства, по состоянию на сентябрь 2021 г. еврейская община Франции была третьей в мире по численности: 446,000 человек (данные основаны на еврейской самоидентификации, а не на принадлежности к религиозным учреждениям).[26]

В 2019 г. из Франции репатриировались в Израиль 2470 человек, а в 2020 г. 2351 чел. Некоторое сокращение алии относят за счёт пандемии коронавируса, затруднившей передвижение между странами.[27]

Как и во всех странах Запада, во Франции стали очень сильны позиции радикальных исламистов, которых поддерживают левые политические силы. Они открыто нагнетают антисемитизм.[28] Во Франции в больших городах есть места, где евреям опасно находиться.[29]

С началом пандемии COVID-19 в 2019 г. соцсетях во Франции и Германии стремительно распространилась информация с обвинениями евреев в причастности к пандемии. В соцсетях распространяли карикатуры и картинки, более схожие с гравюрами XIV века. К примеру, на одной из них бывший глава минздрава Франции Агнесс Бюза, являющаяся еврейкой, изображена отравляющей колодцы.[30]

Вице-королева красоты Франции Априль Бенаюм – девушка из Прованса, занявшая второе место на конкурсе красоты "Мисс Франция 2021" – стала мишенью для нападок со стороны антисемитов в социальных сетях после того, как упомянула об израильском происхождении своего отца.[31]

В 2021 г. Франция была среди стран, принявших (для юридических целей) рабочее определение антисемитизма, сформулированное Международным альянсом памяти жертв Холокоста (IHRA) в 2016 г.[32]

Франция пытается играть самостоятельную политическую роль в восточном Средиземноморье. Она противостоит попыткам исламистского режима Турции установить там свою гегемонию, поддерживая страны - противники турецких притязаний.[33][34] Кроме того, Франция пытается вернуть себе влияние в Ливане и Сирии, где она конкурирует с Ираном и Хизбаллой.[35] Таким образом, возникла почва для сотрудничества между Францией и Израилем.[36]

В марте 2021 г. президент Израиля Реувен Ривлин был с визитом в Париже и встречался с президентом Франции Э. Макроном. Были подчёркнуты особые отношения между двумя странами и борьба правительства Франции с антисемитизмом. [37]

См. также

Примечания

  1. The Jewish Population of the World (2010)
  2. Isidore Singer, Isaac Broydé. «Rouen» in Jewish Encyclopedia
  3. Period — Medieval Period Jewish Virtual Library, France — Roman Period — Medieval Period by Rebecca Weiner
  4. Статья «Нарбонн» в Электронной еврейской энциклопедии
  5. Ages Jewish Virtual Library, France
  6. Carpentras-ventoux.com
  7. Jewish Virtual Library, "France"
  8. 8,0 8,1 FRANCE (formerly called Gaul): (Redirected from NORMANDY.) By: Joseph Jacobs, Israel Lévi, Executive Committee of the Editorial Board., Isaac Broydé — Jewish Encyclopedia
  9. France Virtual Jewish History Tour
  10. François Jacob, prix Nobel de médecine et résistant, est mort Par Damien Mascret Publié le 21/04/2013
  11. Comprendre, refuser, résister - Musée de l'Ordre de la Libération
  12. Missak Manouchian, héros de la Résistance
  13. Missak Manouchian, dit Michel Manouchian - LAROUSSE
  14. Joseph Epstein, le héros occulté Marc Tourret
  15. Aznavour Belatedly Sings Praises of His Family, Who Saved Jews From Nazis
  16. Charles Aznavour meets the Raoul Wallenberg Foundation
  17. Mort d’Aznavour : «C’est un grand frère qui part»
  18. Умер Шарль Азнавур newsru.co.il 1 октября 2018 г.
  19. Стефан Куртуа: «коммунистическая партия — это как секта» Тарас Марусик «Зеркало недели. Украина» №45, 07 декабря 2012
  20. Les volontaires juifs de France vers Israël depuis les années 1940 Iris Lévy
  21. Toulouse
  22. Anciens de la Résistance Juive de France
  23. HÉLÈNE MENEGALDO ARIANE SCRIABINA (1906-1944), HÉROÏNE DE LA RÉSISTANCE FRANÇAISE À TOULOUSE
  24. Статья «Шахматы» в Электронной еврейской энциклопедии
  25. 25,0 25,1 [171113_141536_28956.html «Друг на час». Визит президента Франции Ф. Олланда в Израиль]
  26. Численность еврейского населения в мире: во Франции евреев в три раза больше, чем в России newsru.co.il 5.09.2021
  27. Статистика: в 2020 году заметно сократилась алия из России и Украины newsru.co.il 28 декабря 2020 г.
  28. Птичка умерла: евреи Европы и США вновь сидят на чемоданах? ГАЙ БЕХОР 9tv 11 ИЮЛЯ 2021
  29. Где в ЕС больше распространен антисемитизм? Новое исследование isra.com 13.10.2021
  30. Во Франции и Германии всплеск антисемитизма на фоне обвинений евреев в причастности к пандемии COVID-19 cursorinfo 14 сентября 2021
  31. Финалистка конкурса красоты "Мисс Франция" стала мишенью антисемитов в соцсетях newsru.co.il 21 декабря 2020 г.
  32. Пять лет спустя: более 450 организаций и 28 стран приняли рабочее определение антисемитизма IHRA Сообщение пресс-службы Тель-Авивского Университета 27.05.2021
  33. Франция поставит Греции фрегаты Belharra newsru.co.il 28 сентября 2021 г.
  34. Египет и Франция провели совместные учения в Красном море newsru.co.il 15 марта 2021 г.
  35. Франция пообещала поддержать нового премьер-министра Ливана cursorinfo 25 сентября 2021
  36. Lebanon’s Collapse, and the Significance for Israel
  37. Встреча президента Израиля Реувена Ривлина и президента Франции Эммануэля Макрона в Париже Сообщение пресс-службы Президента Израиля 18.03.2021

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Франция в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Франция. Французские евреи в древности и в средние века в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Франция. Евреи на территории Франции в 16–18 вв. в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ФРАНЦИЯ в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ФРАНЦИЯ в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ФРАНЦИЯ в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ФРАНЦИЯ в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ФРАНЦИЯ в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ФРАНЦИЯ в ЭЕЭ